Главная/Религия.Церковь/Евгений Болховитинов/Жизнь. Труды
Слово Преосвященного Павла, Епископа Вологодского и Устюжского - в память столетнего дня рождения блаженной памяти Высокопреосвященнейшего Евгения, бывшего Епископа Вологодского, а после - Митрополита Киевского, - 1767- 1867 года 18-го Декабря, сказанное в Вологодском Кафедральном соборе // Вологодские Епархиальные ведомости. - 1868. - № 1


СЛОВО
Преосвященного Павла, Епископа Вологодского и Устюжского - в память столетнего дня рождения блаженной памяти Высокопреосвященнейшего Евгения, бывшего Епископа Вологодского, а после - Митрополита Киевского, - 1767- 1867 года 18-го Декабря, сказанное в Вологодском Кафедральном соборе (*)

Молим вы, братие, знайте труждающихся у вас,
и настоятелей ваших о Господе,
и наказующих вы: и имейте их
по преизлиха в любви за дело их.
1 Фессалон. V, 12, 13.

Исполняя сие Апостольское завещание, мы, слушатели, собрались ныне в храм сей именно с тем, чтобы почтить память одного из сих труждающихся у нас настоятелей наших о Господе, и наказующих нас.
В нынешний день -18-го Декабря - сто лет протекло, как 1767 году в городе Воронеже, в семье одного из смиренных служителей церкви Русской явился на свет Божий с великим талантом человек, даровитый писатель и редкий Архипастырь. - Я говорю о Митрополите Евгении, преемственно светившем всем нам с кафедры - Вологодской, Калужской, Псковской и Киевской. - Всем нам: потому что подобные Ему личности не принадлежат исключительно одной какой-либо местности; они - достояние общее, - отрадное, славное достояние всей земли Русской. К прискорбию, мы доселе не имеем подробного жизнеописания Высокопреосвященнейшего Евгения. - Даже нет доселе верного и хронологического исчисления всех его сочинений, переводов и изданий. Поэтому мысли свои об этой знаменитой личности мы волею и неволею должны основывать только на том, что известно из печати.

Митрополит Евгений, в мире Евфимий Болховитинов, - с юных лет видимо стал выделяться из среди своих сверстников по летам и науке - силою своего таланта, необыкновенным трудолюбием и солидностью направления. - Изучивши все, что тогда преподавалось в Семинарии, Академии и отчасти в Университете (в Москве), он еще на школьной скамье - 20-ти лет - является уже в печати - сочинителем и переводчиком. Затем - в Воронежской семинарии быв наставником по разным предметам, он там оставил различные свои и сочинения - по Богословию, Герменевтике, по общей Церковной истории, - и по Философии, Физике, - и по частной Гражданской истории, и по древним языкам.

Насколько он во всех этих трудах своих был самостоятелен, трудно судить: потому что большая часть сих сочинений доселе находится в рукописях. Правду сказать, - во всех этих науках даже теперь - в наши времена - трудно быть самостоятельным и кому бы то ни было: потому что на западе все они давно разработаны в совершенстве, и нам стоит только уметь пользоваться этой сокровищницею готовых знаний.

Но в конце XVIII-го столетия, когда наш молодой ученый выступил на поприще авторства, - эти запасы науки для большинства наших соотечественников, для массы, были можно сказать, решительно неизвестны. Поэтому все ученые труды его в ту эпоху, очевидно, вынужденные от него - отсутствием учебников, вопиющими недостатками тогдашнего семинарского учения, - для тогдашних юных слушателей его, для современников его, были, конечно, настоящею манною с неба - голодавшим в пустыне...
Заслуга его в этом - неоценима!

Но видно - что подобные труды и занятия в сфере общих наук были не по вкусу и самому труженику! С самых первых шагов литературных всегда отличаясь практическим взглядом на вещи, он не мог не видеть, что общие науки - особенно светские - всего ближе и свойственнее разрабатывать и применять к потребностям русского человека - людям светским, что это, благодаря усилиям нашего гениального Ломоносова, уже началось и продолжается с более или менее важным успехом - немалочисленными деятелями - по разным отраслям человеческих знаний, - но что Церковь Русская, с ее историею и законодательством, с ее письменностию и практикою доселе лежала и лежит каким-то отлогом, - полем, заросшим, испочатым, к возделыванию которого не являлись избранные, - а если и были кое-где попытки к сему, то совершенно одиночные и без благих последствий.
Кому же подручное ваяться, за труд специального изучения отечественной церкви, как не питомцам и служителям этой церкви?!

Помысл, как видите, самый благородный, самый возвышенный! И он не остался в нем только помыслом, а многоплодно обнаружился и на самом деле!

Бесчисленные трудности на этом новом, неизведанном пути не пугали отважного труженика отечественной науки. Он решился делать - пока и что мог - хотя бы это ограничивалось собранием и приготовлением материалов для будущих самостоятельных трудов - его самого, или других более счастливых деятелей!..

И вот с 1796 года, когда юбиляр в самом цвете лет был уже Протоиереем и Префектом Семинарии, до самого дня кончины своей в сане Митрополита древней матери всех церквей русских (в 1837 году), - все свое время, все свои силы и способности - все средства свои - самоотверженно посвятил на служение отечественной церкви. И в печати, и рукописно, и в деловой и в обыденной, жизни - везде и всегда, всю свою ученость он, можно сказать, исключительно отдавал своей родной церкви.

И какое в этом отношении прекрасное начало положил он всем патриотическим трудам своим! - В том 1796 году он составил и напечатал жизнеописание, присовокупив к сему частию - творения самой светлой личности в ряду иерархов новейшей отечественной церкви, именно Тихона Епископа Воронежского, который за 13 лет пред сим кончил аскетическую жизнь свою в Задонске, и который в свое время единственно силою дарований своих, и в особенности - подвижническою, трудовою жизнию своей, - из самой низкой доли возвысился до степени учителя - отца не только Воронежской, но и всей русской церкви.

С этого 1796-го года все ученые труды юбиляра носят отличительный характер изучения местной церкви, при которой он находился на службе. - В этом наглядно выказывается та руководящая его мысль, что прежде составления общей истории Русской церкви, должны быть известны в подробности все ее частности.

Овдовев в 1799 году и поступив в монашество, он вызван был в Петербург в Префекта тамошней Академии, - и скоро обратил на себя внимание даже царствующих особ Двора нашего. Генерал наших Полотских иезуитов Грубер, рассчитывая на известное благоволение к нему Императора Павла, представил сему Императору "предложение о соединении церквей". Евгений, по поручению своего начальства, в 1800 году написавши в ответ на это предложение свое "каноническое исследование о Папской власти" (доселе остающееся в рукописи, но в свое время представленное петербургским Митрополитом Императору Павлу), - заставил умолкнуть и Грубера, и всех покровителей его.

С 1804 года - посвященный в Архиерея - и с честию проходя сие высокое служение в разных Епархиях, он везде положил прочное основание к историческому изучению местной церкви - с ее иерархиею, обычаями, учреждениями и письменностью.

Не касаясь впрочем подробностей жизни сего знаменитого иерарха нашей Русской церкви, мы должны сказать вообще, что обширность познаний Его, ученая Его деятельность просто изумительны!

От него мы имеем одних известных произведений 107 (сколько же еще неизвестных доселе! Из 107 произведений - изданий 7-мь, переводов 11-ть и собственных сочинений его 89-ть), гораздо более, нежели по два произведения на каждый год всей его литературной жизни!! (*)

И когда и как он мог все для этого собирать, перечитывать, обдумывать и излагать на бумаге и затем печатать, - никогда при том нисколько не оставляя текущих дел по управлению (которых во всякой Епархии бездна!), церковных служб, приема просителей и посетителей, и переписки с своими современниками!! Громадность труда необъятная!

И если бы еще это были легкие, литературные статейки по содержанию!! Нет! Творения юбиляра и по объему и по содержанию - плод огромнейших его познаний и доселе служат источником многосторонних сведений и составляют авторитет по изучению истории церкви Русской. Многие из его сочинений, для иных не с его талантом и начитанностью, - каждое сочинение, конечно, стоило бы десятка лет и более! Например "Словарь писателей российских Духовного чина", "История Княжества Псковского - гражданская и церковная", "Описание (историческое, географическое и экономическое) Воронежской губернии", "Словарь светских русских писателей", "История Вологодской Иерархии", "История Киевской Иерархии", "История Российской церкви". Каждое из этих и из прочих творений Высокопреосвященнейшего Евгения, - было свое время в собственном смысле новым открытием в темной для современников его области отечествоведения! Да и теперь многое, очень многое в сих открытиях юбиляра известно весьма немногим и то специалистам!!

Серьезно относясь к каждому исследуемому предмету, без всякой предвзятой идеи, совсем забывая свое я, - он всегда и везде преследует, имеет в виду одну истину; и потому в каждом произведении своем, нисколько не рисуясь пред читателями или публикою, он безыскусственно - просто и ясно излагает одну правду, предоставляв самой истине увлекать и убеждать читателя.

Оттого нисколько не удивительно, что некоторые сочинения его пользовались большою популярностию. Так сочинение его "о прививании предохранительной коровьей оспы" написанное им вовремя управления Вологодскою Епархиею в 1811 году, напечатано по Высочайшему повелению и разослано по всем церквам всей нашей Империи, с предписанием по три раза в году читать народу.

А о том, что при всех своих ученых трудах, он не преставал заниматься и Епархиальными делами, весьма резко бросается в глаза всех то разительное явление, что он - уже семидесятилетний старец - на смертном одре - 23-го Февраля 1837 года пред самою кончиною своею в восемь часов утра того дня - успел просмотреть и подписать до двадцати осми бумаг!!!

Здесь во всем величии видимо открывается сила воли, сила характера этого истинно-необыкновенного человека - Христианина! - И не в этой ли силе скрывается тайна непоколебимой верности его своему долгу и своей церкви, - его во всем и ко всем правдивости и беспристрастия, и самой неутомимости его в трудах - ученых и деловых?!!

К большему изумлению нашему, мы не должны промолчать и о том, что эта необыкновенная личность выработалась и в таком величии вышла из такой среды, из такого времени, которое - не без преувеличения, но и не без справедливости - некоторые наши литературные кружки охарактеризовали темным царством бурсы!!

Да простят им за это тени отцев и дедов наших, вращавшихся в этом - к счастию отжившем - царстве! Выставляя пред очи наши вышедших из их среды таких славных мужей - двигателей науки и жизни, как знаменитый Евгений, отцы и деды наши помимо их ведома - заставляют нас - очень часто тратящих свое время и свои познания и средства совершенно непроизводительно, иногда даже - со вредом для себя и других, - не слишком превозноситься своим прогрессом!..

Не знаю, как вам, слушатели, а мне невольно делается, грустно, когда вспомнишь и подумаешь о подобных юбиляру великих борцах жизни, - гигантах труда, и - оглянувшись кругом - сравнишь их с современниками: как все мы мелки в сравнении с ними! - А ведь все мы в сравнении с ними в гораздо лучшей обстановке, - владельцы богатейшего наследства открытий и опытов всех протекших веков, мы идем по пути уже известному, предками же нашими проложенному и углаженному, - так что без помех и задержки должны бы только устремляться вперед и вперед!!! Уж не мельчают ли люди?! От чего же это?

Мельчает, или не мельчает наш род и в каком отношении - оставим решение этого другим. Только не могу не заметить здесь, и думаю все вы согласитесь с этим, что причина нашей мелкости, отсутствия в среде нашей личностей особенно выдающихся, - во многом, во многом (если только не во всем!) зависит от влияния умножившихся в нашем поколении разных учений, взглядов и направлений - помимо единого на потребу!..
Тогда как опыт почти целых девятнадцати веков должен бы уверить каждого из нас, что это единое на потребу - Божественное учение Иисуса Христа - всегда и везде живое и действенное, - благодатною силою всемогущего Духа, - одно способно не только измельчавшее укрепить и возвеличить, немощное уврачевать и оскудевающее восполнить, - но и засохшему и омертвевшему дать жизнь пеплу, победоносно при сем одолевая все трудности, и неудержимо двигая и устремляя вперед и вперед, вверх и вверх - до самаго Богоуподобления!!..

Движимые в подобном направлении избранники неба, появляясь в том или другом месте, в то или другое время, с тем и являются в известной среде, чтобы силой своего гения, или таланта осветив тьму невежества и заблуждений, могущественною силою своего примера увлекать других за собою по тому же направлению - к небесному свету, к вечной жизни...

В сем отношении, распространяющейся у нас обычай "юбилеев" - скажу - кстати согласный с Апостольским завещанием знать труждающихся у нас (1 Фессалоник. V. 12.), тем - между прочим и хорош, что, вызывая из прошедшего великие дела двигателей просвещения или христианской жизни, может вносить в душу нашу светлые образы истинно-доброго и прекрасного, не всегда и не во всех остающееся бесследно...

После сего остается пожелать, чтобы в нашей отечественной церкви всегда было как можно больше личностей подобных юбиляру, чтобы необыкновенная любовь его к труду, чтобы непоколебимая приверженность его к церкви, в пользу которой он до самоотречения посвящал труды свои - нашла искренних подражателей во всех нас и особенно в вас, юные питомцы Духовного просвещения - по вашей еще нежной восприимчивости ко всему доброму и благородному.

Но венцом всех наших благожеланий по поводу нынешнего нашего торжества духа и науки - должна быть молитва к Милосердому и Всемогущему, чтобы имя Высокопреосвященнейшего Евгения, уже вписанное в Историю знаменитых мужей отечественной церкви, было вписано и там - в книгу жизни вечной - с ликом Святых Божиих, чтобы за великие его заслуги нашей церкви возглашаемая ему здесь нами вечная, вечная память, искупительною жертвою Победителя смерти и ада, доставила бессмертному духу его нескончаемое, вечное блаженство и там!! Аминь!


(*) День сей, по особому распоряжению Его Преосвященства, празднуем был во всей Вологодской Епархии. - В г. Вологде празднество, - начавшись в Соборе, - в присутствии Исправляющего должность Начальника губернии, Воинского Начальника, гражданских и военных чинов, при множестве богомольцев посторонних и при собрании воспитанников Семинарии с их Наставниками, - кончился "актом" в Семинарском зале при избранной публике, - по особой программе (распоряжение Преосвященного и программа напечатаны в 24 № Волог. Епарх. Ведом. 1867 года).
(*) Первое произведение Митрополита Евгения "Латинская азбука с разговорами" вышло в свет 1788-го года, а умер он Феврале 1837-го года. Значит, он умер на 49-м году литературной своей жизни.






Сочинения
Жизнь. Труды
Альбом
 
сертификат iso 22000 stroyurist.ru .Юридические услуги от "СтройЮрист"