Главная/Литература. Книжное дело/Алексей Ганин/Жизнь. Труды
Кондакова, М.А., Сорокина, Е.А. Старший брат
//Красный Север. - 1968. - 3 августа



СТАРШИЙ БРАТ

В мезонине нашего небольшого дома в деревне Коншино Алеша устроил библиотеку, которую считал своим главным сокровищем. У него были собрания сочинений Л. Н. Толстого, Н. В. Гоголя, А. С. Пушкина, И. С. Тургенева, М. Ю. Лермонтова, Ф. М. Достоевского, А. В. Кольцова, В. Шекспира, В. Гюго и много книг других русских и зарубежных авторов.
Книжные полки, которые Алексей сделал вместе с младшим братом Федей, высились от пола до потолка по всем стенам мезонина. В одном углу стоял стол для работы, а в другом - кровать. Когда Алеша бывал дома, он большую часть времени проводил в библиотеке. Работал. Нам туда появляться не разрешалось.
Уж очень любил он сенокосную пору. Бывало, косит вместе со всеми около деревни или на дальних урочищах. Между прочим, в одном из отрывков печатавшегося в 1923 г<оду> романа "Завтра" он дает живое описание дороги на луга.
Писать и читать Алеше часто приходилось лишь в дождливую погоду и ночами, днем нужны были его рабочие руки отцу. Из мезонина он выходил на балкончик полюбоваться вечерним небом. Иногда забирался на верхушку большой ветвистой ивы возле дома. Там он оборудовал крошечную беседку, откуда он "наблюдал" за окрестностями.
То с Федей, то с нами, а то с ватагой деревенских ребят, которые очень любили Алешу, он часами бродил в живописном лесочке около деревни или на поляне "Лисьи горки".
С большой любовью он рисует картины природы во многих своих стихотворениях. Вот как, например, он писал о своем восприятии весны:

Сегодня целый день я пил твое дыханье,
Я, радостный гусляр таинственного сна,
И дивно мне в бреду очарованья
Твердить священное: "Весна!".

И еще одно образное восприятием поэтом, но уже не весны, а осени:

В нагих полях бредет в сермяге день,
Обрывки зорь за полы неба прячет,
Из мутных глаз течет унынья тень,
Седая борода дождями плачет.

Мы помним, что у брата в Коншине бывали поэты Сергей Есенин и Николай Клюев.
Отец требовал, чтобы Алексей работал по хозяйству. "Марать бумагу", как выражался отец, было, по его мнению, пустое дело.
Своего хлеба у нас хватало только до декабря, и отец вынужден был, чтобы прокормить семью, уходить до лета на заработки по деревням или на Беляевский завод. Время от времени ему помогали Алексей и Федя.
После Октябрьской революции отец получил полный земельный надел. Жить стало легче.
В 1920 г<оду> Алексей женился. В его семье через год появилась дочка. А он стал учиться в пединституте. Дома его стали видеть все реже.
Мы знали, что его стихи печатались в газетах, журналах и сборниках. Некоторые из них помним на память и поныне. Мы не удивились, когда брат собрался и уехал в Москву с большой рукописью осенью 1923 г<ода>. Ждали от него хороших вестей.
Ведь он обещал скоро вернуться.
Но не вернулся.

М. А. Кондакова, Е. А. Сорокина,
сестры А. А. Ганина. Город Архангельск

Сочинения
Жизнь. Труды
Альбом
Ссылки