Главная/Религия.Церковь/Евгений Болховитинов/Сочинения
Евгений (Болховитинов), митрополит. О древностях зырянских : (статья митрополита Евгения) / публ. Н. Суворова // Вологодские епархиальные ведомости: Прибавления. - 1867. - №16


О ДРЕВНОСТЯХ ЗЫРЯНСКИХ

(Статья Митрополита Евгения)

В 15 и 16 Вологодских Епарх. Ведом. минувшего 1866 года, в статье: "О соборной горе в Вологде" напечатаны были: "Рассказ лекаря Флёрова о древностях Вологодских" и "Ответ на него Митрополита Евгения", в котором знаменитый архипастырь опровергает сообщаемые Флёровым басенные известия о соборной горе и других древностях Вологды. Оба названные сочинения - и рассказ и ответ - заимствованы из журнала: "Вестник Европы" 1814 года, (№№ 15 и 16), в котором они составляют только часть (первую) статьи, имеющей полное заглавие такое: О древностях Вологодских и Зырянских. Сообщив в минувшем году (по поводу производившихся тогда археологических исследований соборной здешней горы), первую часть упомянутой статьи - о древностях Вологодских, теперь, по поводу наступающего в нынешнем году (18-го Декабря) столетнего от дня рождения юбилея Митрополита Евгения, когда чтителями памяти его тщательно собираются материалы для его биографии и сведения о всех его сочинениях (*) [См. в 7 № Волог. Епарх. Ведом. нынешнего года статью: "Памяти Митрополита Евгения"], сообщаем и вторую часть ее - о древностях Зырянских. При этом не можем не выразить сожаления, что, кроме нижеприводимых кратких заметок о древностях Зырянских, не имеем по сие время ни из произведений незабвенного нашего историка и археолога, ни из сведений о его жизни и многообразной деятельности, ничего другого, ничего нового и более важного, что могли бы мы принести на праздник столетней его годовщины(**) [На сделанное в 7 № "Воззвание к духовенству и гражданству вологодск. епархии о доставлении в редакцию сведений о бывшем епископе вологодском Евгении, нет ответа].
В заметках своих о Зырянских древностях Преосвящ. Евгений имеет дело с тем же вышеупомянутым лекарем Флёровым и опровергает некоторые его замечания об этих древностях, (напечатанные в 4-й части С.П.-бургского Лицея 1806 года № 111, стран. 116 и след.). Главный предмет заметок - Зырянская азбука (изобретенная, по преданию, Св. Стефаном Пермским), в которой Флёров находит сходство с алфавитами еврейским и греческим, а Преосвященный Евгений, не находя этого сходства, считает буквы Зырянские более похожими на письмена рунические и даже предполагает возможным существование некогда у Зырян рунической азбуки.
Вот статья лекаря Флёрова, напечатанная сперва в "Лицее" и потом перепечатанная Преосв. Евгением в Вестнике Европы.

Замечания Флёрова о древностях Зырянских.

"Читая краткую церковную Российскую историю, сочиненную Митрополитом Платоном, (пишет он) встретил я в ней несколько слов относительно первоначального просвещения Перми. Знаменитый автор (Митроп. Платон) говорит: "Св. Стефан Пермский искусен был в Греческом языке, и нашедши Пермский народ безграмотным, сочинил азбуку на их язык, научил их грамоте и многие книги церковные на их язык перевел. Весьма сожалительно, что ныне сей Пермской грамоты и книг на их языке не находится, хотя я о том весьма старался. Нашел только Пермскую азбуку, то есть - по-русски написано, как в Пермском языке буквы азбучные называются. Историку же весьма "нужно всё старание употребить отыскать сию азбуку и книги на Пермском языке; а из того можно бы было что-либо заключить надлежащее до Пермского народа". (*) [См. Кратк. Церк. Росс. ист. Митроп. Платона часть I, стр. 243 и 244].
Но, видевши собственными глазами остаток просвещения Зырян, (продолжает Флёров), составляющих ветвь, так сказать, Великой Перми и просвещенных тем же Св. Стефаном, я удивляюсь, что славному историку нашей церкви неизвестен он (*) [т.е. остаток просвещения Зырян], равно как и другие, хранящиеся между Зырянами.
Сей антик - есть изображение Св. Троицы в виде трех Ангелов, пришедших к Аврааму, за семь лет пред сим находившееся в соборной Вологодской церкви и ныне, может быть, там же находящееся (**) [Там. Смотр. Волог. Епарх. Ведом. сего года, № 5, в биограф. преосв. Арсения Тодорского, стран. 152, 153]. Под изображением есть в нескольких строках подпись на Зырянском языке. Характеры букв имеют сходство с некоторыми Еврейскими и Греческими, откуда может произойти вопрос, едва ли разрешимый: почему апостол Перми, вводя просвещение между ее народов, не употребил азбуку Славенскую, или Греческую, или Еврейскую? Не мысль ли увековечить имя и труды свои даже буквами была причиною составления особливой азбуки для новопросвещенных, или что другое? Впрочем, оставляя сей вопрос, я замечаю только то, что Образ и подпись под ним принадлежат не только времени Св. Стефана, но и его трудам.
Между Зырянами хранится еще писанный такими же литерами самим Просветителем их, или под его смотрением, как сказывают, перевод обедни Св. Златоустого. Сей памятник Св. Стефана есть трудное, но, кажется, единственное средство для открытия литер потерянной Зырянской азбуки. Может быть, она была такова, что литеры имели всегда один определенный в произношении звук. Почему, переведя ныне на их язык с возможным совершенством и приближением к наречию времени Св. Стефана, если оно переменилось после его, сию обедню, может быть из сношения числа перемен в звуке произносимых слов по переводу нынешнему, с числом тех букв, коими писан перевод вышеупомянутый, удалось бы узнать звуки Зырянских литер. Если же бы сей способ имел предполагаемый успех, тогда бы могли быть известны все Зырянские, или вообще Пермские древние книги и бумаги, какие только уцелели.
Пермские письмена столь же любопытны, или еще более, нежели как крюковые, так называемые, ноты, по коим пели в древней России. Они не только неизвестны своею историею, но едва ли многим (известны) и существованием своим: почему могут быть предметом исследований трудолюбивых наших археологов".

Ответ Преосвященного Евгения
на вышеприведенные замечания лекаря Флёрова.

"Достопочтенный сочинитель Краткой церковной Российской истории (Митрополит Платон), написавший якобы "Пермской грамоты и книг на их языке не находится, а есть только Пермская азбука, то есть по-русски написано, как в Пермском языке буквы азбучные называются" сие, конечно, из "Записок" покойного академика. Ивана Ивановича Лепехина, который, путешествуя в 1771 году по Зырянским селениям, лежащим от Устьсысольска до Двины по Вычегде реке, не сыскал также ни одной Зырянской книги, ни грамоты, а нашел только в Устьсысольске название нескольких, и то не всех Зырянских букв, и на Зырянском же или Пермском языке заупокойную Златоустову обедню, писанную однакож Русскими буквами, и таким же образом напечатал сие в 3-й части своих путешественных "Записок", 1780 года, при Академии Наук. После сего, уже в 1788 году бывший Устюжский штаб-лекарь, а потом инспектор Вологодской Врачебной Управы и С.П.-бургской Академии Наук корреспондент, Яков Яковлевича Фриз, нашел в церкви Зырянской Вожемской волости, отстоящей вниз по р. Вычегде от г. Яренска в 40 верстах, икону Св. Троицы в виде трех Ангелов Авраамом угощаемых. В верху сей иконы над Ангелами подписано по-славянски: образ Св. Троицы, а над Авраамом, Саррою и каждым из трех Ангелов подпись подлинными Зырянскими буквами и таковыми же буквами написано внизу иконы шесть строк. Г. Фриз немедленно снял со всех сих Зырянских письмен списки, однакож очень неверные, и отослал при письме к академику Фуссу, который оные представил Академии Наук; а от нее напечатаны они в 6-м томе "Новых Академических актов 1790 года", с выпискою из Фризова письма на Французском языке и с Латинским историческим известием о Зырянах и письменах их, которое почерпнул г. Лепехин из жития Св. Стефана, епископа Пермского, каковое напечатано в Четиих-Минеях. После сего, покойный преосвященный Арсений, епископ вологодский, взял икону сию из Вожемской церкви в Вологодский кафедральный собор, где оная и доныне находится; а на место ее послал в Вожемскую волость верный с оной список. Вот единственный, уцелевший остаток Зырянских письмен, недавно только известным сделавшийся и вологжанам. Других, подобных сему, остатков и книг, по вернейшему розысканию, во всех Зырянских церквах не отыскалось доныне (*) [В жизнеописании Св. Стефана Пермского, помещенном в Словаре историч. о писателях духовн. чина и писанном после 1814 года, Преосв. Евгений говорит: "Недавно найдена в той же Вожемской приходской церкви "еще другая икона - Сошествия Св. Духа с Зырянскою же надписью. Сказывают, что есть также Богородичная икона с подобною сей подписью в Пермской губернии, Чердынского уезда в церкви села Бондюга". - Кстати сообщаем, что есть в волог. епархии и третья икона с Зырянскою подписью, а именно: Образ Св. Троицы в великоустюгской градской Симеона Столпника церкви, список с находящегося в волог. кафедр. соборе. Литографические снимки с зырянских подписей обоих икон: Св. Троицы и Сошествия Св. Духа можно видеть в приложениях к Зырянской грамматике, сочин. П. Савваитова (издан. С.П.Б. 1850 года). При той же грамматике приложена и древнейшая Зырянская азбука, писанная в 1510 году, при Великопермском Епископе Никоне и заимствованная из Номоканона, принадлежащего И. П. Сахарову]. Но г. Замечатель, видевший собственными глазами вышеупомянутую икону, несправедливо написал, что "характеры букв имеют сходство с некоторыми Еврейскими и Греческими". (**) [Об этом же Преосв. Евгений в вышеупомянутом жизнеописании Св. Стефана говорит: "При рассматривании букв сей подписи, некоторым мечтателям (намек на Флерова) вообразилось, что они видят в них подобие букв, не только Греческого, но и Еврейского языка, которого (т. е. Еврейского) Св. Стефан не знал и которого знатоков, ниже самых жидов в России не слышно было ни в Стефановы времена, ни долго после его. Самые мелочные приметы сходства, замечаемый сими гадателями, суть такого свойства, что можно их применить ко всем прямолинейным и угловатым азбукам и больше к руническим, а еще более всех к славянской, извороченной разными положениями букв. Действительно, и жизнеописатели Стефановы и летописи наши свидетельствуют, что Стефан и книги, и азбуку для Пермян не с другого какого, а с Русского языка преложил". Сие доказывают сходные с Славянскими самые названия и порядок букв Зырянских, Лепехиным найденным". (См. Слов. историч. о писат. Дух. чина, стран. 628, изд. 1808). Вот названия Зырянских букв, сообщаемых Лепехиным: а, бук, вой, гай, дой, ежой, жой, зата, зита, коке, лей, мено, нено, ней, рей, сий, тай, цю, черы, шуй"] Ни в одной из букв нет сего сходства, а больше сего похожи они на северные рунические (***) [Нельзя не заметить значительного сходства Зырянских букв с руническими, сличая напечатанные при Зырянской Грамматике П. Савваитова снимки с Зырянских подписей на иконах с руническим письмом, которого образцы помещены в книге, изданной в 1841 г., С.П.Б. А. А. Плюшаром под заглавием: "Картинная Галерея, или Систематическое собрание рисунков по всем отраслям человеческих знаний", том первый, отдел. 2-е, табл. 29], которых остатки, может быть, Св. Стефан нашел еще у Зырянских жрецов языческих, хотя в жизнеописании его и сказано, что он не нашел у Зырян никаких письмен и сам изобрел им азбуку. Предположив у Зырян уже существовавшую руническую азбуку, можно удобно отвечать на вопрос г. Замечателя: "почему Апостол Перми, вводя просвещение между ее народов, не употребил азбуку славянскую, или греческую, или еврейскую? То есть, может быть, потому, чтоб Зырян удобнее было учить их собственными буквами. Из жизнеописания сего Пастыря, а еще более из собранных г. Лепехиным о Зырянах исторических сведений (напечатанных в конце IV части его Записок) видно, что Зыряне тогда были богатый народ, торговавший с северными чужестранцами; что они имели уже по преданиям многие сведения о сотворении мира, об Адаме, о разделении языков, о многих отдаленных от них народах северных, западных и южных, и следовательно умнейшие из Зырян и по крайней мере жрецы их могли узнать от них и письмена (*) [Предположение о существовании, или по крайней мере об известности у Зырян до времен Св. Стефана рунической азбуки, а также о знакомстве их с азбукою русско-славянскою, преосв. Евгений несколько подробнее излагает, в жизнеописании Св. Стефана, следующим образом: "В жизнеописании Стефанове указано, что он, отправляясь на проповедь к Пермянам, взял из Москвы к ним "грамматы", т. е. указы или охранные предписания, и Пермяне боялись убить его "как из Москвы к ним пришедшего и грамоты имущего". Итак, Пермяне, и по крайней мере старшины их и наставники имели понятие о русских, а, может быть, еще и о северных письменах рунических, издревле на севере, до введения обыкновенной азбуки употреблявшихся. В 1677 году, в одном Шведском городке Шеене издана была одна договорная грамота с харатейного рунического списка, содержащая разграничение пределов между Норвегиею и Россиею в царствование короля Датского Свенона I. (т. е. около 080 г.; скончался сей король около 1015 года). Пермянам также издавна, до Стефанова пришествия известны были северные народи, как и сами они им по торгам. Отер, уроженец Гелголанский из крайней Норвежской провинции, еще в IX столетии зашедши в Северную Двину, открыл Пермян и описал свое путешествие на Англо-Саксонском языке. По Шведской Далиновой истории известно, что Норвежцы до самого XIII века ходили морем в Пермь. В Исландских летописях также часто упоминается о Пермянах, как о народе военном и богатом (Лепех. Записок часть IV). Шлецер в своем Несторе, говоря о Перми, хотя и считает Исландские известия о ней баснословными, но признает, что Пермяне были некогда "самобытный, великий, долгое время свободный и не совсем непросвещенный народ". Из споров их со Св. Стефаном о вере и сведений их о сотворении мира, об Адаме, о разделении языков и об отдаленных от них народах, как то Татарах, Греках, Ненцах и Литве также видно, что они не были совсем невежды. Но были ль у самих их в язычестве какие-нибудь буквы в употреблении, того ни утверждать, ни отрицать не можно. Св. Стефан, при сочинении своей азбуки, не мог также за достоверное знать о сем. Ибо он составил свою для Пермян азбуку еще не бывши у них, может быть по предуверению, что для новопросвещенных Христовою верою нужны и новые буквы, имея тому пример в Улфиле, епископе Готском, и Мефодии и Кирилле, учителях Моравских, из коих первый в IV веке для Готов, живших в Мизии и Фракии, составил азбуку Готическую из северных рунических, Греческих и Латинских букв а последние в IX веке для Славян Моравских, азбуку из Греческой и других восточных азбук". (См. Словарь о писат. дух. чина, стран. 624-626)]. С другой стороны, некоторых Зырянских звуков, и например выговора их - Ж, Г и О (с двумя над этой буквою точками) никак не можно в точности изобразить буквами ни славянскими, ни греческими, ни еврейскими, и следовательно, нужны были для оных особые буквы. И так конечно "не мысль увековечить имя и труды свои даже буквами была (для Св. Стефана) причиною составления особливой азбуки для новопросвещенных"! Впрочем, доселе из самых Зырян не мог еще никто разобрать и прочитать подписи под иконою, в вологодском соборе находящеюся, а книг нет нигде, писанных Зырянскими буквами. Зыряне даже не понимают напечатанной у Лепехина Русскими буквами заупокойной обедни, - потому ли, что их язык удалился уже от праотеческого, или, как некоторые из глубоких знатоков сего языка утверждают потому, что Св. Стефан, переводя сию обедню на весьма бедный в выражениях Зырянский язык, выдумывал сам некоторые у Зырян неупотребительные слова, произведя оные от корней Зырянских. В самом деле, язык сей столько беден, что не имеет полного числа ни падежей имен, ни времен глаголов, ни даже прилагательных имен, вместо коих всегда употребляются только два существительные (*) [Не знаем, о каких "глубоких знатоках" Зырянского языка говорит выше преосвящ. Евгений и откуда заимствованы нм сведения о несуществовании якобы в этом языке "падежей имен, времен глаголов и прилагательных имен". В упомянутой Зырянск. грамматике П. Савваитова показано, падежей имен - "семнадцать", времен глаголов - три. Имена прилагательные также показаны существующими, с их степенями - положительной, сравнительной и превосходной]. А метафизических, богословских и вообще отвлеченных понятий никаким образом прямо изъяснить на оном не можно. По сей трудности можно заключить, что и св. Стефан едва ли, кроме заупокойной обедни и может быть каких-нибудь не многих для своей школы (**) [В Истор. Росс. иерарх., часть VI, стран. 567 и 568, сказано, что Св. Стефан Пермский, основав в Устьвыме монастырь во имя Св. Михаила Архангела, "завел в сей обители школу" для детей Зырянских"] учебных книг, переводил что на Зырянский язык. Может быть, и самая невнятность его переводов, была важнейшим поводом к оставлению и забвению оных у Зырян. Иначе не можно изъяснить, почему во всех Зырянских церквах, коих до 150 в одной вологодской епархии считается, не сохранилось доныне никаких книг сего языка, кроме упомянутой заупокойной обедни.
"Г. Замечатель также не угадал, сказав, что находящейся в вологодском соборе образ Св. Троицы и подпись под ним принадлежат "не только времени Св. Стефана, но и его трудам". Сего не видно ни по иконе, ни по запискам историческим. Е.". (Евгений).

___

Окончив статью Митрополита Евгения, пользуемся случаем кстати сообщить здесь, (для любопытных), несколько кратких заметок о самом народе Зырянском, о его происхождении, названии, местах жительства, языке, и о числе жителей этого племени в вологодской губернии. Заметки наши извлечены из разных печатных источников.
Г. Савваитов, в предисловии к Грамматике Зырянского языка, говорит:
"Под именем Зырян известен народ, обитающий в смежных уездах Вологодской, Пермской, и Архангельской губерний. Как по происхождению, так и по языку, они принадлежат к обширному семейству тех северных народов, которые обыкновенно называются Финскими. Самое название Зырян имеет чисто Финское происхождение: еще и теперь ближайшие к ним Финны называют их Зирьэлэйзет, то есть, крайними, пограничными жителями, украинцами(*) ["Зирьэлэйнен", Зырянин, происходить от зарьэ, край, предел, граница; а окончание - лэйнен или лайнен, (от лай - род, племя, поколение) соответствует Русскому окончанию народных и отечественных имен янин или анин. Очевидно, что слово Зырянин есть измененное по духу Русского языка Финское Зирьаляйнен]. Впрочем до сих пор производили название Зырян от Зырянского же слова: зырэдэмайяс или зырэмайяс (**) [Зырэдэмайяс или Зырэмайяс значит "сдвинутые". Принимая в соображение такое словопроизводство, полагают, что Зыряне вытеснены с прежних мест своего жительства в страну, ныне занимаемую ими, каким-нибудь другим народом; или по обстоятельствам, до сих пор неизвестным, добровольно оставили свои прежние жилища. См. Путеш. Академика Ив. Лепехина, ч. IV. С. П. Б., 1805 г. стран. 415 и 416. Энцикл. Лексик. т. XI, стран. 123], несмотря на то, что это название употребляется только Русскими, а отнюдь не самими Зырянами, которые даже не знают его, и сами себя называют Комийяс или Коми войтыр, что, может быть, означает Камичей, Камских жителей, или Камский народ. - Зыряне говорят особенным языком, который, по имени сего народа, называется Зырянским. Он имеет ближайшее сродство с языком Вотяков, Вогуличей, Остяков и других Финских народов. Во множестве наречий, разнообразящих Зырянский язык, должно признать главнейшими: Сысольское, Вычегодское, Удорское и Ижемское (*) [Грамматика Зыр. языка, изд. 1850, С. П. Б., предисл. л. I и II].
Г. Надеждин (Николай Ив.), в статье своей: "Вологодская губерния", напечатанной в Энциклоп. Лексик., о Зырянах пишет, что этот народ очевидно принадлежит к Чудскому первобытному населению всего Европейского севера и, что судя по названиям рек и урочищ, которые легко изъясняются из нынешнего Зырянского языка, народ этот должен был в старину занимать не только все нынешнее пространство Вологодской губернии, но и смежные с нею, по крайней мере до Волги. Он-то наверное означается в наших старинных летописях именем Заволочской Чуди, напоминающим и Волгу и Вологду. В XIV веке, когда Св. Стефан явился у них апостолом христианства, Зыряне господствовали еще до самого устья Вычегды. Теперь они исчезли совершенно из Сольвычегодского уезда и даже из западной части Яренского. Их селения начинаются с Межоги, первой деревни по ту сторону города Яренска. Отсюда распространяются они по Вычегде и Выму до Удоры, во всей восточной половине Яренского уезда, и по всему огромному Устьсысольскому уезду, за исключением одной Лоемской волости на Никольской границе, которая уже решительно обрусела. На большой дороге, пролегающей по Яренскому и небольшой частичке Устьсысольского уезда слышен еще испорченный Русский язык, но дальше господствует исключительно язык Зырянский. Всех Зырян обоего пола в Вологодской губернии считается до 60,000; в этом числе есть купцы, разночинцы и духовные (*) [Энциклоп. Лекс., том XII, стран. 415, изд. 1836 года], по сведениям Министерства Внутренних Дел за 1844 год, Зырян в Волог. губернии показано обоего пола до 64,160 душ (**) [Описание Волог. губ., И. Пушкарева, изд. 1846, С. П. Б., отдел II, стран. 35].
В Справочной книжке для Волог. губ. на 1853 год (Статистич. очерк Волог. губ. стран. 18), Зырян в Волог. губ. показано 77,029 душ.
В Памятной книжке Волог. губ. на 1864 г., значится Зырян в этой губернии около 80,000 душ.

Н. Суворов.
Сочинения
Жизнь. Труды
Альбом
 
Занятия для детей онлайн задания для детей.