Главная/Государство. Общество. Армия/Тимофей Акундинов/Сочинения
Вирши Тимофея Анкудинова // Русские историко-этнографические очерки. - М., 1997

ВИРШИ ТИМОФЕЯ АНКУДИНОВА
Декларация Московскому посольству

Пять каменей Давыд имел в пастуше тоболе,
коли, не стерпев от неприятель сердечное боле,
шел смело против страшного Галиада
ичраильтянского верне бороняти стада. [...]
Голиаду спясю дух и гордости забила.
Тако и мы во имя божие имеем с пяти смыслов готовых
на неприятеля пять вершей сложоных.

1

Хвала милостивому святому богу!
От неприятеля бежав череч осмь земель, не приткнули мы
о камен свою ногу,
а не нарушили здоровья и чести и сана
и ныне есте мы под крылами милости турсково Ибрагим
султана,
дву цесарств и сту царств и двухсот пятидесяти королевств
трех частей света монархи,
той может стереть неприятеля и моих карки;
его же слава по то ся на земли пусть сладит,
пока в небе звезды и месяц светит.

2. На поносителей ответ

О Москва, мати клятвопреступления,
много в тебе клопотов и нестроения!
И ныне ты, не иставшися, и крови жаждешь
и на своего господина клеветный дух напрязаешь.
Хто тебе што милой отчичне чдравиа послугует,
на того твоя ненависть всуе негодует.
Тех древних своих княжат уставы отверчаешь.
а новых выродков, мнимых князей, приямляешь
и их, наскокателей, почитаешь и обогащаешь.
а чужими бедами отнюдь ся не наказуешь.
Хочешь или льстивое жалование с их познати, -
советую ти и разуму их и любви внимати
Изрини от себя тех митрополитанчиков окаянных.
наших и отца нашего государя царя врахов непостоянных.
и послушай Христа и Спаса твоего,
а прими мене в дом достояния моего.
Я естем мнимый подъячей, а истинный царевич Московский.
яко же иногда крал Аполон Тирский.
Я естем здесь непознанный князь Шуйский,
яко же иногда и Овиан, цесарь Римский.
Его свои, ему познавши, на престол зведоша.
тако ж и ты, Москва, не презри мене, изнемогоша
А коли будут твои детки поносити нас чем.
мы с обрасца своих родитель на винник хврастия не будем
жаловать ни в чем.

3. На Филарета митрополита

У трех товарыщей был один хлеб заветный:
тому из них съесть, кто сон увидит хвалебный.
А сами были розными обычи товарыщи:
один горд, другой лукав, третий вран на нырищи.
Но лукавый гордого и враноподобного обманул,
их в бучи лукавством потопил и сам в нем утонул. [...]
Царствовати ж устроил сына свого митрополитанского.
А гордому королевичу польскому царствование
Московское яко во сне ся снило,
враноподобному ж тушинскому вору на ево бечголовье
не долго власти было.
А вес те от Филарета были злых браней дела.
Хотя Польска благословенной Москвы не овладела.
На устье меча народ весь был пояден
и от конца до конца земли огнен попален.
Почто, Москва, зло все забываешь.
а мне, природному своему, повинности не воздаваешь?

4. На нынешний разряд Московский
и мирополитанчиковский

Что ся ныне в нашему веку сотворило,-
то много ся злых дел расплодило.
Яко едва ж ести и нам у бога милости место,
коль тяшко от бояр народу и тесно.
Только умножися гордость и кривды.
яко ж и отнюдь не знают суда и правды.
Древних бо княжат уставы отвергоша
и вся древния судебники обругаша,
новые ж своя вся суетне поставляют,
и тем бесчисленно народу укривжают.
Яко великия рыбы малых поглатают,
тако они их и имения их снедают.
Еще ж и гради мнози суеумне сгубиша,
а широкими поместьи и царство обнищаша.
Только сами ся изобильно обогатили,
военный же чин ни во что наменили.
но хотят те отором и прочим соседством
грозны и страшны быти богатством,
счастие свое в немецких питиях пологающе.
гради ж земли своея немцом и полякам раздавающе.
И татаром пустошить земли своея не возбраняют,
аще от них и бесчислено человек, яко скоту, отгоняют.
Но еще им же за то выходы дают и дани,
чтобы могли от них целы пробыть сами.
Москва руце угрызает и оных ненавидит,
от них же приношения пенязей не видит.
Кто даст, того послушмют от всей веры.
кто не даст, - затворят от него двери.
Что ж ты в том, Москва, добре оплошалась?
Блюдись, чтоб дверь милосердия божия не затворялась.

5. К читателю

Христианское есть - пад, востати,
а дьявольское есть - пад, не востати.
Сам, христолюбче, разумеваешь,
мой ласковый читательнику, упознаешь
кому воздать честь и верность.
помнячи природных государей давность.
К тому не будешь их поношати,
но, и о прежнем каяся, прощати.
Понеже кто ся власти противляет.
тот, по апостолу, богу ся противляет.
Мой верный милый читательнику,
не дивись настоящему враждебнику,
что он в наследии нашем господствует -
так ему мир, а не бог дарствует,
который злых возвышает,
а благих отнюдь уничижает.
Смотри же не начала, но конца,
да будешь мудр до конца.
Хто сначала скачет,
тот напоследок плачет,
а так найдешь корысти не мало,
что ся тут кратко собрало.
Само бо доброе себя хвалит,
а злых лукавство палит.
Здоров же, любимче, буди,
а своего государевича не забуди.

Сочинения
Жизнь. Труды