Главная/Государство. Общество. Армия/Иван Милютин/Жизнь. Труды
Чернов А. В. Чтоб не прервалась связь времен... // Милютинские чтения. Череповец: прошлое, настоящее, будущее : сб. науч. ст. - Череповец, 2004


А. В. Чернов

Чтоб не прервалась связь времен...

В 2004 году сошлись многие символические для Череповца даты и события: начало реализации стратегического плана развития Череповца, широко обсуждавшегося и рассматривавшегося в различных аудиториях, подготовка к введению в действие нового федерального закона, разграничивающего функции местного самоуправления, областного и федерального центров, меняющего значительным образом уже сформировавшуюся систему отношений и даже территориальные параметры города. В июне 2004 года исполняется уже десять лет с вступления в силу нового представительного органа городской власти - Череповецкой городской Думы...
Эти, как впрочем, и многие другие события, так и тянутся к Ивану Андреевичу Милютину, 175 лет со дня рождения которого исполнилось 20 апреля. Невозможно говорить о Череповецкой городской Думе и не вспомнить, что именно к эпохе Милютина восходят первые опыты создания первых органов местного самоуправления, или, обсуждая различные аспекты стратегического развития города, не наткнуться на талантливые догадки Ивана Андреевича и не отдать дань его предусмотрительности и практичности, масштабности его проектов, купеческой расчетливости и умению заглянуть в будущее... Нельзя планировать развитие социальной сферы, сферы образования города без того, чтобы не возвратиться к масштабному образовательному проекту, воплотить который Ивану Андреевичу во многом удалось...
Сегодня в Череповце с Милютиным привычно связывается очень многое, если не все. Милютин - ключевой знак городского культурного кода, столь дорогого и так хорошо понятного сегодняшнему череповчанину (или черепанину?). Трудно уже представить, что всего полтора десятка лет назад само имя Милютина фактически было под запретом. Новейшая история города осознала в Милютине свой исток и источник. Новейшая городская мифология восприняла в свой пантеон фигуру Милютина легко и непринужденно, как будто бы только этого и ждала.
Милютин как нельзя лучше соответствует ожиданиям, сформировавшимся в массовом сознании трансформирующегося общества. В период разрушения привычной системы ценностей, смены культурной парадигмы, тотального скепсиса и сомнения возникает неутолимая потребность в фигурах, способных консолидировать общество, фигурах бесспорных для большинства, если не для всех. Увы, новейшая история в масштабах России таких фигур нам не предложила. Не стали консолидирующими ни персонажи ушедшей большевистской мифологии, ни вспыхивающие и угасающие политические лидеры нового времени, ни Мамонтовы и Третьяковы, ни Путиловы и Витте... Совершенно мимо национального сознания пронеслись герои культурной мифологии запада - Рокфеллеры, Форды, Гейтсы и Соросы... Как впрочем и команданте Че, Мао, новейшие антиглобалисты... Ни в одном этом образе не оказалось потенциала сплочения общества. Они разделяли, но не сближали, не объединяли, а раскалывали. Их принимали и принимают, им следовали и следуют, их изучают и их пропагандируют. Но если они и становятся знаковыми образами, то только в рамках весьма ограниченных субкультур.
Эклектизм нашей государственной символики адекватно отражает эклектизм состояния умов в состоянии неустойчивого равновесия. Однако, если трудно или пока не возможно найти объединяющие фигуры в масштабах страны, то очень правильно будет задуматься над "гениями места", которые и ближе, и понятнее и проще, и достовернее ...
Милютин для Череповца и стал таким "гением места", связавшим в своей деятельности надежды и чаяния, представления о должном и воплощение симпатичных черт местного, череповецкого, менталитета. Соответствие фигуры Милютина сегодняшним ожиданиям череповчан, если вдуматься, удивительно. Что же так привлекает к нему самых разных по политическим убеждениям, имущественному положению и образовательному уровню людей?
Начавшиеся в стране реформы Милютин воспринял как сигнал лично ему адресованный. Сигнал, которой означал, что пришло время людей деятельных, смелых, готовых и обязанных брать на себя ответственность. Милютин, пользуясь современной терминологией, выступил как кризис-менеджер корпорации под названием "город Череповец". Но его принципиальное отличие заключалось в том, что он создавал и развивал не предприятие, а место для жизни, в том числе своей и своих детей. Прибыль, которую Милютин, несомненно, намерен был получить, имела несколько иную, социальную, общественную природу. И в решении этой задачи он был и авторитарен и демократичен одновременно, точнее, совмещал и чередовал и тот и другой метод управления. Не превращая никакую управленческую модель в догму, и руководствуясь только одним - общественным благом, каким оно ему виделось. Удивительно, но это у него, талантливого самоучки, не имевшего систематического образования, зато всегда прибегавшего к наиболее качественным источникам информации и обращавшегося к наиболее компетентным советникам, получалось. Возможно, потому, что наделен был даром предвидения, четким пониманием общей пользы и особым фокусом зрения, позволявшим воспринимать проблему объемно:
"Для устранения скудости жизни, представляется одно - создание, во след реформ нынешнего царствования целой системы, целой воспитательной школы, которая охватывала бы жизнь с самых корней ее, для водворения среди общества и народа правильных экономических понятий с практическим умением приложить к делу, к земле, как лучшей основе общего благосостояния. Без такого направления, конечно, невозможно достигнуть ни общего довольства, ни стройного развития духовных и умственных сил, ибо последним не на чем будет покоиться. Праздный и ленивый насядут на трудящегося, и в результате явится всеобщее изнурение"1.
Не только, а может и не столько о реформе образования идет здесь речь. Речь идет об образовании нового человека, способного решать те задачи, которые ставит перед ним меняющаяся действительность. Борьба с бедностью через образование нового человека, для которого бедность неприемлема, потому что это он в силах сам изменять обстоятельства и условия своего бытия. На прочных основаниях знаний и опыта, ответственности и ясного понимания своих целей и задач. "Правильные экономические понятия" и "практические умения", полученные, освоенные обществом - вот надежная защита от злоупотреблений властью, основа социальной справедливости и устойчивости общества. Альтернатива очевидна и безрадостна - "всеобщее изнурение".
Кажется, И.А. Милютин особо ценил в людях самостоятельность, которая есть результат свободных решений, принимаемых с четким осознанием собственной личной ответственности за их результаты. В самом Милютине эта независимость принимаемых решений порой не может не восхищать: вынашивание идеи превращения Череповца в центр губернии, центр торговли, предпринимательства, судопроизводства, образования и культуры, последовательно проводимая на практике через цепь с трудом, но все же удающихся решений. Самостоятельность, проявляющаяся в готовности всегда и на любом уровне доказывать собственную правоту: хоть перед губернатором, хоть перед премьер-министром, хоть перед самим императором. Самостоятельность, проистекающая от искреннего убеждения в своей правоте и своем праве эту правоту отстаивать. Отсюда и готовность рисковать: рисковать собственным имуществом, прибылью своих предприятий, собственной репутацией... Удивительна свобода этого человека: мобильного, уверенного в себе, дерзкого и дипломатичного одновременно, настойчивого и готового к разумным компромиссам. Правда, не может не обратить на себя внимание и другое обстоятельство: пресловутая царская бюрократия была куда более прозрачна, логична, проницаема и "уязвима" для личной инициативы, чем бюрократия нынешняя. И все же сопротивление среды было огромным. Для ее преодоления потребовались не только огромные усилия, но и овладение всем арсеналом приемов и публичного, и скрытого влияния на высшую власть. В определении, которое часто к Милютину применяли современники - "череповецкий деятель" - есть и еще один смысл: "политик".
Милютин становится профессиональным политиком, продвигающим и отстаивающим не интересы партии, а интересы "земли", города. Он широко использует механизмы лоббирования, постоянно укрепляя и расширяя личные связи при дворе и в правительстве, пишет и публикует (как предполагают Э.П. Риммер и М.А. Бородулин, с последующей обработкой текста блестящим филологом Е.В. Барсовым) одну брошюру за другой, публикуется на страницах центральной печати, проводит экспертизы, презентации, выставки и доказывает таки собственную правоту.
Милютин осознает важность формирования общественного мнения не только внутри городского сообщества, но и вовне. И, поразительно, но отношение к городу меняется на глазах, вместе с ним меняется и отношение к грандиозным проектам и планам городского головы. Предприниматель и администратор Милютин в полном смысле "мыслит глобально, а действует локально". Для него очевидна неразрывная взаимосвязь между решениями, принимаемыми на межправительственном уровне в сфере торговых отношений, и состоянием торговли в российской провинции. В брошюре "Россия и Германия" он выступает с серьезными рекомендациями, казалось бы, далеко выходящими за уровень компетентности городского головы. Но для Милютина были очевидны причинно-следственные связи между количеством учебных заведений и даже количеством книг в Череповце и российско-германскими, например, отношениями, а также особенностями внешней экономической политики страны вообще. Не знаю, читал ли Милютин Бисмарка, но знаменитое высказывание последнего о школьном учителе, выигравшем для Германии войну, вероятно, пришлось бы ему по душе. В милютинской трактовке бизнес не может не быть социально ориентированным, потому что именно в его, бизнеса, собственных интересах обеспечить себя высококвалифицированными кадрами, стабильным социальным окружением, позитивным отношением к предпринимателю со стороны общества...
Открытость, мобильность, энергичность, реалистичность и реализуемость грандиозных проектов, успех которых начинается здесь и сейчас - с этого транспортного узла, с этого училища, с этого "Дома трудолюбия", с ликвидации проблемы чересполосицы городских земель и оптимизации системы управлением небольшим городом - в этом удивительный талант Милютина. В этом особенность его видения проблем и предлагаемых вариантов их решений.
Нам еще предстоит осмыслить уникальность личности Милютина, как и уникальность каждого человека, посвятившего свою жизнь такому непрактичному вроде бы для предпринимателя делу, как обустройство целого города. Вероятно, нам еще предстоит определить тот масштаб, которым нужно измерять сделанное им. Но уже сегодня очевидно, что именно Иван Андреевич Милютин, возвращенный из искусственного забытья усилиями его благодарных потомков, стал ключевой фигурой новейшей, современной истории город Череповца.

1 Милютин И.А. Между вехами по жизненному полю. СПб., 1883.

Сочинения
Жизнь. Труды
Альбом
 
по специальной акции ламинированные двери