Главная/Искусство/Джанна Тутунджан/Сочинения
Тутунджан Д. Джанна Тутунджан: Север - это моя судьба : [беседа с художником / записала О. Крутикова] // Вологодские новости. - 2001. - 29 ноября - 5 декабря


Джанна Тутунджан: Север - это моя судьба


Дело для художника, видимо, вовсе не в том, где жить. Дело в том, чем и как жить, чьими болеть болями, чьими радоваться радостями. Все годы после окончания московского художественного вуза Джанна Тутунджан посвятила географической периферии, в частности вологодскому Северу, его людям, его природе и духу. Думается, что именно это больше всего и формировало ее талант. Удивительно правдивы и лаконичны ее графические листы, посвященные судьбам и быту северных крестьян, а судьбам русских крестьянок - в особенности. Какие-то необъяснимые чистота и целомудрие, любовь и горечь, сострадание и восхищение чувствуются в отношении художницы к этим людям.
Василий Белов.

Казалось бы, на первый взгляд, темы ее произведений связаны с событиями сегодняшнего дня. Но, обращаясь в картине к проблемам современности, художник поднимает ее до общечеловеческой значимости, определяя высоконравственные понятия. Искусство большого художника всегда опережает время, поэтому "голос" Тутунджан 'звучит, пробиваясь сквозь толщу равнодушия, и будит людскую инертность, душевное безразличие, местечковое благополучие.
Галина Дементьева, искусствовед.


Неловко уху вологжан
Созвучье - Джанна Тутунджан.
А родилась я на Арбате,
И Сивцев Вражек - колыбель,
И мне снега - родные братья,
Совсем не тянет в Коктебель,
А тянет к Северу, хоть странно,
Туда, за Вологду, в леса,
Где Сухона течет пространно,
Где неба - высь. Где суть ясна!

Эти поэтические строки вологодской художницы Джанны Тутунджан о самой себе, пожалуй, как нельзя лучше показывают ее отношение к жизни, к творчеству. Ее яркие, светоносные картины успокаивают душу, дарят тепло и радость, несут умиротворение и гармонию. Ознакомиться с полюбившимися и новыми работами художницы ее поклонники смогли на открытии юбилейной выставки Джанны Таджатовны под названием "Родниковая страна", занявшей оба этажа картинной галереи. Когда все хлопоты по организации выставки схлынули, мы встретились с Джанной Таджатовной.
- Что может повлиять на сроки создания той или иной картины? Я заметила: какие-то из ваших полотен датированы одним годом, другие несколькими.
- Расул Гамзатов говорил, что в поэзии, как в жизни, все непредсказуемо - то ли будет, то ли нет. Это относится к искусству в целом. Наверное, у каждого художника есть вещи, которые копятся и созревают годами. И это никогда нельзя заранее предугадать. Кажется, задумку быстро воплотишь на полотне. Но обрастаешь этюдами, какие-то сомнения возникают, и работа получается только через десять лет. Хотя, казалось бы, что там делать десять лет? Некоторые из этих задумок до сих пор не воплощены. На этой выставке, например, я представила этюды к картине "Священная Снегура". Так звали корову, которая жила у наших соседей в деревне Сергиевская Тарногского района. Там мы с мужем проводим большую часть времени. Так вот отношение к этой Снегуре у всей семьи было поистине священным. Мне кажется, что вся Россия как эта Снегура: кормила весь мир, а сейчас сама еле на ногах стоит. Я эту мысль давно вынашиваю, но написать картину до сих пор не могу. Как и колокольню Владимирской церкви. Это такая красота! Она прямо в мое окно смотрит, и словно спрашивает: "Ну что же ты никак не откликаешься?" А я не могу прикоснуться. Все вижу, все чувствую, но не могу. Так и в деревне. Раньше хотелось изобразить все как можно шире как можно дальше, а сейчас - как можно уже, но как можно глубже. И ездить далеко не надо. В одной деревне нашей на угоре работы хватит . Если бы я жила, как черепаха, тысячу лет, и то бы всего не переделать.
- Как вы находите свои живописные образы?
- В основе каждой работы у меня лежит ощущение жизни. Каждый воспринимает жизнь по-своему, надо только уметь выразить. Я когда-то для себя сделала такую запись: "Меньше идеи, больше красоты". Видимо, я так устроена, что мир ощущаю через боль и радость. Например, когда мы с моим мужем Колей Баскаковым выходим в деревне из своего дома, я, посмотрев на небо, говорю: "Ой, какой грустный день". А он: "А ты посмотри, как здорово земля с небом по цвету соотносится". Видите, насколько могут быть разные восприятия. Я смотрю просто как человек, а он как художник. И так почти всегда. Я знаю, что каждый стремится "одевать" свои чувства, свои мысли в какую-то форму. Живописную, графическую - неважно. У меня же мысль бежит несколько впереди, а форма плетется сзади. И это в любой, даже в самой примитивной работе. Корбаков мне сказал: "Тебя любят все дураки и некоторые умные". Потому что все понятно, и не надо искать тайный смысл. Для меня же при поиске живописного образа важно, чтобы душа откликалась. Не тронет - писать ни за что не буду. На заказ совершенно не могу работать. Бывает, придет дама вся в норках и в золоте, заказывает портрет. Но меня хоть осыпь деньгами - не могу. Даже цветочки на заказ не повторить.
- Какие из работ вам особенно дороги?
- Самые любимые, выстраданные: "Незабудки", "Пожар", "Земля", "Расставание", "Вольному - воля", "Берегиня". На них я жду отклика. Мне необходимо такое понимание картин, когда зритель становится моим соратником. Когда он попадает в десятку той мишени, куда я целилась. Он говорит тебе то же самое, что и в твоей душе жило, когда работала над картиной. Вот в этом счастье художника, а больше ничего не надо. Объяснить же, что изображено на картине, невозможно. Ее идею, замысел можно только почувствовать. А если этого внутреннего понимания не произошло - ну что делать?
- Стать художником - ваша детская мечта?
- Не поверите, но в 12 лет я мечтала быть капитаном дальнего плавания, чтобы объехать весь мир, увидеть людей, живущих на этой земле, нарисовать их и услышать их песни. Я очень любила петь. Частично мои мечты воплотились в детях. Сын стал ходить в море, дочка пела, и сейчас еще иногда поет.
А мне остается рисовать людей.
- Очень своеобразен ваш цикл листов-разговоров "По правде - по совести". Деревенские образы, очень характерные для нашей северной глубинки. И для большей иллюстративности здесь же приведены отрывки из речей бабушек и дедушек. А в них такая глубокая философия - не высоколобая, а от народа. Как создавался этот цикл?
- Очень просто. В деревне нашей в избу дверь открываешь а там стоит, например, старуха и отогревает цыпленка. Курица вдруг перестала яйцо высиживать, а птенчик уже проклюнулся, весь сырой, вот-вот умрет. И бабушка, грея его своим дыханием, приговаривает: "Что ж ты на жопку-то садисся? Ведь ты же так помрешь. Попей хоть немножечко. Горлышко-то с бисеринку". А я пришла со своей бандурой - мольбертом. Ну что мне остается? Сажусь и начинаю рисовать. Тут уж не смотрю по форме, что делаю, главное, суть ухватить, характер, настроение. Я не могу мимо такого пройти.
:: -А деревенские всегда соглашаются позировать?
- Стараюсь быть тактичной. Не иду к незнакомым, хожу в дома, где меня знают и считают своей. А в деревне, куда я езжу почти 40 лет, ко мне уже привыкли. Хотя ситуации бывают всякие. Например, с портретом мастера, плетущего корзины. Картина "На все руки" называется. Валеру, который на ней изображен, я давно заприметила, но не решалась подойти. Знала, он "заливает" ужасно. У людей поспрашивала, как он отнесется, если предложу позировать, говорят: "Да так-то он ничего мужик, только долги никогда не отдает. А вы у его первой учительницы спросите - она скажет". Я к ней: "Хочу Валерку писать. У него душа есть?" Она говорит: "У него есть все, что тебе надо". Я и подошла к нему как-то. Думаю, в лоб спрашивать не буду, пойду окольным путем. "Валер, - говорю, - ты корзины-то плетешь?" - "Плету", - он мне в ответ. - "А нельзя посмотреть?" - "Заходи". - "А если я с этюдником приду, ты не против?" - "Так, че, приходи". А сам, смотрю, заволновался. Пришла я, сижу. "Может, я тебя попишу немножко?" - спрашиваю. Плечами пожимает: "Так пиши". Устроилась я поудобнее. Мешок с бутылками вместо мольберта приспособила. Чтобы довести дело до конца, не раз пришлось еще к Валере сходить. Деревенские старухи уже перешептываться стали. И мужу моему всякие каверзные вопросы задавать. Мол, знаешь, куда твоя-то ходит. Смеялись потом вместе.
- А сколько времени вы проводите в деревне?
- Сейчас по полгода, с апреля по октябрь. У нас не настоящая изба - в морозы в ней очень холодно. А помоложе была, и зимой ездила. До первых пароходов там жила. И надо сказать, это было самое счастливое время моей жизни. Счастливее я ничего не знаю! Кто-то про творчество Василия Ивановича Белова сказал, что это деревенская изба, открытая в мироздание. А для меня жизнь настоящая начинается именно там - в деревенской избе. И, открывая дверь в любую из них, я словно в жизнь вхожу. Каждый дом в деревне - это такой мир, до которого нам не достать.
- На постоянное жительство в деревню не думали уехать?
- Нужно обладать слишком большими способностями, чтобы там жить. Выстроить дом капитальный, хозяйство завести. А я как пчела. Вот она летает по лугу, нектар собирает, но мед откладывать направляется к себе в улей. В деревне я набираюсь впечатлений, а пишу в основном в своей мастерской, в Вологде. Город же меня не вдохновляет (это с юности), мне всегда было комфортнее с деревенскими. Недавно дети из студии "Синяя птица" подарили мне керамическую птицу счастья, я ее повесила на карниз и удивилась: она повернулась к северу. Так что это моя судьба.

О. Крутикова.

Сочинения
Жизнь. Труды
Видео
Альбом