Главная/Наука. Медицина. Техника/Николай Бунаков/Жизнь. Труды
A. M. ГОЛЬДИНА. УЧИТЕЛЬ УЧИТЕЛЕЙ // Вологодский край. - Вып.1 : [Сб. / Ред.кол.: В.М. Малков (ред.) и др.]. - Вологда : Кн. изд-во, 1959

Выдающийся последователь великого русского педагога К. Д. Ушинского, неутомимый борец за передовую начальную школу, "учитель учителей" Николай Федорович Бунаков родился в Вологде в 1837 году. В этом городе он учился и закончил гимназию. В Вологодской губернии началась педагогическая деятельность Бунакова и здесь же вполне сформировалось его мировоззрение. В вологодский период жизни Н. Ф. Бунаков стал мастером педагогического дела и в педагогической профессии увидел свое истинное призвание. В молодости Николай Федорович серьезно занимался исследованием родного края. Местный материал явился содержанием первых его научных и литературных работ.
Между тем, вологодский период жизни и деятельности Н. Ф. Бунакова очень слабо освещен в педагогической литературе. Автор настоящей статьи поставил задачу хотя бы отчасти восполнить этот имеющийся пробел в исследованиях, а также выяснить наиболее ценное и значительное в деятельности Бунакова как "учителя учителей".
На формирование Н. Ф. Бунакова значительное влияние оказала Вологодская гимназия, в которую он поступил девятилетним мальчиком. В младших классах особыми успехами он не выделялся и прослыл "шалуном", "грубияном", "дерзким мальчишкой". Основной причиной этого был общий уклад гимназической жизни в то время.
В воспоминаниях Бунакова ярко представлена Вологодская гимназия 40 - 50-х годов, где очень мало делалось для того, чтобы дать ученикам настоящие научные знания. Администрация и учителя гораздо больше заботились о поведении гимназистов и о привитии им таких качеств, как внешняя религиозность, благонравие, покорность, "смирение ума, чувства и воли".
"Преподавание в гимназии, - пишет Н. Ф. Бунаков, - у большинства преподавателей было сухое, состоявшее из задавания и спрашивания уроков по книжке, не возбуждавшее никакого интереса к учению. Большинство учителей отбывало свои уроки как скучную необходимость, обременительную подневольную повинность, без любви и к предмету, и к ученикам" [Бунаков Н. Ф. Моя жизнь. 1909, стр. 7].
Конечно, не все учителя были такими. Очень тепло Бунаков вспоминает учителя русского языка и географии в младших классах Н. П. Титова, который преподавал с воодушевлением и горячо любил своих учеников. Даже самые ленивые на уроках Н. П. Титова были прилежны и учились с увлечением.
"Хороший, умный, любящий и честный был человек, каких очень мало было в то суровое время, - вспоминает Бунаков, - именно он посеял в мою душу семена любви к родному языку, к книжке и перу" [Там же, стр. 8.]).
Добрую память сохранил Бунаков и о Н. П. Левитском, учителе словесности в старших классах, - это был высококультурный человек, очень хороший учитель, умевший привить ученикам любовь к чтению, развить в них литературные наклонности. Под влиянием Н. П. Левитского гимназисты много и серьезно читали, учились владеть языком.
В 1854 году по окончании гимназии Бунакову пришлось устраиваться на службу. Он решил стать учителем и впоследствии в этом не раскаивался. В ответ на просьбу Бунакова назначить его учителем русского языка в уездное училище директор училищ Вологодской губернии, он же директор гимназии, Власов пишет попечителю Петербургского учебного округа:
"Г. Бунаков во время гимназического курса отличался своей любовью к словесности, много писал сочинений... от него можно ожидать весьма хорошего преподавателя по этому предмету" [Вологодский областной архив. Дело канцелярии училищ Вологодской губ., № 2297, л. 2]).
Для получения места учителя надо было сдать специальный экзамен. В Вологодском облархиве сохранился протокол заседания педагогического совета Вологодской губернской гимназии по итогам экзамена, которому был подвергнут семнадцатилетний Н. Ф. Бунаков. Его устные ответы по русскому языку были признаны отличными, письменные - весьма удовлетворительными. "Пробную лекцию на тему: "Объяснение начал, на которых основано разделение слов на части речи" (имелось в виду объяснить это самым простым, удобопонятным языком, предполагая слабое развитие учеников уездного училища) г. Бунаков прочел ясно, последовательно и подробно".
На основании результатов испытаний члены совета постановили: "Признать г. Бунакова достойным и способным занять место учителя уездного училища по предмету русского языка" [Вологодский областной архив Дело канцелярии училищ Вологодской губ., № 2297, лл. 5 - 6]).
В ноябре 1854 года Бунаков поступил на работу в уездное училище города Тотьмы. По описанию Бунакова, Тотьма в то время была чистеньким городком с семью каменными церквами. Тотемское чиновничество и купечество заполняли свою жизнь, главным образом, картежной игрой, попойками, танцами.
Учебная работа в Тотемском уездном училище была поставлена очень плохо. Смотритель училища мало разбирался в учебном деле. "Он был совершенно неспособен руководить начинающим учителем, да и не претендовал на такую роль, пользы от него и мне, и училищу было мало", - писал Н. Ф. Бунаков. Очень плох был и педагогический состав. Мальчиков учили кое-как, неумело, мучили наказаниями.
Молодой учитель, предоставленный самому себе, не был удовлетворен работой, сознавал недостаточность своей подготовки. Не получая необходимой помощи, Бунаков стал усиленно читать появившиеся в то время педагогические журналы. Под их влиянием он стал глубже вникать в свою работу, появилось стремление к усовершенствованию в педагогическом мастерстве, учительство стало для него "важным, серьезным, святым делом".
Несмотря на молодость, отсутствие опыта, Бунаков вскоре стал одним из лучших учителей в губернии. В отчете Тотемского училища за 1856 год значится: "Особенного внимания заслуживает за способность преподавания учитель русского языка Бунаков" [Вологодский областной архив. Дело канцелярии училищ Вологодской губ., № 2444, л. 24]).
С 1857 по 1859 год Бунаков работает в Кадниковском уездном училище. Здесь педагогический состав был гораздо сильнее, чем в Тотемском училище, среди учителей были умные и талантливые люди.
Работу Бунакова одобрил посетивший в 1858 году Кадниковское уездное училище директор училищ Вологодской губернии А. В. Латышев, опытный педагог, внесший много нового в педагогическое дело в Вологде и Вологодской губернии.
Благодаря А. В. Латышеву, который обратил внимание на талантливого учителя, Н. Ф. Бунаков в 1859 году был переведен в Вологду, где он работал сначала в уездном училище (до 1862 года), а затем в младших классах мужской и женской гимназий.
Подводя итоги своей уездной жизни, Бунаков писал: "Эта жизнь дала мне немало полезного. Так как здесь люди живут теснее, ближе друг к другу, проще, откровеннее, то здесь легче познавать людей, делать им верную оценку, оценивать их не по внешности, а по их внутреннему достоинству. Иногда мне очень хочется побывать в Тотьме и Кадникове. Какие перемены произошли там в смысле изменения склада и содержания жизни?" [Бунаков Н. Ф. Моя жизнь, 1909, стр. 42.]).
Н. Ф. Бунаков переселился в Вологду в предреформенные годы, в период общественного подъема 60-х годов, когда все передовые русские люди принимали горячее участие в обсуждении будущего России. Общественный подъем сказался в педагогической жизни небывалым оживлением, творческой работой, постановкой актуальных педагогических проблем.
Общественно-педагогическое движение захватило молодого учителя. Бунаков жадно читал педагогическую литературу, особенно статьи Добролюбова, Ушинского, Толстого, и в педагогической работе проявлял настоящее мастерство. Впоследствии он писал: "И дело мне нравилось, и в себе самом я почуял способность к учительству" [Бунаков Н. Ф. Моя жизнь, 1909, стр. 44.].
В именном списке преподавателей Вологодского уездного училища содержится характеристика двадцатидвухлетнего Бунакова:
"При прекрасном знании своего предмета и при ясном вразумительном преподавании умеет следить за современной методой и приемами преподавания, весьма хорошо (при достаточном усердии) вести совершенный порядок в классе. По отношению к учащимся характера разумно снисходительного и справедливого" [Вологодский областной архив. Дело Вологодского уездного училища, № 105, л. 21]).
Из сохранившихся отчетов Тотемского и Вологодского уездных училищ известно, что Бунаков широко применял на своих уроках разнообразные устные и письменные упражнения творческого характера. Так, в отчете Тотемского уездного училища за 1856 год сказано: "Учитель русского языка заставлял учеников II класса излагать на бумаге или рассказанное им из их быта, или прочитанное ими, или перелагать в прозу басни с изъяснением смысла, а учеников III класса упражнял или сочинениями на заданные темы, или описанием предметов, быту и понятиям учеников близких, часто рекомендуя им вести переписку с родными и знакомыми, которая постоянно была учителем просматриваема и поправляема" [Вологодский областной архив. Дело канцелярии училищ Вологодской губ., № 2444, л. 18]).
Талантливое преподавание русского языка принесло Бунакову известность. Перейдя в гимназию, он всецело отдался любимому делу и работал с большим увлечением.
Не заставляя учеников заучивать сухой учебник грамматики, Бунаков изучал с ними живой язык. О своей работе в гимназии он пишет: "К ученикам я относился с любовью и терпением, поддерживал дисциплину и внимание в классе не внешними средствами, а интересом преподавания и своим личным одушевлением, живым примером. Само собой разумеется, что моя аккуратность была безукоризненна: я никогда не пропускал своих уроков, никогда не опаздывал, никогда не забывал приготовиться к уроку, просмотреть ученические работы и проч. Между прочим, я задался мыслью так поставить дело, чтобы не было учеников неуспевающих, чтобы все без исключения усваивали курс, - ив значительной мере мне удавалось выполнить эту задачу. Могу сказать по чистой совести, что я работал неутомимо и добросовестно, горячо и с хорошими результатами, не опуская рук ни перед какими образчиками лености, шаловливости и тупости, не поддаваясь никаким искушениям и страхам" [Бунаков Н. Ф. Моя жизнь. 1909, стр. 51 - 55.].
Бунаков пользовался горячей любовью своих учеников и учениц. Его преподавание увлекало детей, пробуждало хорошие чувства и стремления.
Выдающиеся успехи Н. Ф. Бунакова в преподавательской работе побудили директора училищ Вологодской губернии в сентябре 1863 года обратиться к попечителю Петербургского учебного округа И. Делянову с просьбой утвердить Н. Бунакова в должности младшего учителя русского языка Вологодской гимназии, поскольку он "оказался весьма деятельным и вполне способным преподавателем". Но Бунаков не окончил высшего учебного заведения и поэтому ответом на просьбу был бюрократически-бездушный отказ Делянова [Вологодский областной архив. Дело канцелярии училищ Вологодской губ., № 2831, лл. 1,2]).
Деятельность Н. Ф. Бунакова не ограничивалась преподаванием. Много внимания и времени он уделял научной и литературной работе. Бунакова интересовал Вологодский край. Он изучал его историю, занимался статистикой, собирал материалы для биографии поэта-вологжанина К. Н. Батюшкова. Первая работа Н. Ф. Бунакова - критико-биографический очерк о К. Н. Батюшкове - была опубликована в 1855 году. После этого он поместил в местной газете "Вологодские губернские ведомости" статьи: "Звериный промысел в Вологодской губернии" (1857 г.), "Вологда в начале XVII века" (1857 г.), "Сельскохозяйственный очерк Вологодской губернии" (1858 г.), "Вологодская губерния в 1859 г.": (1860 г.) и другие. В эти же годы в петербургских газетах и журналах появились многие работы Н. Ф. Бунакова, среди которых были "Движение народонаселения Вологодской губернии" (1859 г.), "Письма из Вологды" (1859 г.), "Рассказы из минувшего нашей губернии" (I860 и 1861 гг.). Живо интересовали Бунакова вопросы-просвещения. В 1864 году в "Журнале Министерства народного просвещения" была напечатана его статья "Очерк народного образования в Вологодской губернии". В этой статье Н. Ф. Бунаков на цифрах и фактах показал крайне низкий уровень грамотности в Вологодской губернии. В 1863 году здесь обучалась лишь десятая часть детей и юношества школьного возраста. Учащихся девочек было всего 2407. Обучение крестьянских детей являлось крайней редкостью. Единственную мужскую гимназию в 1863 году окончило 10 человек, а женскую гимназию - всего лишь 6 человек. В самом жалком положении находились сельские правительственные школы. Бунаков приводит характеристику одной сельской школы, данную штатным смотрителем училищ Вологодской губернии: "Из 26 мальчиков читали шесть, да и то плохо, не понимая смысла читаемого. Все смотрели вяло, апатично и видимо не чувствовали любви к книге и вообще к учению. Причина - ничтожность средств и трудность находить порядочных учителей". Результатом была вопиющая неграмотность населения: даже в губернском городе неграмотными были половина - мужчин и две трети женщин, а в Грязовецком уезде один грамотный приходился на 5 мужчин, одна грамотная - на 26 женщин [Бунаков Н. Ф. Очерк народного образования в Вологодской губ. "Журнал Министерства народного просвещения", 1864. кн. 122.].
Царством невежества и безграмотности называл Н. Ф. Бунаков Россию второй половины XIX века. О положении русской народной школы и об отношении к ней царского правительства он с горечью и возмущением писал: "Да, чиновник и спекулятор мало-помалу забираются в русскую народную школу, а за ними в нее лезет еще и прожорливый поп: сожрут они ее, сожрут и все русское народное образование...". "... У нас на Руси и до сих пор идет струя враждебности и какой-то дикой злости против всяких просветительных идей и начинаний со стороны Министерства народного просвещения" [Бунаков Н. Ф. Моя жизнь;. 1909, стр. 213, 94].
Отношение правящих кругов к просвещению народа вызывало негодование Бунакова. Но он не понимал, что в условиях монархической России уничтожить бескультурье и безграмотность невозможно, что только революция может спасти русский народ от темноты и невежества.
Обличительные статьи Н. Ф. Бунакова, в которых он ярко и сатирически изображал правы местной аристократии, возмущали вологодское дворянство и чиновничество; с их стороны проявлялась открытая враждебность к автору статей. В этом была основная причина того, что в 1864 году Бунаков покинул Вологду.
1872 год явился началом продолжавшейся тридцать лет деятельности Н. Ф. Бунакова как "учителя учителей". За эти годы он 20 раз выступал в качестве лектора и руководителя съездов и курсов учителей в Костроме, Херсоне, Пскове, Курске, Тамбове, Ярославле, Одессе, Ирбите и других городах России. Общее число его учеников-учителей составляло почти 4500 человек.
В высшей степени плодотворная деятельность Бунакова среди народных учителей неоднократно прерывалась, так как Министерство народного просвещения, о котором В. И.Ленин говорил, что оно "...есть министерство полицейского сыска, глумления над молодежью, надругательства над народным стремлением к знанию" [Ленин В. И. Соч., т. 19, стр. 122.]), подозрительно и недоброжелательно относилось к его смелым выступлениям, к его мужественной борьбе за достоинство народного учителя, за истинно народную школу. Царские сановники несколько раз запрещали съезды и курсы под руководством Бунакова, и в конце концов он был совершенно отстранен от педагогической и общественной работы.
Многолетний опыт Н. Ф. Бунакова по работе с учителями заслуживает самого внимательного изучения, тем более, что в педагогической литературе вопрос о методике работы с учителями освещен крайне поверхностно.
Основным принципиальным положением, которым всегда руководствовался Бунаков, был протест против рецептурности в работе с учителями.
Бунаков утверждал, что не в сообщении приемов учительской техники, не в методических деталях заключается смысл работы с учителями, а в возбуждении самодеятельности педагогической. мысли и учительского творчества. Для Бунакова очень характерно стремление дать учителям глубокие знания основ педагогического процесса, разъяснить научные положения, заставить учителей задуматься и вникнуть в глубину педагогических вопросов.
"Мои лекции, - писал он, - имели целью не столько поучать их, сколько возбуждать к размышлению и приведению в ясность и порядок их собственных мыслей, знаний и теоретических выводов, основанных на непосредственных опытах и наблюдениях" [Бунаков Н. Ф. Съезд народных учителей и учительниц Верхотурского уезда, Пермской губернии, в 1881 году. "Русский начальный учитель", 1881, № 11, стр. 625 - 626.]).
Истинным учителем может быть человек с широким умственным кругозором, имеющий глубокие научные знания. Понимая это, Бунаков стремился в учебных планах педагогических курсов расширить общеобразовательный элемент. Так, на курсах в Ярославле и в Одессе им читались лекции по психологии, логике, истории русской литературы.
"Чем больше я сближался с ними, - пишет Бунаков об участниках курсов в Павловске, - тем очевиднее убеждался, что главный интерес курсов для них заключается в лекциях общеобразовательных, что они осознают недостаточность своего общего образования и совершенную необходимость пополнить его научными знаниями, расширить свой умственный кругозор... Лекции по истории языка, по истории искусств, по естествознанию, по психологии и т. д. труднее для их понимания, но гораздо больше интересуют их, дают им больше нового и признаются ими в данный момент более нужными, нежели специально педагогические" [Бунаков Н. Ф. Избранные педагогические произведения. М., 1953, стр. 385.]).
Тщательно была продумана Бунаковым и методика работы с учителями. И здесь на первом плане такая организация работы, которая возбуждает самостоятельную мысль учителя, воспитывает творческое и критическое отношение к материалу.
Наряду с лекциями, большое место на курсах и съездах занимал живой обмен мыслями, опытом и наблюдениями. Беседы иногда возникали совершенно неожиданно.
"Обыкновенно после лекции, - рассказывает Бунаков, - подходило ко мне пять-шесть бойких молодых людей с вопросами или возражениями по поводу выслушанной лекции, требуя объяснений, дополнений, примеров; возникали споры, дебаты, иногда очень интересные, и во всяком случае шел живой, свободный обмен мыслей. Беседа начиналась тут же в аудитории, а продолжалась в саду и часто затягивалась на несколько часов, даже переносилась ко мне на квартиру" [Бунаков Н. Ф. Избранные педагогические сочинения. Москва, 1953, стр. 337]
Свободные беседы были обязательной, "самой оживленной и интересной" частью работы съездов и курсов, руководимых Бунаковым. Бунаков называл их совещательными занятиями. На этих занятиях читались рефераты, делались сообщения по наиболее актуальным вопросам школьной жизни, по поводу рефератов и сообщений происходил обмен мнениями, обсуждались показательные уроки. Бунаков считал, что показательные уроки очень полезны, если они являются иллюстрацией к теоретическому изложению или же материалом для обсуждения общих вопросов учебно-воспитательной работы. Ни в коем случае не следует смысл обсуждения уроков видеть в том, чтобы сделать больше замечаний по поводу урока, найти в нем как можно больше отрицательных сторон - не в этом цель обсуждения, а в общих выводах, которые делаются на основе просмотренных уроков.
Глубокая содержательность всей работы, разнообразие организационных форм, среди которых большое место занимали различные практические занятия - все это делало работу съездов и курсов под руководством Бунакова увлекательной и чрезвычайно полезной для учителей.
"Несмотря на свой педагогический опыт, на все свое знание народной школы, Бунаков никогда не выступал без специальной подготовки ни на одних курсах, - писал Л. В. Македонов. - Каждый раз он вновь подготовлял, продумывал и записывал весь план предстоящих работ, все лекции и предполагаемые беседы" [Македонов Л. В. Н. В. Бунаков, его жизнь и деятельность. 1907]). А если к этому прибавить большое личное обаяние Н. Ф. Бунакова, его увлечение работой, переходящее в настоящее вдохновение, его страстную любовь к народной школе и глубокое знание педагогической теории, - то можно представить; каким ярким событием для учителей были съезды и курсы под руководством выдающегося русского "учителя учителей".
Сам энтузиаст, безгранично преданный делу народного образования, Бунаков в работе с учителями большое значение придавал тому, чтобы вызвать у своих слушателей самоотверженность и искреннюю любовь к делу обучения и воспитания детей, внушить им бодрость и уверенность в своих силах.
Для Н. Ф. Бунакова работа с учителями была самым любимым делом, общение с народными учителями доставляло ему глубокое наслаждение, а сознание полезности и плодотворности своей работы, живые симпатии учителей воодушевляли. Бунаков пишет, что работа с учителями содержала в себе много "привлекательного и живого интереса", давала ему "светлые радостные часы" и "радостями жизни он обязан только учителям народной школы".
Л. В. Македонов рассказывает, что, работая на курсах и съездах, Бунаков поражал своей энергией и неутомимостью. Совершенно забывая о себе, он по 16 - 18 часов проводил на курсах и в частных беседах с учителями. И в 60 с лишком лет он работал с юношеским жаром [Македонов Л. В. Н. В. Бунаков, его жизнь и деятельность. 1907].
Деятельность Н. Ф. Бунакова как "учителя учителей" несомненно является ценным вкладом в педагогическую науку. Основы этой деятельности - возбуждение самостоятельной педагогической мысли, расширение общего и педагогического кругозора учителей, разнообразие методов и организационных форм работы с ними, стремление внушить преданность идее и любовь к своему делу - могут и должны быть использованы в работе с советскими учителями.


Сочинения
Жизнь. Труды
Альбом
 
стандарт iso ts 16949 цена .Помощь в получении сертификатов качества ISO