Главная/Религия.Церковь/Евгений Болховитинов/Жизнь. Труды
К биографии преосвященного Евгения Болховитинова, бывшего епископа вологодского, впоследствии митрополита киевского // Вологодские епархиальные ведомости. - 1889. - № 1


К БИОГРАФИИ
преосвященного Евгения Болховитинова,
бывшего епископа вологодского,
впоследствии митрополита Киевского.

"Биография не история, и терпит всякие мелочи описываемых лиц".
Слова митрополита Евгения в письме к графу Д. И. Хвостову.

На основании приведениях в этом эпиграфе слов приснопамятного иерарха, сообщаем в настоящей статье несколько мелких произведений плодовитого его пера, написавшего многие сотни более, или менее крупных разного рода сочинений (*) [Преосвященным Евгением написано: 270 биографий духовных писателей и 450 биографий светских писателей, кроме весьма многих других исторических и разного рода сочинений]. Под мелкими произведениями разумеем здесь архипастырские "резолюции" преосвященного Евгения, наиболее замечательные, извлеченные из хранящихся в архиве вологодской консистории дел, относящихся к пяти с половиною годам (1808-1813) управления его вологодскою епархией.
При скудости имеющихся налицо биографических данных о пребывании преосвященного Евгения на кафедре вологодской, предлагаемые резолюции его, думаем, будут не излишними, как материал для характеристики административной деятельности, а отчасти и самой личности, этого знаменитого иерарха в данное время.
Историк киевской духовной академии В. И. Аскоченский, между прочим, о резолюциях митрополита Евгения говорит следующее: "резолюции его отличались необыкновенною точностию и ясностию; часто, вместо своих собственных слов, он употреблял в таких случаях или тексты св. Писания, приспособительно к рассматриваемому делу, или сентенции из древних писателей". А другой киевский ученый, протоиерей Н. Фаворов, в своей биографии митрополита Евгения, говоря о безостановочно-быстром решении епархиальных дел этим Владыкою, пишет: "Обширные и твердые сведения в отечественных законах и церковных канонах и постановлениях делали для него большею частию излишними замедляющие дело справки; иногда, при самых решениях дел, он, по одной памяти, безошибочно указывал (в своих резолюциях) статьи закона, или правительственные указы, на которых основывались его решения"...
В какой мере вышеприведенным двум отзывам о резолюциях преосвященного Евгения соответствуют нижеприводимые и "вологодские" его резолюции, читатель сам увидит.

1.

Священник и прихожане вологодской градской Спасо-болотской церкви, для вящего благолепия в богослужении, желая иметь при своей церкви диакона, по штату при ней не положенного, просили в Августе 1808 года преосвященного Евгения о посвящении к их церкви приходского их пономаря Квинтилиана Добрякова во диакона на дьяческой вакансии, как человека по поведению достойного и к службе весьма усердного. Но в этом прошении Владыкою было им отказано по причине молодости лет пономаря Добрякова, которому в справке консисторской показан был от роду 23-й год. В Декабре следующего 1809 года пономарь Добряков лично от себя подал Владыке прошение о рукоположении себя во диакона и, вероятно полагая, что Владыка не запомнит прошлогодней консисторской справки о его летах, прибавил себе от роду целый год лишка, показав в прошении, что ему "ныне в доходе двадцать пятый год". На этом прошении последовала резолюция Владыки следующего содержания: "1809 года, Декабря 15. По справке прошлого года был пономарю Добрякову 23-й год, а ныне 24-й, следовательно он лжет, прибавляя себе еще год, и за то отказать ему, яко недостойному, по силе Апостольского правила, изображенного в 1-м послании к Тимофею, глав. 3, стихе 8-м". (*) [В стихе 8-м сказано: "Диаконом (подобает бытии) честным, не двоязычным" и проч.].

2.

Подобная предыдущей дана была преосвященным Евгением резолюция по следующему случаю. В 1809 году Никольское духовное правление ходатайствовало пред преосвященным о назначении на праздное священническое место к Пушемской Троицкой церкви, Никольского уезда, диакона той церкви Ивана Чебыкина, имевшего от роду 25 лет, обучавшегося в семинарии до богословского класса и, по испытании в правлении, оказавшегося исправным как "в чтении проповедей с пристойным произношением, равно в чтении церковных и гражданских книг и скорописи, так и в знании нотного и простого согласного пения, устава, катихизиса, писма, священной истории и арифметики". К представлении правления приложено было и "одобрение от прихожан"", с засвидетельствованием благочинного о добром поведении и усердии к службе упомянутого диакона. Но ходатайство правления не имело успеха; на представлении его последовала резолюция Владыки: "1809 года, Февраля 22. "Представляемый, сверх того, что молод для священства, произведен во диакона из неокончивших науки и года еще не служил диаконом, а потому отказать". Несмотря на этот прямой и ясный отказ, диакон Чебыкин, чрез три дня по выслушании вышеозначенной резолюции, подал Владыке прошение, в котором, прося о рукоположении себя во священника к Пушемской Троицкой церкви, указывал на некоторые местные обстоятельства, долженствующие, по его мнению, ускорить замещение праздного священнического места, при чем намеренно допустил не мало лжи в своих показаниях. На это прошение дана была Владыкою следующая резолюция: "1809 года, Февраля 26. Проситель, коему за неокончание курса наук и за недавнее еще производство во диакона, паче же за недостающее число указных лет для священства, было уже отказано, в сей прозбе обнаруживает себя недостойным священства еще за ложь. Ибо 1) говорит, что из студентов никого на сие место желающих нет, а студентов по порядку еще и не спрашивали о сем; 2) говорит, что и из причетников никого желающего также нет; но о сем ничего не говорится ни в выборе от прихожан, ни в представлении духовного правления; 3) говорит, что расстояние сего (Пушемского Троицкого) прихода от Вологды в 650 верстах; а по клировым ведомостям полагается только 610 верст; 4) говорит, что другие приходы далеки от сего прихода, а в клировых ведомостях значится в 5-ти верстах Пушемская Архангельская церковь; 5) говорит, что есть в их приходе старообрядцы; а в журнале благочинническом сего 1809 года от 24 Генваря, ко мне присланном, благочинный свидетельствует, что в приходе сем никаких суеверий и других противностей церкви нет. С такою лживою совестию стыдно быть и диаконом, а кольми паче священником, который должен не только сам истинствовати паче прочих, но и прочим, по Апокалипсису глав. 21, стих. 8, внушать, что всем лживым часть в езере, горящем огнем и жупелом еже есть смерть вторая. По всем сим причинам, а сверх того еще и потому, что у его при той же церкви дьячком свояк родной (*) [см. ниже резолюцию № 22], отказать ему диакону. А дабы лживой поступок его ведом был и духовному правлению и благочинному, для того с прописанием сей резолюции послать за известие указ в духовное правление".

3.

Священник г. Тотьмы кладбищенской Богословской церкви Димитрий Марков Рохлецов, подал в 1808 году преосв. Евгению прошение след. содержания: "По резолюции Вашего Преосвященства, назначен к нашей Богословской церкви, наместо прежде бывшего дьячка Ивана Цывилева, сын ево вологодской семинарии информатории ученик Григорий Цывилев, с тем, чтоб ему Цывилеву продолжать семинарское учение; но при нашей Богословской церкви необходимо нужен действительно служащий дьячок: 1-е, как не безызвестно и Вашему Преосвященству, что у нас по штату не положено быть дьякону, а потому мы и должны двое с пономарем Андреем Цывилевым отправлять службу Божию, а сказано в Служебнике, что при олтаре непременно должен быть один человек, и аще священник сам во время службы будет вспомогать, то смертно согрешит (*) [Здесь проситель приводит, и при том не вполне и не совсем верно, то правило "Известия учительного", которое вполне и буквально читается так: "послужник (служитель) во олтаре всяко мужеский пол да будет: аще бо священник сам себе во олтаре, наипаче же в божественней литургии, спомогати будет, божественныя тайны уничижит и самаго Христа в них сущаго, невесту же его церковь, ея же образ в час оный на себе носит, в ничто вменит и сице смертно согрешит"]. Но я ныне и по необходимости должен делать сие вспоможение за неимением дьячка; 2-е, что при нашей же церкви имеется пашня и сенной покос, то упомянутой пономарь Андрей Цывилев будет отлучаться за работою от церкви, а от чего и будет остановка в службе Божией; 3-е, наконец, что представлено было мною в пьянстве и непорядочных поступках на прежде бывшего дьячка Ивана Цывилева, родного отца дьячка Григорья и пономаря Андрея Цывилевых, по чему его и отрешили от нашей богословской церкви, за что они и имеют на меня злобу, то я ныне хотя и служу с ними, но нахожусь в великом опасении, дабы они яко родные братья не отомстили мне за отца своего лишением жизни. Того ради Ваше Преосвященство всепокорнейшее прошу, яко милостивого отца и архипастыря, дабы благоволено было отрешить назначенного дьячка Григория Цывилева, а на место его определить к нашей церкви стороннего, действительно служащего дьячка".
На этом прошении последовала резолюция преосвященного Евгения таковая: "1808 года, Апреля 27. Предписать духовному правлению, в ответ на прописуемые просителем причины, прочитать ему в присутствии, на 1-е) у Евангелиста Луки в главе 22-й стихи 26 и 27-й, у Матвея в главе 20-й стихи 26, 27 и 28-й, у Иоанна в главе 13-й стих 16-й. На 2-е) у Апостола Павла в послании 1-м к Коринфянам в главе 9-й стихи 7, 8, 9, 10 и проч. На 3-е) у Евангелиста Матвея в главе 5-й стих 44-й. Все сие должно образумить просителя и научить впредь не велемудрствовати о себе".

Примечание. Указываемые в этой резолюции места из Нового Завета читаются так:
1. Луки гл. 22, стихи 26 и 27: "Вы же не тако, но болий в вас, да будет яко мний, и старей, яко служай. Кто бо болий, возлежай ли или служай? не возлежай ли? аз же посреде вас есмь яко служай". Матвея гл. 20, стихи 26, 27 и 28: "Не такоже будет в вас, но иже аще хощет в вас вящий быти, да будет вам слуга. И иже аще хощет в вас быти первый, буди вам раб. Якоже Сын человеческий не прииде, да послужат ему, но послужити и дати душу свою избавление за многих". Иоанна гл. 13, ст. 16.: "Аминь, аминь глаголю вам: несть раб болий Господа своего, ни посланник болий пославшаго его".
2. 1 Коринф., гл. 9, стихи: 7, 8, 9, 10 и проч.: "Кто воинствует своими оброки когда? или кто насаждает виноград и от плода его не яст или кто пасет стадо и от млека стада не яст? Еда по человеку сия глаголю? не и закон ли сия глаголет? В Моисеове бо законе писано: да не заградиши устен вола молотяща: еда о волех радит Бог? Или нас ради всяко глаголет? нас бо ради написася, яко о надежде должен есть оряй орати, и молотяй с надеждою своего упования прачащатися.
3. Матвея гл. 5, стих 44: "Аз же глаголю вам: любите враги ваша, благословите кленущия вы, добро творите ненавидящим вас и молитеся за творящих вам напасть и изгонящия вы".

4.

Священно- и церковнослужители одной сельской трехклирной церкви, имея недостаток в сенных покосах, просили преосвященного об отдаче им во владение некоторых пожен, принадлежащих приходской их церкви и ежегодно отдаваемых от нее в оброчное содержание. На это прошение преосв. Евгений дал резолюцию: "1811 г. Апреля 10. Священно- и церковнослужители, сколько бы их ни было, должны довольствоваться только указною 33-х десятинною пропорциею, а излишнее принадлежит в пользу церкви. Ибо воля самих священно- и церковнослужителей в том, чтобы не проситься к таким местам, при коих предвидят недостаточное положение".

5.

Прихожане сельской небогатой церкви, возымев желание купить "для лучшего звону" колокол в 30 пуд., просили Владыку о выдаче им сборной книги на этот предмет. Последовала резолюция: "1808 года, Марта 6. Естьли прихожане не могут сами купить большого колокола, то должны довольствоваться малым, а не прихотничать. Да и неприлично на колокол давать сборную книгу, ибо сие не есть существенная нужда церкви".
На другом подобном прошении Владыка написал: "1810 г. Февр. 14. Книги сборные даются на церковные строения, а не на колокола".

6.

Одного священника, за некоторое преступление, консистория определила оштрафовать положением 200 земных поклонов в Тотемском Богоявленском соборе. На докладе об этом определении Владыка написал: "1808 г. Августа 8. Полезнее для вдов и сирот оштрафовать сего священника пятью рублями вместо богомоления, которое и без приговору обязан священник исполнить по совести".

7.

"1810 года, Июля 1. Диакон явился ко мне без ряски, в противность 27-го правила 6-го вселенского собора и 43-го правила благочиннической инструкции. По сему оштрафовать его одним рублем в пользу вдов и сирот, а в просьбе его, яко без выбора приходских людей и без засвидетельствования благочинного поданной, отказать". Резолюция эта положена на прошении сельского диакона, который просил об определении на свое место студента философии N.N. со взятием ему диаконской его дочери, но не представил об этом студенте одобрительного приговора прихожан.

8.

В прошении на имя преосвящ. Евгения, один сельский священник жаловался на притеснения и обиды себе от приходского своего помещика N.N., и в доказательство его вражды указывал на то, случившееся не задолго пред тем, обстоятельство, что одна из коров его, священника, найдена мертвою на земле, принадлежащей тому помещику, вероятно убитая крестьянами по приказанию своего господина. В заключении прошения священник писал, что, по причине вышеписанных обстоятельств, он, опасаясь за свою жизнь, не осмеливается ходить для исправления треб к крестьянам того помещика, а потому и просит архипастырской по сему предмету резолюции. Резолюция дана Владыкою следующая: "1810 г. Августа 24. Священнику объявить в присутствии консистории, что о корове может он просить на помещика по законам, а о должности своей должен памятовать слово Христово, что пастырь добрый и душу свою полагает за овцы и один только подлый наемник, видя волка грядуща, оставляет овцы и бегает. А потому, естьли он не будет исправлять треб у имеющих в оных нужду, то подвергнет себя суду, яко неключимый раб, от боязни скрывший талант свой".

9.

Дьячок одной сельской церкви С. Б., по смерти родного своего брата, сельского священника, оставившего после себя семейство из шести человек, просил Владыку, не благоугодно ли будет упразднившееся священническое место оставить за 13-ти летним сыном умершего, с продолжением ему семинарского учения до совершенных лет, а отправление священнической должности при той церкви возложить на второго священника той же церкви. Если же не благоволено будет оставить место за сыном умершего, то нельзя ли определить на оное и рукоположить во священника его, просителя дьячка С. Б., обязующегося жить вместе с осиротевшим семейством. На этом прошении положена преосвященным Евгением резолюция: "1811 года, Марта 28. Прозба затейная. Отказать".

Сочинения
Жизнь. Труды
Альбом