Главная/Религия.Церковь/Нил Сорский/Жизнь. Труды
Прохоров Г. М. Повесть о Нило-Сорском ските // Памятники культуры. Новые открытия. 1976. - М., 1977


ПОВЕСТЬ О НИЛО-СОРСКОМ СКИТЕ

Г. М. Прохоров

"Повесть о преподобном отце нашем старце Ниле и о того честней обители..." единственное повествование о жизни Нило-Сорского скита является частью рукописного сборника (ГИМ, Щук., № 212). Отрывок из нее, где речь идет о самом Ниле Сорском, опубликован М. С. Боровковой-Майковой1. "Печатаем повесть из Музея Щукина, к сожалению, не полностью, - объясняет М. С. Боровкова-Майкова, - так как, за отказом П. И. Щукина выдать ее, мы не имели возможности более основательно ею воспользоваться"2. Изданный отрывок получил в науке оценку наиболее интересного из произведений, информирующих нас о Ниле Сорском3, никто до сих пор, как ни странно, к рукописи повести после М. С. Боровковой-Майковой не обратился.
Текст, изданный М. С. Боровковой-Майковой, составляет меньше трети всего произведения, пропущено все вступление, где говорится о грехопадении человека, о пути его восстановления, о пошедших по этому пути апостолах, мучениках, святителях, преподобных отцах-пустынниках, о трех видах монашества: полном отшельничестве, скитничестве и общем житии "в домех иночьских". Так автор повести подводит нас к рассказу о Ниле Сорском, который хотя и "в последняя времена бысть", однако же "ни чим же убо онех великих мужей и древних святых богоносных отец мнее бысть..."; в основанной им пустыни "даже и до сего дне" соблюдается "скитское жителство по уставу и по преданию святых древних отец". "Отселе убо вам, - завершается вступление, - подражателем и рачителем пустыннаго и безмолвнаго жития и лобзающим покаяние, о той дивней пустыни сице поведати начнем". М. С. Боровкова-Майкова начала свою публикацию с конца этой фразы: "сице поведати начнем", будучи введена в заблуждение тем обстоятельством, что эти завершающие вступление слова выделены в тексте, написаны как бы с красной строки. Этот отрывок фразы она сделала началом повести, поместив его сразу после заглавия (стр. 14).
В опубликованном отрывке говорится о местонахождении Сорской пустыни, о том, что в ней стоит церковь Иоанна Предтечи, где под землей скрыты "мощи святаго отца нашего Нила". Сообщается, что, по слухам, Нил родился в Москве, был "судиям книгъчию чином"4, постригся в монахи в Кирилло-Белозерском монастыре, путешествовал в Константинополь и на Афон, поселился по возвращении на Русь в Сорской пустыне и умер 7 мая 7016 (1508 г.). Описывается далее лес вокруг Сорской пустыни. Затем говорится, что скит лишен каких-либо удобств, что в нем нет никакого скота, никаких "общежительных орудий", слуг "и ни иного чего, бываемого во общих житиях", ибо должно питаться только рукоделием. Нил заповедал также в пустыню свою "женам отнюдь входа не имети, такоже и мужеска полу младовидным, и от скот раждающих...". Это - все, что сообщает опубликованный М. С. Боровковой-Майковой отрывок.
Дальше, в неопубликованной части повести, продолжается рассказ о порядках в ските. Мы узнаем, что скитяне собираются в церковь только два раза в неделю: в воскресенье и в среду вечером на всенощную. В остальные же дни они "упражняются" по кельям. Живут в келиях по одному; расстояние между кельями большое. На территории скита запрещено рубить лес. Кроме монахов в ските живет одно светское лицо, которое о них заботится: "Имут же у себе и стража единаго токмо, иже и часы уставляет и в зимнее время притвор церковный нагревает и на кийждо день братию посещает, аще здрава суть; и по сих к настоятелю приходит и о здравии ему тех возвещает. Аще кому от братии случится в немощь впасти, то брату тому послужит, дондеже и создравеет". Кормятся и одеваются скитники "из казны великого государя" а, стало быть, уже не от "рукоделия", как им заповедал старец Нил.
В Нило-Сорском ските никого не постригают в монахи; принимают только иноков, прошедших прежде выучку в общих житиях. Принимают лишь грамотных.
Когда к скитникам приходит откуда-нибудь монах, "хотя с ними сожителствовати", настоятель и вся братия собираются и "сматряют брата того", причем стараются испытать его терпение: "аще мощно есть ему с ними и наедине в келий жити". Принятому в скит дается готовая келия "со святыми иконами и книгами и со всякою посудою и орудием келейным", но сначала, пока он ее не "приустроит", новичок живет у настоятеля. Иногда новичок оказывается не в состоянии "безмолвия... претерпети", "духом уныния скоро изгоним от скита бывает и во вселенную отходит". Если беглец возвращается, "вскоре брата того с радостию приемлют".
Таково, в основном, содержание этой повести.
Рукопись, в которой находится повесть, написана одним скорописным почерком, рукой, как это ясно из приписки, "грешного в человецех тотмянина дьячка Ивашки Иванова сына Плешкова" в 1674 г.5 (стр. 15). Филиграни бумаги подтверждают эту датировку6.
Содержание книги разнородно; видное место занимают здесь сочинения Нила Сорского (Предание, Устав, три послания и завещание, лл. 27-125). Некоторые другие статьи могут служить дополнением к занимающей нас повести. Таковы статья "О церковной службе в ските преподобного Нила" 7 (лл. 129-132), статья "Ведомо же буди, иже в которые праздники в ските бывают сходы в церковь, а в четверток отлагают" (лл. 132 об.-135 об.) и статья "Жительство Ниловы пустыни", где говорится, как должен вести себя скитник в своей келий (лл. 207-208 об.).
Есть в рукописи и сочинения, типичные для келейного чтения монахов-созерцателей, такие, как "Поучение Илариона Великого ко иноком" (лл. 144-148), "От книг святаго Никона: образ молитвы и жития ошелником" (лл. 150-151), "Григория Синаита о безмолвии" (лл. 151 об.- 153), "Святого Григория Синаита о осми помысл" (л. 153) и т. п.
Судя по этой части содержания сборника, можно было бы подумать, что создателем книги был монах Нило-Сорского скита. Многое, однако же, в рукописи посвящено монастырской, а не скитской жизни. Мы уже знаем, что в Нило-Сорском ските не постригали, а здесь есть "Предание старческое новоначалним иноком" (лл. 159-207) и "[К] новоначалном наказание" (лл. 219- 219 об.), где речь идет о пострижении и порядке определения новичка старцу в послушание. В Нило-Сорский скит неграмотных не брали, а здесь есть любопытное "Правило неумеющим грамоте" (л. 211). Есть здесь "Правило Иосифова монастыря в кельях у честных старцев" (лл. 211 об.- 212 об.). И, наконец, вся вторая часть книги (лл. 220-279 об.) посвящена хозяйственной жизни Кирилло-Белозерского монастыря. Ясно, что создатель этой книги хорошо знал не только Нило-Сорский скит, но и Кирилло-Белозерский монастырь. Однако же монахом он не был: в приписке он называет себя "грешным в человецех" (а не "во иноцех"), называет не только по имени (Иван), но и по отчеству ("Иванов сын"), и по фамилии ("Плешков"), и по месту происхождения ("тотмянин"), и по званию ("дьячок").
Тот факт, что он был дьячком, т. е. чтецом, низшим членом церковного клира, может объяснить нам его пристальное внимание к распорядку и особенностям церковной службы в Нило-Сорском ските. Само собой напрашивается предположение, что он жил в этом ските. Но в таком случае он должен был быть как раз тем единственным светским лицом - стражем, истопником церковного притвора и человеком, ухаживавшим за братией, о котором нам сообщает повесть. Точно знать распорядок церковных служб в ските он должен был тогда не только как дьячок, но и как истопник.
Обратим внимание, что автор повести обращается к своим читателям-монахам как бы со стороны: "Отселе убо вам, подражателем и рачителем пустыннаго и безмолвнаго жития и лобзающим покаяние...", так же пишет вообще о монахах, о скитских иноках и о самом ските: "удовле им едина телесная немощь и безмолвие вместо всех правил", "тогда убо они оставляют еже в среды вечер бдение", "Келейное же им сицево бе житие", "Келия же от келий у них толико отстоит", "Правило же церковное в той Сорстей пустыни..." и т.п.
Нетрудно заметить, что занимающая нас повесть говорит главным образом об организационной стороне жизни скита. Здесь нет даже намека на "духовно-портретные" зарисовки подвижников, какие бывают, например, в патериках. Зато с большим знанием дела говорится о расстановке келий, о снабжение, о лесе, о ягодах, о том, где можно и где нельзя рубить деревья, т. е. о том, о чем должен был думать истопник-страж скита, а не хранящий безмолвие и практикующий "телесную молитву" инок-скитанин.
Что и писец рукописи был именно "хозяйственником", красноречиво говорит вся вторая часть книги (пл. 220-280). Здесь мы видим "Книги кормовые Кириллова монастыря" (лл. 224-260), где подробнейшим образом расписано, чем и когда надо кормить и поить иноков. Например: "На воздвижение честнаго креста: колачи, по чаше квасу медвянаго, шти с перъцом, икра, лапша; ... на ужине - колачи или хлебы белые, шти, по ставъцу квасу медвяного" (л. 241-241 об.). Здесь записано, сколько надо покупать на год меду ("1200 пуд, а иногда и болши"), масла ("200 пуд, а иногда и болши"), соли, рыбы - стерлядей ("200, а коли бывает лов, ино кугчят и болши"), лососей, сигов, осетров, судаков, щук, семог, "лещевого", окуней, "белые рыбицы", нельмы...
Здесь находится также "Книга келарская росходная: поколко по службам дают запасу" Кирилло-Белозерского монастыря (лл. 260 об.- 279)8, где расписано, сколько кому в каких случаях и какого следует выдавать и посылать продовольствия. Например, "На Рождество Христово посылают на Вологду рыбы поминочной: владыце - 40 судоков, 10 стерлядей; двема городчиком - 10 судоков, 5 стерлядей; наместником - 10 судоков; правезщику - 3 судока; дворецко[му] - 7 судоков; четырмя доводчиком - 12 судоков; двемя тивуном - по 7 судоков; владычним четырмя боярином - по 7 судоков; в таможню - 10 судоков; да Нилу Норыгину - 7 судоков; Матфею да Истоме Охлопковым - 20 судоков" (л. 262 об.); "Отпущают старца на Улому сено косити, дают ему 3 полти ветчины, 4 косяки солонины, 20 пластей суща язевого и лещевого, 4 прута семжины и лососины..." и т. д. и т. п. (л. 264). "На весне дети ратаи взорють и целизну и яровое поле посеют, и паренину взорют и посеют: и чем их кормят, и старцу, который за ними ходит - и что ему дают" (л. 222, 266), "Как ловцы изловят Бабье и Уломские озера, и что им бывает потчивания" (лл. 222 об., 267), и далее в том же духе.
Здесь находятся также записи некоторых соборных монастырских решений, касающихся хозяйства (например, о сборе по праздникам "во всех селех монастырьские вотчины" яиц, сыров, овчин...).
Описывается здесь и процедура встречи и приема в монастыре в 1622 г. архиепископа вологодского и великопермского Корнилия и (в том же году) боярина князя Ивана Васильевича Голицына.
Эта вторая часть сборника, где говорится главным образом о продовольственных делах Кириллова монастыря, отличается от первой части по филиграням (см. прим. 6). В начале второй части помещено ее оглавление - как отдельной книги: "Главизны книги сея" (лл. 220-224 об.). Вторая часть, видимо, была написана несколько позже, чем первая. Но не исключено, что дьячок Иван Иванов сын Плешков уже служил в Кирилло-Белозерском монастыре, когда писал и первую часть своей книги. Но когда-то прежде, несомненно, он жил и в Нило-Сорском ските.
Что перед нами именно оригинал, а не копия книги монастырского хозяйственника, показывает и ее внешний облик. Книга заключена не в доски с застежками, как это обычно для библиотечных, предназначенных для книжных полок рукописей, а в мягкий кожаный переплет с клапаном, как у конверта, с опоясывающей кожаной же завязкой. Это книга, которую удобно было и, судя по характеру записей, нужно было носить с собой, чтобы иметь в любой момент возможность справиться, какая предстоит служба или чем снабдить отправляющихся в Москву старцев, чем накормить рыболовов и пахарей, что выдать для приготовления обеда для братии, какие сделать закупки... Мягкий кожаный переплет книги потерт: ею долго пользовались.
Судя по этой книге, келарь-дьячок Иван Плешков был великим знатоком не только хозяйственной, но и церковно-обрядовой жизни монастыря. Он мог, например, проконсультировать игумена и старцев, как надлежит обращаться с новопостриженным иноком, мог сам быть наставником новичку в келейной жизни - как грамотному, так и неграмотному. К нему можно было обратиться за целым рядом справок касательно правил монастырской и скитской жизни: ему достаточно было заглянуть в свою книгу. Он мог иногда и почитать по этой книге своим подопечным повесть о "ските преже бывшем Кирилова монастыря" - о любимой им "той дивней пустыни" Нила Сорского. Я думаю, что единственный список этой повести, содержащийся в его книге, есть авторский список. Келарь-дьячок мог написать эту повесть специально для монахов Кирилло-Белозерского монастыря.
С другой стороны, этим произведением Иван Плешков как бы дополнил имеющееся в книге собрание сочинений чтимого им старца Нила. О "премудрости и жития добродетели" Нила Сорского свидетельствуют, как написано во вступлении к повести, не только "главизны слога его", но также и уклад жизни устроенной им обители. Я думаю, мы можем, оценивая повесть, присоединиться к этому мнению. Она расширяет наше знание об основателе Сорской пустыни (очень важны, например, известия о расстановке келий и о том, что в скит принимали только грамотных).
Рукопись же, содержащая эту повесть, достаточно "лично-характерная", позволяет нам познакомиться еще с одним книжником последнего века "святой Руси" - чтецом-хозяйственником", сторонним знатоком и любителем монашеской жизни, Иваном Ивановым сыном Плешковым родом с Тотьмы.
Ниже публикуется "Повесть о Нило-Сорском ските" (лл. 135 об.- 144) и оглавление "Главизны книги сея" - второй, хозяйственной части рукописи (лл. 220- 224 об.).

ПОВЕСТЬ О ПРЕПОДОБНЕМ ОТЦЕ НАШЕМ СТАРЦЕ НИЛЕ И О ТОГО ЧЕСТНЕЙ ОБИТЕЛИ, ИЖЕ ЕСТЬ ВО ОБЛАСТИ БЕЛА ЕЗЕРА В СОРСКОЙ ПУСТЫНИ. В НЕЙ ЖЕ СКИТСКОЕ ЖИТЕЛСТВО ЕСТЬ ПО УСТАВУ СВЯТЫХ И ДРЕВНИХ ОТЕЦ

Исперва убо, преступльшу человеку заповедь Божию, прелсти того враг и тако им облада и отъят ему власть. И князь он века сего, и владыка человек бе исперва от Бога поставлен бысть. Ни бо огнь на нь возмогаше, ни же вода потопляше, ни зверь вреждаше, ни ядовидое на нем свое деиствоваше. А отнели же прелести повивса, предаде прелстившем[у] началство и во глубину прелести низведе[н] // бысть, и во дворех ада вселися. И от многаго убо яко же без растояния удальщися от Бога душа, не мощно же той бе приступити и познати Создателя своего. Но Бог первее убо пророки обращаше ю к себе и призываше, и к познанию своему влечаше, последи же и сам пришед он, и отъят убо забыть, отъят же и прелесть, и адовы двери разверзе, к прелщенной вниде души, се образ сей положив, им же мощно ей бе угодити ему. Таже апостолы и мученики и святители и множество святых преподобных отец по вселенней по различных странах, яко же здъзды а [так в ркп.] многоразличною славою в славе сияющих показа, яко да сих, подобных ей, божественою славою и человеческою честию сияющих зрящих, поне всяко себе воздвигнет душа к Богу. И понеже они убо преподобны[е] отцы // послушливи Владыце и Создателю своему быша, и невозвратно и вседушно последоваша ему, и грады, и веси, и села, и ина вся, яже на вселенней, оставиша, и в пустынях, и в горах, и в разселинах горских от мира скрыяху себе Божия ради любве, инии по иных местох, недалече от мира отстоящих, особящеся - не яко человеки омражающе, но недостойных себе творяху человеческому сожитию, и [с] скоты дивиими в пустынях паче изволяху жити, помышляюще, яко скотско в миру преже пожиша, и сии тако смириша, и уничижиша себе, и от мира потаишася. Но Бог тех прослави яко своя угодники. Друзии же в скитох преже бывающе, нецыи же затворение избравше в домех иночьских, тамо паче тело смиряюще и оставляюще // его, немоту[ю]ще, исполнити правило свое со всякою болезнию. Но и тяжкия недуги, достизающая их, в сладость терпяху во всем животе своем, и от их же ни же поне стати на ногу своею или молитву обычну принести, или славословити можаху во своих устех, но ни же псалом, ни же ино что и от их же в телеси совершаемых творяху: удовле им едина телесная немощь и безмолвие вместо всех правил. И сей образ во всех днех их б ["их" приписано писцом на поле, заменяет первоначальное "своего"] и во все[й] мниме[й] празности. И сице они, яко же можаху ,в'мещаху противу силе своей - подвизахуся о спасении своем.
Обаче же нужно убо, вмених, о возлюблении, и сия ныне зде не крыти от вас, яже о святем старце Ниле. Понеже бо святый старец сей, аще // и в последняя времена бысть, но ни чим же убо онех великих мужей и древних святых богоносных отец мнее бысть в мужестве же, и подвизех духовных, и храбрости яже на бесы, и мудрости словесней. Сущую бо в нем духовную [и] словесную в [приписано под строкой] премудрость и жития добродетел[ь] явленно творят и главизны слога его, [и] святая же она и честная обител[ь], в ней же сей великий старец многотрудне и богоугодне поживе. Отселе убо вам, подражателем и рачителем пустыннаго и безмолвнаго жития и лобзающим покаяние, о той дивней пустыни сице поведати начнем.
Русийскаго бо и Словенскаго государьства на северной стране, во области Бела езера есть пустыня, Сорская зовома г [слово написано дважды]. // В сей убо пустыни есть церковь Предтечи Иоанна, в ней же - мощи святаго отца нашего Нила землею покровены и ни от кого же не видимы.
Сей убо преподобный отец наш Нил каковых бе родителей или от коего си града от[е]чество имяше, или каковых лет мира отвержеся, сего мы достоверно не свемы. Но токмо се от слышания прияхом, яко родившуся и воспитану ему бывшу в царьствующем граде Москве и того ж царьствующаго града Москвы судиям книгъчию чином ему бывшу; иноческий же образ в велицей лавре Кирилла Белоезерского чудотворца восприимшу; и по сих убо к царьствующему Констянтину[ граду] отшед, та же и во Афонскую // гору доиде, и в Русию паки возвратися. И пришед, Богом наставляем, в прежереченную ону Сорскую пустыню. И поживе в ней неколико время, благоугождая Господеви Богу постом и молитвами, и от всех злых воздержанием. И по сих убо сей святый старец, преподобный отец наш Нил, вечным сном о Господе успе в лето 7016 год[а], майя в 7 де[нь].
И отолле убо благоволением Божиим и молитвами преподобнаго отца нашего старца Нила в пустыни его Сорстеи уставися скитское жител[ь]ство по уставу и по преданию святых древних отец, даже и до сего дне совершаемо в славу Отца и Сына и Святаго Духа, единаго Бога, и пречистыя его Богоматере, владычицы нашея и госпожи Богородици и приснодевы Марии. //
Имат же в себе та пустыня и древеса некая - ели токмо и мало берез и сосен, и мхи великия и непроходимыя. Обретаемы же бывают в той пустыни и ягоды: клюква и брусника, морошка и черница. Иных же древес или овощи в той пустыни отнюдь тамо несть обрести.
Не имат же ся в той пустыни ни до мала что обрестися яково-любо, что угодно к населению любящим житие света сего, но понеже ничто же видети в ней подвижущаго к молвам и воплям и к прочим сплетением мира сего и за еже не имети им в пустыни той ни скота, ни осла, ни служащих, ни служимых, ни чаляди и ни иного чего бываемаго во общих житиях. Сице бо изволи преподобный // отец наш Нил, еще ему сего маловременнаго жития д [написано над строкой] не отошедшу, такожде и по себе благослови во своей пустыни един [он] равным учеником своим жити и еже соблаговолят воли его: отнюдь общежителных орудий ничего не имети. Удаляти же ся делом заповеда и молвы, бываемая телесных ради лихоимъств, яко напоения смертоносна, понеже сие, рече, разлучает нас от Бога. Питати же ся рукоделием заповеда токмо. Аще же хитростей мира сего не учен кто будет и немощен есть делом от руки своею питати себе, таковый убо милостыни мало да приемлет, отнюду же благодать Божия усмотрит. Излишняго же отнюдь ошаятися. Заповеда же в пустыни своей и женам отнюдь входа не имети, тако же и мужеска полу // младовидным и от скот раждающих, понеже сими всеми иноческаго чина общий враг наш, диявол, зело наветует; подиг бо ему, рече, еже чрез естественых паче инока осквернити.
Правило же церковное в той Сорстей пустыни сице бе творимо бывает. Дважды бо в коей[ждо] седмицы собираются в церковь и творят всенощное бдение в неделю и в среду вечер на свет четвертка, Аще ли прилучится в седмицы приздник е [так в ркп.] господьский, или некий от великих святых, ему же бдение бывает, и тогда убо они оставляють еже в среды вечер бдение и творят в неделю и празднику: яко да токомо совершити две бдении в коейждо седмицы. В прочая же дни по келиям упражняются и пекутся кийждо их о своем спасении яко же можаху противу силе своей. Не вси бо равно тщание или пра // вила количество в келиях своих имут, но поелику бо их кто верою, яже к Богу, растяше, потолику пред Ним и молитвою предстояще.
Келейное же им сицево бе житие обычно, еже: отнюдь двема братома во единой келий не жити. Аще кто и от славных мира сего будет, и честней е [так в ркп.] человек, еще же и [с] писменем не учившихся, не приемлют в пустыни той. Но по едино[му] брату в келии живут, яко же древних святых богоносных отец скитское жителство обдержит, и грамоте изучившиися жителствуют тамо. Келия же от келий у них толико отстоит, елико им друг друга не слышати, кийждо их кто что в келий своей творяше или к Богу како подвизашеся. Видети же токмо по единой келии // от другия келии. От единой же келии всех келий не мощно есть видети, занеже лесу зело превелику и чаща межу келиями быти. Текут же и потока два сквозе ту пустыню. Хранят же и сие предание живущии ту иноцы преже бывших отец: места того, еже окрест келей отнюдь не сещи лесу, ни на кую скитскую потребу, но подалее от скита на всяку потребу секуще древеса, дабы не объявилася каяждо келия к друзей келии. Имут же у себе и стража единаго токмо, иже и часы уставляет и в зимнее время притвор церковный нагревает и на кийждо день братию посещает, аще здрава суть. И по сих к настоятелю приходит и о здравии ему тех возвещает. Аще кому от братии случится // в немощь впасти, то брату тому послужит, дондеже и создравеет.
[К]ормля же им бе из казны великого государя царя Словенского и Росийскаго и инех многих язык и государств обладателя и самодержца, толика доволна бяше, елико мощно в житии своем иноку тело свое окормляти. От тех же уроков и одежду себе изообретают, ею же наготу своего тела прикрывающе, Божиих благих дарований одеяниею паче.
А елика им бе скорбь случается от уныния и человеческаго ради нивидения, сего словом сказати немощно есть или познати от плотская мудръствующих. Но токмо тии сведят, иже умную память присно имеют. Сии бо слово се разумеют, занеже // и тем не всегда бе или равно радость Божия пребывает. Есть бо яко же куплю деющим случается - овогда бо тем, прибытки своя зрящи, радоватися, овогда же тщеты ради печаловати. Сице бо и при духовных, деющих куплю; плоть убо на злате заповедей продающим, дух же купующим, подобно видети есть: овогда бо тии, к Богу приближающеся, радуются, яко же пророк глаголет: "Помянух Бога и возвеселихся" ж [Пс., 76,4], "сердце бо мое и плоть моя возрадовастеся о Бозе живе" з [Пс., 83,3], овогда же, от него удаляеми, унывают. Того бо ради и никто же тамо постризаху, но прежде во общих житиях обучившихся приимаху, яко сведищим тризненое бедство. Но и сим сице бывает, аще кто от них оставит келейное свое // правило. Таковый убо духом уныния скоро изгоним от скита бывает и во вселенную отходит. И бывают последняя горше первых. Еже бо в жителстве своем и совершение оставити количество правила своего, и ина сим последующая злая случается ему. Сия убо быша ему от еже безмолвия не претерпети ему. Аще ли же отшедый брат от скита поспешив будет душею и аще тепл верою, и помянув первыя ревности начало и теплых помысл своих, с ними же изыде прежде от дому своего, и возвратится в скит паки, они же, Сорския тоя пустыни иноцы, яко изкуснии борцы, понеже и сами всегда от диявола напастуеми, вскоре брата того с радостию приемлют, яко же и апостол глаголет: "Иже пострада, искушен // быв, может и напаствованому помощи" и [ср.: Евр., 2,18.], и по первому обычаю брата того жити уставляют. Он же, яко тепле сый верою, и первым подвигом касается, укрепляющу его Богови и преподобному отцу нашему Нилу споспешествующу. Аще бо еси святый отец наш Нил и телом от нас отиде, но духом с нами всегда есть, и помогает нам в напастех всегда, и радуется яко отец присный и о малом нашем исправлении, видя нас когождо тщащихся о спасении душ наших.
А иже внове аще кто к ним приидет, хотя с ними сожителствовати, настоятель же и братия вся во едину келию сошедшеся, и сматряют брата того, - аще мощно есть ему с ними и наедине в келий жити. Не сладце же брату тому исперва // будет. Не бо се от злобы творяще, но яко да познают терпение брата того. И аще мощна его видят еже с ними и наедине в келий жити, то убо настоятель поемлет его во свою келию и упокоевает его, дондеже то[й] брат келию свою приустроит. Не от основания же приустроит, приходящим бо тамо готовыя келии даются, со святыми иконами, и книгами, и со всякою посудою и орудием келейным. Таже убо по сих и живущая ту братия на кийждо день новопришедшаго брата того упокоевают у себе, и сказующе ему вся наводимая им от диявола. Паче же всего живущих зде, рече, о брате, борет бо зело диявол леностию и разслаблением, яко да сим низложив // их, отторгнет его от телесныя молитвы, ея же убо оставление намнозе бывает иноку во уме велие падение. От сего убо мы избавитися потщимся благодатию и человеколюбием Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, ему же подобает всяка слава и честь и покланяние купно со Отцем и со Святым Духом ныне и присно и во веки веков, аминь.

ГЛАВИЗНЫ КНИГИ СЕЯ

1. Книги кормовые Кирилова монастыря. Подобает ведати, в котором месяце и в которой день государя царя и великого князя Михаила Федоровича и всея Русии заздравные кормы и по их государевых царских родителех заупокойные кормы, и христолюбцов заздравные и заупокойные кормы.
2. Указ в год на праздники Владычни и на Богородицыни, и на великих святых, и по славословиам на братье есть что живет.
3. Которые праз[д]ник[и] случатся меж говеины в сред[у] или в пя[то]к, или которые случатся в говейно в понед[ельник], как в среду же и в пяток, и которым празником всенощное живет, и в те дни ясти сущь. И которым празником нет всеношного, и в те дни ясти икра. А в ыные празники ясти вариво с маслом. //
4. А выписана ся главизна из устава о кормох царских заздравных.
5. Указ, на которые празники годом крушки живут на братье, развее кормов великого князя, и которых христолюбцов заздравных и заупокойных кормов. А коли бывает рыбе скудость, и вместо крушков живут на братье оладьи.
6. О кормох царских христолюбцов.
7. Устав, на которые празники дворовым людем не делать.
8. О Ерданех в невечерии происхожения честнаго креста и навечерии Богоявления Господня.
9. О меду: Сколко купя[т] на обиход на год.
10. О масле красном: сколко купять на обиход на год.
11. О рыбе: сколко купять на обиход поледеные ловли на Беле озере.
12. О стерлядех: сколко купять.
13. О поледеной рыбе: что купять на Вожерезе а [так в ркп.]. //
14. О лососех и о сигох: что купять на Вытерге а [так в ркп.].
15. О семге свежей: что купят в Каргополе.
16. О соли: сколко купят в Каргополе же на годовой обиход.
17. О кормех медвяных во весь год.
[18.] О царских кормех заупокойных.
19. О болших вкладчиках.
20. О всех медвяных кормех.
21. О всех кормех заупокойных во весь год.
22. О кормех - царских кормех а [так в ркп.], коли кормят.
23. О тех же царьских кормех, коли кормят.
24. Указ, по ком сколко служат.
25. Игумен и старцы к Москве ездять о Рожестве Христове, и что емлют запасу.
26. Игумен или старцы к Москве с чюдотворцов Кириловы памяти с святынею ездять, емлють с собою запасу.
27. Игумен поедет сам к Москве с святою водою, емлют с собою запасу.
28. На Беле озере купять старцы рыбы поледеные ловли и в Каргополе ядебные рыбу и поминошные, // и стерлядей, судаков, и щюк, и масла красново, и семог свежих и поротых, и на Вытегре лососей, и меду пресново, и соли на годовой запас.
29. На Рожество Христово посылають на Вологду рыбу - поминание владыце и приказным людем.
30. На Вологду же посылают после Велика дни владыце и приказным людем рыбу погонные.
31. На Вологду же посылают к Петрову дни рыбу владыце и приказным людемь.
32. Поедут приказщики рыбные Белозерские с рыболовями с погонными на весне, посылают к ним на взвоз с старцом запасу.
33. Поедет старец на погоне, дают ему запасу.
34. Посылают на Островской и на Шатрецкой езе запасу по поледнему пути.
35. Поедут старцы на езы, дают им запасу. //
36. Посылают к Вологде погонные рыбу владыце и приказным людем.
37. Отпущают старца на верхние пожни, дают ему запасу.
38. Посылають на верхние пожни дворовых людей и швалей, и как их кормят на отпуске и на пожнях и с пожем пришедшю, и сколко неделают в монастыре.
39. Посылают детей на Уломскую мелницу и на Улому сена косить, и что им потчиванья живеть.
40. Посылають детей на нижние пожни, и что им потчиванья живет.
41. Сколко человек посылають на Улом сена косить и что старцу запасу дают, чем их кормити.
42. На весне дети ратаи взорють, и целизну и яровое поле посеют, и паренину взорют и посеют, и чем их кормят, и старцу, который за ними ходит, и что ему дают. //
43. Коли рож кладут и пшеницу в гумно швали и дети дворцовые, и чем их потчивают.
44. Коли варить огородник капусты на огороде и посолит, и что им потчиваниа.
45. Перемолотят дети рожь и яровой хлеб, и что им и старцом, которые у них в гумне живут, бываеть потъчивание.
46. Как ловцы изловят Бабье и Уломские озера, и что им бывает потчивания.
47. Поедут старцы на Бело озеро и в Каргополь и в Важкей и в Кивуй рыбу купити поледенные ловли, дают им запасу.
48. Приедет старец з Бела озера полоденную ловлю изловя, и что ему и ловцем бывает потчиваниа.
49. Заговев Филиппово говейно, посылают в Кивуй и в Вашкей и в Киснеми и в Слободку в в [так в ркп.] христолюбцем запасу.
50. Придут старцы з Бела озера, купя поледенные рыбы, и которые // старцы положат рыбу на возы к Москве, и что им бывает потчивания.
51. Коли старец поедет за монастырьскими делы к Москве, что ему дают запасу.
52. Поеждают старцы на ряду, дают им запасу, да с рядчики же с Вологодскими посылают владыце и приказным людем рыбы и казенных поми[н]ков.
53. На Бело озеро посылают ловцов на рыбную ловлю, дают им запасу.
54. Которые слуги жаловалные ходят с солью, старцы и тем слугам не дают ничево.
55. Указ: которые слуги ездят на монастырских лошадях небрежно.
56. Указ: как отпущают плотников к севу своему и к сенокосу, и им дают.
57. Которые крестьяне делают в монастыре из слободок неделю и пойдут к себе, и дают им.
58. Уломским крестьяном делают Шатрецкои и езю, высекут засов // и вывезут, - и им дают запасу, и за ужища езовые; и служебником монастырьским месячина.
59. Указ, по чему коровником соль на год идет.
60. И в Вашкей и в Кувуй и крестьяном запасу идет, что им, на монастырьских пожнях кося, есть.
61. А о Петрове дни околомонастырьные крестьяне приносят сыры; и о кое время их держати и из сел вытные сыры имать.
62. Отпущают старцов в Дмитров и на Углечь с солью и дают им запасу.
63. На Владычни празники и царские с Сормы отпущають в Горы в Девич монастырь игуменье с сестрами.
64. По указу великого господина святейшаго патриарха Филарета Московского и всеа Русии - по чему имати венешные пошлины со отрока, // и з двоеженца, и з троеженца, и с перехожие, и с новоявленные, и с похоронные, и с почеревново в [так в ркп.].
65. Старцы с Короткие отпущают на Шатрецю соль, дают им запасу.
66. Отпущают в Умбу и в Пушлахту старцов, дают им запасу.
67. Отпущают старцов в Неноксу, и в Золотицу, и в Пурнему, и в Кузреку, дают им запасу.
68. Посылают слуг весною к Колмогорам по соль на судех, дают им запасу.
69. Посылают слуг на Турчясово, дают им запасу.
70. В Великий пост от[пу]щают старцов в задние села к пашне на все лето и прикащиков на приказе, дают им запасу.
71. Приговор игуменской з братьею: по братье нети сорокоусты, которой преставится, а своево сорокоусту нету, и давати по нему // из казны.
72. Уставная грамота, по чему во всех селех монастырьские вотчины со крестьян имати свыше праздничные деньги и овчины, и яретины, и сыры, и яйца, и чем приказщики, и доводчики, и площадной, и деревеньские клюшники пожалованы.
73. Приговор соборной: которым людем на в'звозе ез делати.
74. Посылают слуг на холопей, дают им запасу.
75. После чюдотворца Кирилла игумены - сколко которой жил.
76. Приход государя царя и великого князя в Кирилов монастырь.
77. Приезд митрополитов и архиепискупов.
[78.] Приезд боярской.
[79. Степень властем.]

ГИМ, Щук., № 212, лл. 135 об. - 144; лл. 220-224 об.

1 М. С. Боровкова-Майкова. Нила Сорского Предание и Устав. ОЛДП, CLXXIX, 1912, Приложения, стр. XXIX-XXXI.
2 Там же, вступительная статья, стр. XXXVIII.
3 Я. С. Лурье. Идеологическая борьба в русской публицистике конца XV - начала XVI века. М. - Л., 1960, стр. 295.
4 Название должности заимствовано из Библии (Второзаконие, I, 15; книга Иисуса Навина, VIII, 33).
5 Описание этой рукописи см.: А. И. Яцимирский. Опись старинных славянских и русских рукописей собрания П. И. Щукина, I. M., 1896, стр. 306-309.
6 "Шут" (лл. 1-219): А. А. Гераклитов. Филиграни XVII в. на бумаге рукописных и печатных документов русского происхождения. М., 1963, стр. 166, №№ 1194, 1195, 1674 г.; "герб Амстердама" типа: Е. Heawood. Watermarks. Hilversum, 1950, №№ 342, 346, 1670-е годы; "петух" типа: Е. Laucevicius. Papierius Lituvoje XV-XVIII a. Vilnius, 1967, № 2832, 1679 г.; "бернский медведь" типа: Н. Voorn. De papiermalens in de provincie Noord-Holland. Haarlem, 1960, № 35, 1711 г. с примечанием о случайном позднем использовании бумаги (лл. 220- 282). За помощь в определении редких филиграней приношу благодарность Т. В. Диановой.
7 Это название написано на поле почерком XIX в., в тексте заголовка нет, но для него оставлено место.
8 "Книга келарская" (с пропуском статьи "После чюдотворца Кирилла игумены - сколко который жил", л. 277) напечатана И. В. Беляевым во "Временнике имп. Московского общества истории и древностей российских", кн. XXII. М., 1855, "Смесь", стр. 9-20 (в заглавии "книги" здесь ошибка).

Жизнь. Труды
Альбом
 
Здесь можно Карепрост купить в Москве недорого. Лучшее средство для роста ресниц!