Главная/Религия.Церковь/Евгений Болховитинов/Сочинения
Евгений (Болховитинов). О Соборной горе в Вологде / митрополит Евгений ; публ. и коммент. Н. Суворова // Вологодские епархиальные ведомости. - 1866. - № 16


О СОБОРНОЙ ГОРЕ В ВОЛОГДЕ

Ответ Митрополита Евгения на статью г. Флерова (*)

"Такое сказание действительно достойно исследования любителей отечества, и если бы оно было основательно, то просвещенные из граждан вологодских конечно не оставили бы оправдать себя от сего упрека. Но, к сожалению, г. повествователь хотел только занять читателей чудесными сказаниями, которые заимствовал от суеверной черни, не захотев, или не имев времени сам рассмотреть несообразность оных. Без сего по крайней мере не надлежало бы в умолчании о них винить почтенных вологодских историков, с великим трудом собиравших свои записки о Вологде (а), коими много воспользовался и покойный академик Петр Борисович Иноходцев, описавший также Вологду с ее уездными городами (б) и также умолчавший о сих баснях, расславляемых чернию. Действительно, есть гора соборная против Вологодского Софийского собора над утесистым правым берегом реки Вологды, и в горе сей есть каменное погребное здание, но не округлое наподобие горы, а равносторонне в два ряда, простирающееся по берегу. Она раскапываема была не в половине прошедшего XVIII, а в половине XVII столетия (в); ибо по архивским запискам известно, что в царствование Государя Царя Алексея Михайловича вологодский архиепископ Симон, раскопавши погреба сего здания, нашел там в кладовке неизвестно чьего несколько серебра (г) и представлял о том Царю, который повелеть употребить оное на украшение собора, а каменные материалы разобрать на достройку стен архиерейского двора, начатых сим преосвященным (д); но разобрана была только верхняя часть, а подземельная оставалась. С тех пор не слышно, чтобы раскапывали сию гору до самого 1809 года когда почтенный наш путешественник К. М. Б. (е), с сопутниками своими бывший в Вологде, желая удостовериться в вышеупомянутом чудесном повествовании, не упустил обратить на нее своего внимания, и копал в разных местах; однакож под великими грудами щебню, оставшегося от разломания верхней части, ничего не открыл, кроме погребов и подвалов. После, гора на иждивение архиерейского дома для доставления камня раскопана еще более; но также не найдено "ни сводистых пещер, отделенных от дальнейших запертыми дверями, так крепкими, что не могли их (будто) разломать; ни глухого шуму за сими дверями, который доказывает обширность запертой части сего подземелья и движения воздуха в оной; ни целости сводов (давно уже обрушившихся или разобранных), ни имения несчастных вологжан, погибших от Литовцев; ни узкого прохода к реке, простирающегося, по рассказам, до Прилуцкого монастыря, в трех, (вернее в четырех) верстах от города находящегося"... Развалины ничего более не показали, кроме нижнего этажа большого каменного хозяйственного дома (ж). Нет верных известий, кем и когда начат был сей дом. Г. Иноходцев написал, что он заложен Царем Иваном Васильевичем Грозным вместе с Софийским собором для дворца своего вместо деревянного, бывшего якобы на том же месте. Но деревянный дворец его находился ниже по реке Вологде, у нынешней Покровской церкви (з), и долго после того еще существовал. Напротив того, вероятнее, что дом сей заложен был для архиерея ближе к новостроившемуся собору: ибо до того времени собор, и архиерейский дом находились выше по берегу реки в полуверсте, на месте нынешней Воскресенской церкви, прозываемой "на Ленивой площади". Может быть, неокончанию сего нового дома причиною была опасность от утесистого берега реки, подтекающей под самую гору и полою водою обмывающей береговую землю; и для того другой малый архиепископский дом близ собора построен архиепископом Маркеллом около 1650 года, где ныне экономские кельи, а потом епископом Иосифом нынешний большой (и).
"Таким образом все чудесное сказание повествователя изъясняется самым простым образом, и нет нужды предполагать, что подземные в горе погреба и проходы строены именно для отвращения грабежа и убийств разорявших Россию Литовцев, в Вологде под именем панов и пановщины известных. Ибо Литовцы в первый раз не прежде 1613 года нашли на Вологду нечаянно, и взяли город сражения, от неосторожности воеводы, как писал о том к князю Пожарскому вологодский архиепископ Сильвестр (i); а потом в 1615 году приходили они в другой раз и выжгли только Прилуцкий монастырь, защищавшийся от них своими стенами, но не нынешними, которые построены уже в 7164 или 1656 году (к), и потому не могли на них оставаться следы кипячей воды, литой на Поляков. О сражении с ними вологжан и о двух витязях Белоризцах, явившихся якобы тогда на поляне, ничего не упоминают ни архивские записки, ни историки вологодские (л). Поляна за городом, на коей исстари народ празднует Семик, только потому, что на ней находился так называвшийся убогой дом, или погреб, в который бросали тела самоубийц, и в Троицкую неделю, по обыкновению других городов туда ежегодно бывал крестной ход с отпеванием панихиды над усопшими, после коей закапывали над ними яму, а на будущий год вырывали новую. Такие при убогих домах гулянья в Семик обыкновенны были и в других городах. При сих убогих домах иногда строились особые церкви, а иногда часовни для пристанища крестному ходу, и таковая же часовня была на поляне в Вологде, называвшаяся голбчик украшенный, как говорит повествователь, только сердечною благодарностью, но не к героям Белоризцам, После Московской чумы 1771 года, запрещено было повсюду вырывать для самоубийц годовые ямы, а с тех пор прекратились к ним и крестные ходы. Но гулянья народные в Семик остались по привычке на тех же местах.
Г-н повествователь в заключение говорит, что "историограф Вологды и ее уезда г. Засецкий не только не исследывает остатков древности Вологды, но почти и совсем не упоминает об них, равно как и анекдоты, рассказываемые там о различных древних происшествиях, им не помещены в его сочинениях". Напротив того, вологжанам известно, что г. Засецкий собрал почти все исторические известия о Вологде, и немного к ним прибавил г. Иноходцев. Что касается до видимых остатков древности, то их нет в Вологде старее XVI века, выключая разве нескольких земляных городищ или окопов (м.), кои также описал г. Засецкой. Анекдоты же, рассказываемые чернью о различных древних происшествиях, может быть предоставил он издателям Русских сказок". - Е.

Этим оканчивается статья преосвященного Евгения.
Теперь сообщаем остальные, собранные нами, сведения о соборной горе, и именно о том, что на ней было за сто с небольшим лет назад, за пятьдесят и во время устройства нынешнего сада.
В 1739 году, по Именному указу Императрицы Елисаветы, учинена была подробная ведомость о вологодском архиерейском доме; из этой ведомости видно, что в то время на южной половине соборной горы, против Софийского собора на берегу, находился летний архиерейский деревянный дом. Он состоял из четырех светлиц, разделенных двоими сенями, а над сенями была еще пятая светлица с малыми сенями. При доме находились две служебные избы и погреб, все деревянное, обнесенное деревянным с трех сторон забором; с четвертой, береговой стороны был обруб, имевший длины 23, ширины 4 сажени. Во двор этого дома вели со стороны собора трои ворота, - одни большие и двои малые. Кем и когда был строен этот дом, точных сведений не отыскано (н.). Вот подлинное описание этого дома, взятое из вышеупомянутой ведомости:
"Против соборной церкви, на берегу реки Вологды, дом архиерейской летней, а в нем деревянного строения:
1. Четыре светлицы, между ими двои сени, над сеньми светлица ж с малыми сеньми, длиною на одиннадцати саженях, полутретье аршин, шириною на шести саженях и одной четверти аршина.
2. С полуденную, сторону на углу изба и при ней сени, длиною на четырех саженях и одном аршине, шириною на трех саженях с полуаршином.
3. "От северной стороны на углу ж изба людская и при ней сени, а в сенях кухня, длиною на четырех саженях и дву аршинах, шириною на трех саженях с полуаршином.
4. Погреб выкопан в земли, в нем струб деревянной, длиною на дву саженях и дву аршинах, шириною на дву саженях, одном аршине и одной четверти аршина.
5. С восточную сторону от реки Вологды к светлицам. обруб деревянной, в длину по берегу на двадцати трех саженях, поперег на четырех саженях и полуаршине.
6. С трех сторон на бревенном фундаменте, забрано тесом, а с того забору с полуденной стороны до наугольной избы на 19 саженях и одном аршине.
7. От западу между наугольными избами одни болшие и по сторонам болшие двои малые въезжие ворота, длиною и с заборами на 19 саженях и дву аршинах и одной четверти аршина.
8. От северу до помянутого обруба на 20 саженях, одном аршине и дву четвертях аршина.
Долго ли существовал, и когда сломан этот дом, также неизвестно, но при преосв. Евгении его уже не было, и так как он в своей вышеприведенной статье, не упоминает о нем, то можно думать, что он едва ли и знал о его существовании.

Других сведений о соборной горе за всю остальную часть XVIII столетия не найдено. Можно полагать, что каменные материалы, о которых сказано в статье преосв. Евгения, добывавшиеся из нее при архиепископе Симоне на постройку стен вокруг архиерейского дома и еще в обилии остававшиеся, как видно из той же статьи, в 1809 году, продолжали добываться и в XVIII столетии, по мере надобности в них, наприм., при епископе вологодском Иосифе Золотом, во время постройки им летнего Воскресенского собора и келий архиерейского дома.
Со времени преосвящ. Евгения, т.е. с 1813 года, в котором он был переведен из Вологды в Калугу, до 1823 года, в котором начали, (по случаю ожидавшегося и последовавшего в Октябре 1824 года прибытия в Вологду ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА I, при гражданском губернаторе Н. П. Брусилове), приводить соборную гору в нынешний вид сада, она имела, по сказаниям старожилов, следующий вид:
Вся южная часть ее представляла в то время пустырь, по местам поросший травою, а по местам (ближе к реке) изрытый глубокими ямами, в которых нынешние старички в детстве играли в спрятки. В ямах виднелись остатки кирпича и белого камня. На южной оконечности горы стояла старинная чугунная пушка, из которой палили при высокоторжественных случаях. На северной половине горы был деревянный одноэтажный низменный дом (подворье) Спасоприлуцкого монастыря, в котором проживал тогдашний эконом архиерейского дома, да еще два частных дома с бывшими при них небольшими садами: все эти здания окнами обращены были не к реке, а к проезжей дороге.
Из всех вышеприведенных о соборной горе сведений окончательный вывод, по нашему мнению, тот, что после бывших на ней исследований, ныне едва ли что можно найти в ней, кроме того же, что было находимо прежде, т.е. следов какого-то каменного здания. Это самое подтвердили недавние на этой горе поиски.

Н. Суворов.

(*) Подстрочные примечания в этом ответе, подписанные буквою Е., принадлежат преосвященному Евгению, не подписанные - редакции.
(а) Первую краткую "летопись Вологодскую" собрал один вологжанин же Иван Слободской, но не издал; вторую в 1777 года полнейшую вологодской же помещик Алексей Александрович Засецкой, и напечатал оную в Москве сперва в 8 долю, 1780 года, а потом исправнее и полнее в 4 д. листа, 1782 года, под названием "Исторические и топографические известия о городе Вологде и его уезде". - Е.
(б) Он, в бытность свою в Вологде, сочинил "Описание Вологодского Наместничества", и напечатал оное в С.Пбурге в "Историческом месяцеслове" 1790 года. А. Н. Я. Озерецковский поместил оное в "Собрании сочинений, выбранных из Месяцесловов на разные годы в част. VII и VIII 1791 и 1793 годов; оттуда взято оно и в последнее издание 1801 и 1809 год. Географического Словаря Росс. Государства. - Е.
(в) Вернее сказать, не в половине, а в конце 17-го столетия: архиепископ вологодский Симон был с 1664 по 1685 год.
(г) Вероятно, в архивных записках не значилось, сколько именно было найдено серебра и в каком виде, в деньгах или вещах: иначе преосв. Евгений, кажется, не преминул бы обозначить это. Можно полагать, что количество серебра было не малозначительное.
(д) Не только при нем начатых, но и оконченные в 1775 году, как это достоверно известно по документам, найденным в архиве консистории.
(е) Кто именно был этот путешественник, не знаем; по словам старожилов, генерал Бороздин.
(ж) Как жаль, что автор не обозначил величины этого этажа, т. е. размеров его в длину, ширину и в вышину, равно и того, на какую глубину простиралось раскопывание, и в каком именно, месте найден этот этаж, на половине горы, или ближе к южной ее оконечности!
(з) Эта церковь в старинных документах писалась "что у Государя на сенях".
(и) Нынешний каменный трехэтажный дом, в котором имеют помещение вологодские архиереи, построен преосвященным Иосифом Золотым, епископом Вологодским; латинская надпись на фронтоне этого дома гласит, что он начат 1764, а окончен 1769 года.
(i) Отписку архиепископа Сильвестра к князю Пожарскому с товарищи о разорении Вологды Поляко-Литовцами, см. в Волог. Епарх.. Ведом. 1865 года, № 20 Прилож., стран. 799. Оканчивается эта отписка словами: "а все, господа, делалось хмелем: пропили город Вологду воеводы".
(к) При архимандрите сего монастыря Ионе 1, бывшем с 1654 года. См. Описание Спасоприлуцк. мон. П. Савваитова, издан. 1844 г. стран. 42.
(л) О двух "Белоризцах", явившихся на поляне, но не во время Литовского нашествия, а во время нападения на Вологду от Галицкого князя Димитрия Юрьевича Шемяки, около 1448 года, есть сказание в письменном описании жития и чудес Препод. Димитрия Прилуцкого. Вот это сказание: "Чюдо о граде Вологде, како избави его святый от рати". - Не умолчано же будет и сие чюдо предивное, како преподобный Бога Спаса нашего дерзновенно молил за град и люди. Князю бо Димитрию Юрьевичу пришедшу ратию на град Вологду в зимнее время с силою многою воинства; и в первый день пришедше скоро и к стенам града притужающе, яко и гражданом боятися: тогда бо град бяше не силен людми, и воеводы не бяше в нем; но Божия благодать помогаше тем, и молитва поспешествуема Преподобнаго к Богу. Обители же святаго не зело зло деяху, по заповеди князя их, чудотворящаго ради гроба святаго. По дни же том, в нощь наставшую, в лавре святаго священноинок Евфимий, по вечернем своем правиле, на тонок сон, преклонися: ни яко ему спящу, или не спящу ниже седящу, абие яко на яве видит пришедша к нему старца святолепна, сединами украшенна, и свет пречюден сиял от него, глаголюща ми: помолимся, братие, Спасу вашему Владыце Христу, за град, и в нем живущий людей, да Господь Бог помилует их и да пособит нм: понеже бо без вины найде рать сия. И сие глаголя невидим бысть. Священномонах же той, егда видяше святаго, дивяся радостною душею, яко позна преподобного, Димитрия, а никогдаже его в животе своем видел. Якоже ощути себе от видения, скоро воста славя Бога и преподобного Димитрия; слагаше в сердцы своем, что будет се, дондеже и сбышася. Сему же видению быша свидетели и во граде: того же бо часа в нощи той, вне града, от тамо сущих монастырей некая черноризица таковое же виде чюдо: яко же некая велия заря сияше около всего града; и помале узре старца святолепна грядуща от тоя страны, идеже обитель святаго, такоже и от дому Божия (убогого?) идеже странних погребают, изыдоша к нему два мужа "Белоризцы" световидны и вси койждо их носяща древеса велика, яко осляди (жерди); градныя же стены видяхуся колебающияся, яко бы мало не пастися им. Они же пришедше исправиша вся четыре стены града, и якоже укрепивше, невидимы быша. Тоя же нощи ин видитель святаго того чюдеси: некто весма простец пребываше на концы посада, в монастыри Живоначальныя Троицы, таковое же во сне видев, якожебы стоящу ему пред враты монастырскими и святаго старца от обители преподобнаго, ходяща во свете неизреченном и со двема светлыми "Белоризцы", исшедшими из дому скудельничья, и целыми древесы вся четыре стены града подопроша, старца же Димитрием именоваху; и паки разыдошася койждо их во своя. И якоже прейде нощь та и в другий день укрепи Бог граждан молитвами святых отец: приступающих ко граду ратных камением глинным побиваху свыше, и много от войска избиени быша, и довольни дни стоявше около града, отыдоша в Галич и тамо мнози побиени быша гневом Божиим". - Но ни о сражении белоризцев ни убиении их, ни о ежегодном праздновании памяти их ничего в сказании не упомянуто.
(м) На эти городища и окопы г. Засецкий указывает в отделении своего сочинения под заглавием: "знаки имеющиеся бывших издревле городов, которые состоят в уезде Вологодском. См. Истор. и Топограф. известия о Вологде Засецк., стр. 16 и 17.
(н.) Не об этом ли доме упоминается в 1698 году в двух отписях к вологодскому архиепископу Гавриилу из Вологды в Москву: (см. Вологод. Губ. Ведом. 1860 г. № 28), в которых сказано - в одной - Мая 15 дня, в деревянных твоих, государь, архиерейских кельях живописец Алексий Стефанов на подволоку живописные листы - планиды; писать починает... В другой: 24 Мая, в деревянных твоих, государь, архиерейских кельях печи починили и пол перебрали, а живописец Алексей Стефанов на подволоку листы пишет"...





Сочинения
Жизнь. Труды
Альбом