Главная/Наука. Медицина. Техника/Иван Бардин/Жизнь. Труды
Федоров, Александр Сергеевич Творцы науки о металле : Очерки о творчестве отеч. ученых-металлургов и металловедов. - 2-е изд., доп. - М. : Наука, 1980

Современником М. А. Павлова был другой выдающийся металлург - И. П. Бардин. Он блестяще сочетал в себе качества крупного ученого-исследователя, опытного инженера-производственника, видного организатора пауки и государственного деятеля.
Иван Павлович Бардин родился 10 ноября 1883 г. в селе Широкий Уступ Саратовской губернии в малосостоятельной семье сельского портного. Его детские годы прошли в деревне. Свое образование он начал в сельской школе, а потом, после переезда родителей в г. Саратов, продолжал его в городском училище. 12 лет Бардин был отдан родителями в Александровское ремесленное училище, содержавшееся за счет городского управления. Здесь преподавались элементарные пауки, имеющие непосредственное отношение к практической работе на производстве. Наибольшее внимание уделялось арифметике и геометрии. Шесть часов в день воспитанники училища стояли у верстаков. Они приобретали навыки по обработке металлов и с лихвой отрабатывали расходы на свое содержание в училище.
Прошел год. Тетка юного ремесленника вмешалась в его судьбу. Она была сельской учительницей и не хотела, чтобы ее племянник стал слесарем. Она мечтала видеть его агрономом или землемером, что, по ее мнению, дало бы ему в будущем возможность жить обеспеченно. Бардин поступает в сельскохозяйственное училище. Учиться в нем было интересно. "Никогда не забуду математика Зенкевича, очень строгого по внешности человека, но чрезвычайно внимательного и чутко относившегося к ученикам... На всю жизнь он пробудил во мне любовь к математике и точным наукам" 7, - вспоминал впоследствии И. П. Бардин в автобиографической книге "Жизнь инженера".
Шесть лет протекли в напряженной учебе. Близился срок окончания училища. Уже вырисовывались перспективы стать помощником управителя какого-нибудь небольшого помещичьего имения. Однако неутомимая жажда знаний влекла вперед. Очередную осень Бардин встречает уже в качестве студента Ново-Александрийского сельскохозяйственного института. Но пребывание в нем оказалось недолгим. Шел бурный 1905 год. По всей стране поднималась и ширилась волна первой русской революции. Не дремали и ее враги. Все средства реакции были направлены на ее подавление. Бардин принял активное участие в студенческом движении. Он выступил с резким протестом против черносотенной пьесы, поставленной в местном театре. За этим последовало исключение его из сельскохозяйственного института. Он уезжает в Ставропольскую губернию и работает там землемером, нивелировщиком, заведующим опытным участком. Осенью 1906 г. с большим трудом ему удается поступить в Киевский политехнический институт. Его все больше влечет техника. Какой же из ее многочисленных отраслей посвятить свою жизнь? Выбор пришел неожиданно. Однажды Бардин попал на лекцию известного профессора-металлурга В. П. Ижевского. Это был не только серьезный ученый, но и подлинный поэт своей профессии. Через много лет Бардин с большой теплотой и любовью вспоминал об Ижевском: "Доменный процесс, - говорил он, - сказочно красив. Это неслыханно тяжелое, но мудрое и радостное превращение бесформенной породы и руды в металл. Когда-нибудь, мечтал Ижевский, в России будут построены сотни мощных доменных печей. Ижевский верил: наступит когда-нибудь такое время, когда Россия станет родиной чугуна и стали".
Вот и Политехнический институт остался позади. Настало время с пользой для отечества применить свои силы и знания. Здесь и возникли непреодолимые трудности. Заводы принадлежали иностранным капиталистам. Они неохотно допускали русских специалистов к инженерным должностям. А здесь еще молодой, неопытный инженер, за которым к тому же тянется "хвост" в полицейское управление, где помнят его выступления в 1905 г. Оставался один выход - уехать в далекие чужие края, о процветании которых ходили легенды. Не найдя работы на родине, Бардин уезжает в Америку.
Перед молодым инженером, словно из тумана, встают задымленные окраины Нью-Йорка, города-спрута, города несметных богатств и потрясающей бедности. Но и здесь не удалось получить работу по специальности. Пришлось наняться рядовым рабочим в сборочный цех завода сельскохозяйственных машин. 10 часов в сутки Бардин клепал рычаги для культиваторов. Вскоре он перешел в кузницу. Работа в должности подручного у кузнеца была тяжелой. Однако и заработок стал больше. Через несколько месяцев удалось скопить немного денег, чтобы отправиться в Чикаго и попробовать попасть на крупнейший в то время металлургический завод Гери.
Диплом русского инженера и здесь не произвел никакого впечатления на хозяев завода. Устроиться на работу было по-прежнему трудно. Наконец его приняли рабочим в прокатный цех. С утра до вечера, обливаясь потом, Бардин устанавливал тяжелые болванки раскаленной стали на рольганг прокатного стана. Работа была изнурительной. Впоследствии ученый вспоминал, что после 10 - 12 часов тяжелого труда он чувствовал себя как выжатый лимон. Однако Бардин находил в себе силы, окончив смену, внимательно знакомиться е организацией производства, с передовой по тому времени техникой крупнейшего металлургического завода Америки.
Тяжелый физический труд быстро подорвал здоровье Бардина. Начались боли в области сердца. Но стоило только заикнуться о переводе на более легкую работу, как последовало увольнение. В 1911 г. И. П. Бардин возвращается на родину. Ему удалось устроиться чертежником в техническом бюро Юзовского металлургического завода. Вскоре счастье впервые улыбнулось молодому инженеру. Бардин знакомится с выдающимся русским доменщиком Михаилом Константиновичем Курако.
"Встреча с Курако совершила переворот во всей моей жизни...". "Меня Курако не только сделал опытным металлургом, инженером-доменщиком, но научил также мечтать о высокой металлургической технике", - вспоминал много лет спустя Бардин. Нужно было быть пламенным патриотом родины, беззаветно верить в творческие силы своего народа, чтобы в мрачной обстановке помещичье-капиталистического строя, на предприятиях, где рабочие и инженеры безжалостно эксплуатировались иностранцами, смело мечтать о светлом будущем своей страны, о гигантских чудо-заводах, оборудованных невиданными машинами и механизмами. Таким мечтателем и тружеником был Курако. Таким всегда был и Бардин. В предреволюционные годы он работает на южных металлургических заводах - Юзовском, Енакиевском и др. Под руководством Курако он повышает квалификацию, становится одним из самых опытных специалистов металлургического производства, неутомимым борцом за его технический прогресс.
1917 год. В жизни нашей страны наступила новая эпоха, теперь самые смелые мечты могли претвориться в жизнь. Однако инженерно-техническая верхушка не сразу оцепила открывшиеся безграничные возможности служения родине. Многие инженеры стали на путь саботажа, противодействия мероприятиям Советской власти. И. П. Бардин сразу занял диаметрально противоположные позиции. Он с первых дней революции целиком отдал свои силы и знания делу строительства социалистической индустрии Его, передового специалиста, рабочие избрали главным инженером Ёнакиевского завода, доверив техническое руководство крупным предприятием.
Трудные годы переживала тогда страна. Империалистическая и гражданская войны, немецкая оккупация южных районов сильно подорвали экономику, привели в упадок промышленность. Не хватало хлеба, металла, топлива. Енакиевский завод был единственным предприятием на Юге, которое не прекращало выплавлять сталь и чугун. Быстро расширялся фронт восстанови тельных работ. Бардин восстанавливает производство на Макеевском заводе, потом пускает в *од самый крупный металлургический завод Юга в Каменском (ныне г. Днепродзержинск).
Процесс восстановления черной металлургии СССР был тесно связан с ее технической реконструкцией. Задача состояла в том, чтобы не просто заставить работать старые агрегаты, но "омолодить" их, усовершенствовать, сделать более производительными, облегчить труд рабочих. Многие старые инженеры не понимали тогда задач, поставленных Советской властью. Бардину пришлось в этот период вести решительную борьбу с технической ограниченностью и косностью. Он был сторонником самых прогрессивных методов труда, применения самых крупных и механизированных агрегатов. Под его руководством, например, на заводе им. Дзержинского создавалась первая в стране 110-тонная мартеновская печь. Многие инженеры Югостали и специалисты Урала не верили в успешную работу крупных агрегатов. Они "доказывали" их нерентабельность, говорили о напрасно истраченных деньгах. Бардин не испугался этих горе-пророков. Он смело осуществлял свои идеи и победил. Победил тогда, в годы восстановления, побеждал много раз и в дальнейшем, когда под его руководством вступали в строй гигантские доменные и сталеплавильные печи невиданной в мире производительности.
Конец 20-х годов. Завершается восстановление старых предприятий. Наступает эпоха пятилеток. В разных районах страны начинается строительство крупнейших металлургических и машиностроительных заводов, угольных шахт и электростанций. Принимается историческое решение о создании на Востоке СССР второй мощной угольно-металлургической базы - крупнейших металлургических комбинатов, работающих на железных рудах Урала и коксующихся углях Сибири.
В 1929 г. И. П. Бардина вызывают в Москву. Ему поручается техническое руководство строительством Кузнецкого металлургического комбината - первенца - промышленного освоения природных богатств Сибири.
Перед отъездом в Кузнецк Бардина принял В. В. Куйбышев. С большевистской страстностью Куйбышев говорил о грядущем преобразовании огромного края, который был превращен бездарным царским правительством в место каторги и ссылки. С теплым чувством вспоминал знаменитый металлург о состоявшейся беседе. "Вы имейте в виду, - закончил Валериан Владимирович, - что это глубокая разведка партии и рабочего класса в завтрашний день нашей страны. Это будет замечательное завтра. И это очень почетная задача для инженера"
И вот Сибирь: заснеженная тайга, лютые морозы, глухой, неосвоенный край, оторванный от промышленных центров страны. С огромным энтузиазмом принялся Бардин за трудное и ответственное дело. "Скрывать нечего. Я был горд и преисполнен радости. Комплексное строительство представляло для меня огромный интерес, - писал он впоследствии в своих воспоминаниях. - Постройка целого завода американского типа у себя на родине - не об этом ли я мечтал всю жизнь, не к этому ли стремилась моя душа инженера... Я был горд и счастлив, что именно на меня пал выбор строить завод в Сибири, в крае, который многих отпугивал своей суровостью и дикостью".
Строительство завода началось в короткие зимние дни конца 1929 г., когда столбик ртути в термометре редко поднимался выше 30° мороза. На строительной площадке день и ночь горели костры, отогревая промерзшую землю. Тысячи комсомольцев, прибывших сюда из разных концов страны, рыли траншеи в мерзлом грунте, возводили фундаменты для металлургических печей, создавали гигантские цехи. Иван Павлович Бардин был душой этой великой стройки. Его можно было встретить здесь и ранним утром, и глухой ночью, когда работы велись при ярком свете многих сотен прожекторов.
Все шло неплохо. Однако Бардин понимал, что это только половина дела. Нужно готовиться к эксплуатации будущего комбината, а для этого необходимы кадры квалифицированных металлургов-доменщиков, сталеваров, прокатчиков, рабочих десятков других специальностей. Строительная площадка превращается в своеобразный учебный комбинат. Землекопы, каменщики, бетонщики, монтажники стальных конструкций после напряженного трудового дня садятся за книгу, за чертежную доску, слушают лекции инженеров. Часто перед ними выступает и Бардин. Техническому руководителю строительства есть о чем рассказать будущим мастерам металлургии. Так наряду со строительством шла подготовка высококвалифицированных кадров эксплуатационников, которым можно было доверить сложную технику будущего гиганта металлургии.
Минуло всего два с небольшим года. Доменная печь Кузнецкого комбината выдала первый чугун. Вскоре вслед за этим вступили в строй сталеплавильные печи и прокатные станы. Завод стал работать по полному металлургическому циклу, поставляя стране чугун, стальной прокат (включая и листовой материал), железнодорожные рельсы, продукты коксохимического производства, огнеупорные изделия. Трудно переоценить значение комбината для развития народного хозяйства нашей страны, для победы советского народа над фашизмом в годы Великой Отечественной войны.
Восемь лет жизни отдал Бардин Кузнецкому комбинату. Он прибыл сюда с первыми отрядами строителей и покинул его после того, как все сложные металлургические агрегаты были полностью освоены. В эти годы с особой силой проявились незаурядный организаторский талант Бардина, его кипучая энергия, способность воспитать и сплотить огромный производственный коллектив, умение решать сложные проблемы теоретической и практической металлургии. В 1932 г. Иван Павлович был избран действительным членом Академии наук СССР и сразу же принял активное участие в ее деятельности.
В 1937 г. Бардин назначается главным инженером Главного управления металлургической промышленности. Год спустя - председателем Технического совета Наркомата тяжелой промышленности СССР, а еще через год утверждается заместителем народного комиссара черной металлургии. Работая на этих руководящих постах, ученый неустанно заботится о научно-техническом прогрессе металлургической промышленности. Он активно поддерживает новаторов металлургии, обобщает их производственный опыт, стремится сделать его достоянием всех рабочих-металлургов. Под его руководством на ряде заводов начинается автоматизация и комплексная механизация производства, разрабатываются и внедряются высокоэффективные технологические процессы. Особенно большое внимание он уделяет крупнейшим проблемам будущего металлургии - применению кислорода в доменном и сталеплавильном производствах для интенсификации металлургических процессов, непрерывной разливке стали и многим другим. От его взгляда не ускользают также вопросы использования бедных железом и пылеватых руд, улучшение подготовки сырых материалов перед плавкой и т. д.
В годы предвоенных пятилеток был очень популярен лозунг "техника решает все". Однако вопросы широкого внедрения новой техники ни на одну минуту не заслоняют перед Бардиным проблем экономики. В 1938 г. ученый пишет: "...техника и ее развитие не являются самоцелью, ее задача - дать возможно больше продукции, улучшить ее качество, снизить себестоимость и облегчить условия труда. Иначе говоря, техника подчиняется экономике и выполняет ее социальный заказ". В этой статье и в десятках других, написанных в разные годы, в докладах и дискуссиях Бардин вскрывает резервы производства, активно борется за рентабельную, высокопродуктивную работу металлургической промышленности, учит рационально расходовать каждый килограмм руды и топлива, каждый киловатт-час, каждый народный рубль.
Бардин прекрасно понимал, что технический прогресс в наши дни невозможен без прогресса научного. Ему близки и дороги все мероприятия партии, направленные на развитие науки. Бардин становится во главе Центрального научно-исследовательского института черной металлургии. Он принимает активное участие в организации Отделения технических наук Академии наук СССР, возглавляет Институт металлургии Академии с момента его организации.
Во время войны акад. Бардин проводит большую работу по мобилизации природных ресурсов восточных районов СССР на нужды обороны. Возглавляемые им экспедиции тщательно обследуют Урал, Западную Сибирь и Казахстан, выявляя новые резервы топлива, металлургических руд и других полезных ископаемых, ставя их на службу народному хозяйству.
Война потребовала форсированного производства высококачественного металла для создания боевой техники. Эта задача была особенно трудной в условиях, когда южная металлургическая база оказалась временно потерянной для страны. В короткий срок нужно было перебросить на Восток оборудование многих десятков заводов и быстро ввести в действие. В этой огромной работе организаторский талант Бардина играл далеко не последнюю роль. Усилия возглавляемых им крупных научных коллективов были направлены на обеспечение страны и армии металлом, столь необходимым для создания боевой техники.
В годы войны перед наукой и практикой металлургии встали десятки сложных задач. Нужно было, например, освоить производство многих марок качественных сталей и выплавлять их не в маленьких электропечах, а в больших мартенах, обеспечивающих высокую производительность. Для получения высококачественных сталей нужны были ферросплавы. Под руководством ученых металлурги Магнитогорского, Нижне-Тагильского, Серовского и других заводов научились выплавлять их в доменных печах. Вопреки всем старым канонам и технологическим традициям прокатчики успешно производили броню на блюмингах, которые, казалось бы, совсем для этого не приспособлены. С каждым месяцем войны фронт получал все больше самолетов, танков, пушек, снарядов. В годы войны на Урале, в Сибири, Средней Азии и Закавказье ни на один день не прекращалось строительство крупных металлургических заводов, доменных и сталеплавильных печей, мощных прокатных станов, которые тут же вносили свою лепту во всенародное дело победы.
В это горячее время Бардина часто можно было видеть на новостройках, на пусковых объектах, во главе государственных комиссий по приемке новых агрегатов. Как всегда, его огромный опыт позволял быстро устранять производственные неполадки и "выжимать" из техники все возможное. Еще в начале войны, в 1942 г., Иван Павлович избирается вице-президентом Академии наук СССР. Партия поручает ему ответственный пост одного из руководителей многотысячной армии советских ученых. На этом посту он оставался в течение 18 лет, до последних дней своей жизни.
После разгрома под Сталинградом фашистская лавина начала откатываться на запад, оставляя после себя выжженную землю, испепеленные города и села, до основания разрушенные фабрики и заводы. Бардин был одним из первых, кто откликнулся на призыв партии быстрее залечить раны войны. На западе еще шли бои, а наши южные заводы уже давали металл. Ученые помогали металлургам не только восстанавливать, но и коренным образом реконструировать восстанавливаемые предприятия. Как правило, они оснащались более производительными агрегатами, более совершенной техникой. После окончания войны Советскому Союзу потребовалось всего три года, чтобы достигнуть довоенного уровня производства металла и создать условия для еще более быстрого роста отечественной металлургии.
В эти годы И П. Бардин становится общепризнанным руководителем советской металлургической науки. Он по-прежнему руководит двумя крупнейшими научно-исследовательскими институтами в области металлургии, возглавляет Уральский филиал Академии наук СССР, поддерживает активную творческую связь с промышленностью. Его интересует все более широкий круг научных проблем, главным образом проблем комплексных, предусматривающих решение не отдельных, частных вопросов производства, а создание новых высокоэффективных технологических процессов, направленных на глубокую перестройку целых отраслей промышленности.
Все эти проблемы можно решить только при тесном союзе науки и практики. Акад. Бардин борется за расширение влияния металлургической науки па производство, за создание крупных исследовательских институтов и заводских лабораторий, за строгое разграничение их функций. Ученый выступает за развитие большой науки, которая "смотрит вперед, намечает перспективы развития техники, определяет основы и зародыши техники будущего. Всякая наука вообще, следовательно и теоретическая металлургия, должна идти впереди техники, освещая последней пути развития, подготовляя принципиальные решения новых задач для их технического осуществления"
Вместе с тем Бардин стремится поднять роль заводских лабораторий в решении частных научных задач. В другой статье он пишет: "Зачастую некоторые темы, которые могли быть разработаны в заводских лабораториях, ставятся в план научно-исследовательских институтов... Институты надо освободить для проблемных разработок и не заставлять их подменять лаборатории. Для решения же практических задач по улучшению производства, для проверки на производстве достижений науки и внедрения этих достижений необходимо создать крепкие заводские лаборатории, самостоятельно решающие отдельные научно-исследовательские задачи"
И. П. Бардин пристально следит за работой таких лабораторий, помогает им, способствует распространению их опыта. Ученый часто посещает действующие заводы. Он внимательно изучает богатейший опыт новаторов производства - мастеров скоростных плавок. Большое внимание он уделяет лучшей подготовке сырья, новым технологическим процессам, созданию все более крупных и производительных доменных и сталеплавильных печей и прокатных станов, По-прежнему его особой симпатией и любовью пользуется доменное производство. Его интересует здесь все - начиная от, казалось бы, отвлеченных вопросов теории доменного процесса до самых мелких, частных деталей конструкции отдельных механизмов доменных печей. Оп выступает за более широкое агломерирование руд, за применение дутья повышенной постоянной влажности, за работу при повышенном давлении газа на колошнике доменной печи. Эти мероприятия имели огромный экономический эффект. Они привели к значительному росту производительности доменных печей, снижению расхода руды и топлива, к повышению качества металла.
Иван Павлович Бардин, большой энтузиаст широкого применения кислорода в доменном и сталеплавильном производстве, вместе с другим замечательным советским металлургом акад. М. А. Павловым еще в предвоенные годы ставит первые опыты по использованию кислорода сначала в лабораториях, а потом в более крупных производственных масштабах. Несмотря па огромную занятость другими вопросами, он не оставляет "кислородную проблему" и в годы войны, принимая активное участие в работах специального Технического совета по внедрению кислорода в народное хозяйство. На заседаниях этого совета ученый неоднократно выступает с глубокими, содержательными докладами, доказывая выгоды внедрения кислорода.
Под непосредственным руководством Бардина проводятся хорошо продуманные эксперименты по использованию кислорода в сталеплавильных печах московского завода "Серп и молот", в конверторах завода "Динамо", Кузнецкого металлургического комбината и на других предприятиях. Они дали положительные результаты. Широкая дорога кислороду в металлургическое производство была проложена. И. П. Бардин и его помощники дважды были удостоены Государственной премии.
Много доменных и сталеплавильных печей работает сейчас с использованием кислорода. Этот процесс освоен пашей промышленностью. Но в трудах Бардина мы находим и по этому вопросу новые мысли и предложения, которые могут дать большой эффект в будущем. В 1959 г., незадолго до смерти, он выдвигает задачу получения стали или на первых порах полуфабриката непосредственно в горне доменной печи. Он предлагает подавать сюда кислород, при этом "горн доменной печи будет представлять собою не сборник металла - продукта плавки, а активную часть печи с окислительной атмосферой, обеспечивающей выгорание кремния, серы и частично (до 2%) углерода".
Сложен и длителен путь превращения бесформенных кусков железной руды в серебристый высококачественный металл. Десятки сложных агрегатов - агломерационных лент, коксовых батарей, доменных, сталеплавильных и нагревательных печей, устройств для разливки стали, прокатных станов, механизмов для термической обработки и многих других - стоят на этом пути. Задумываясь над будущим металлургического производства, Бардин представлял его как единый, непрерывный, автоматизированный производственный процесс, у истоков которого осуществляется подготовка сырья и топлива и который завершается автоматической упаковкой и отгрузкой готовой продукции потребителю. О таком чудо-заводе непрерывного действия ученый неоднократно говорил в своих докладах и статьях.
Но для этого необходимы комплексная механизация процессов производства металла, автоматизация отдельных звеньев металлургической промышленности. Анализируя технологию производства стали, И. П. Бардин обратил внимание на процесс разливки металла, который оставался, пожалуй, наиболее архаичным: научная мысль занималась им, по-видимому, меньше всего. Многие годы, сталь, выплавленная в любом агрегате - в мартеновской или электрической печи, в конверторе или в печи высокой частоты, - выливалась в ковш, сделанный из огнеупорного материала, а оттуда переливалась для охлаждения в массивные чугунные сосуды - изложницы. Процесс разливки и затвердевания металла является ответственной стадией металлургического производства. Многие пороки стального изделия - газовые пузыри и пустоты, трещины и загрязнения, химическая неоднородность и неполноценная кристаллическая структура - объясняются несовершенством процесса разливки и остывания стального слитка.
Академик Бардин возглавил работу большой группы научных сотрудников и производственников, занявшейся исследованием процессов разливки и созданием специальных устройств, упрощающих эти процессы и гарантирующих отличное качество металла. В результате появились высокопроизводительные механизмы для непрерывной разливки, которые уже действуют па многих заводах нашей страны. Труд их создателей во главе с И. П. Бардиным был отмечен в 1958 г. Ленинской премией.
Под руководством видного советского металлурга или при его непосредственном участии были осуществлены и многие другие важные исследования в области совершенствования металлургических процессов. Среди них - разработка новых марок жаропрочных сталей и других материалов для новейшей техники, изыскание способов получения титана из отечественного сырья и т. д.
В течение многих лет Бардин вел преподавательскую работу в Московском институте стали и сплавов. Его лекции, насыщенные примерами из практики, неизменно собирали большую аудиторию. Его ученики работают в качестве инженеров на рудниках и заводах нашей страны и во многих других странах, ведут научные исследования в институтах, развивая идеи своего учителя.
Имя И. П. Бардина пользовалось широкой известностью за рубежом. Его труды получили всеобщее признание. Он был частым гостем в странах народной демократии - ГДР, Чехословакии, Венгрии. Он передавал свой опыт, делился своими мыслями, внимательно прислушивался к рассказам доменщиков, сталеваров, прокатчиков, отвечал на их многочисленные вопросы. Ученый неоднократно бывал и в странах Западной Европы - во Франции, Италии, Испании, Швейцарии, Швеции. Он посетил Индию и Канаду. Всюду Бардин детально знакомился с производством металлов, с работой научно-исследовательских институтов, активно участвовал в международных научных съездах и конференциях. Ученые Венгерской, Румынской, Чехословацкой академий наук, а также Германской академии наук в Берлине избрали его своим действительным членом.
В сентябре 1957 г. Иван Павлович Бардин снова посетил Соединенные Штаты Америки. После его первой поездки за океан прошло 45 лет. Теперь на американскую землю ступил уже не никому не известный юноша, искавший применения своим силам и способностям, а широко известный ученый представитель передовой науки одной из самых могучих стран мира. Американские ученые и металлурги с большим почетом встречали русского академика. Они возили его по металлургическим заводам и научным учреждениям, подолгу беседовали с ним, неизменно восхищаясь его широкой эрудицией, глубинным знанием даже самых второстепенных вопросов металлургического производства. "Большая удача для русской сталелитейной промышленности иметь такого представителя в высшем руководстве Академии наук", - писали известные американские металлурги Д. Чипман и Н. Грант после своих бесед с Бардиным. "Даже среди американских металлургов редко встретишь человека, так много читающего американские технические журналы по сталелитейному делу, как Бардин. Было истинным удовольствием разделять с ним одни и те же взгляды на многие проблемы...", - вторил им американский профессор Джон Эллиот.
Советский народ выразил акад. Бардину большое доверие, избирая его в течение 26 лет депутатом высшего органа государственной власти - ЦИК СССР и Верховного Совета СССР. Советское правительство высоко оцепило научную и организаторскую деятельность И. П. Бардина. Он был удостоен звания Героя Социалистического Труда, награжден семью орденами Ленина.
Выдающийся советский металлург умер на трудовом посту, при исполнении служебных обязанностей 7 января 1960 г. Кончина Бардина явилась тяжелой утратой для советской науки и промышленности. Его славная жизнь и кипучая деятельность на долгие годы будут служить примером самоотверженного труда на благо родины. Созданная им замечательная школа ученых-металлургов, людей, умеющих сочетать глубокие теоретические проблемы с интересами текущей производственной практики, умеющих мечтать о великом будущем науки и техники и смело претворять свои мечты в жизнь, достойно продолжает деятельность металлурга.



Сочинения
Жизнь. Труды
Альбом
 
Заказывайте нержавеющий квадрат у нас.