Главная/Государство. Общество. Армия/Иван Милютин/Жизнь. Труды
Кадобнов Ф. Краткий очерк возникновения города Череповца Новгородской губернии и его героический рост за время 50-летней деятельности городского головы И.А.Милютина. 1909 год //Череповец: Краеведч. альманах. – Вып.1. – Вологда, 1996


КАДОБОВ Ф. КРАСТКИЙ ОЧЕРК ВОЗНИКНОВЕНИЯ ГОРОДА ЧЕРЕПОВЦА НОВГОРОДСКОЙ ГУБЕРНИИ И ЕГО ГЕРОИЧЕСКИЙ РОСТ ЗА ВРЕМЯ 50-ЛЕТНЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОРОДСКОГО ГОЛОВЫ И.А.МИЛЮТИНА.



СЛОВО К ЧИТАТЕЛЮ
Вот уже восемьдесят с лишним лет книга Ф. И. Кадобнова "Краткий очерк возникновения города Череповца Новгородской губернии и его героический рост за время 50-ти летней деятельности Городского Головы И. А. Милютина. 1909 год" остается лучшей из того, что написано о Череповце, хотя история города, "его героический рост" служат здесь скорее фоном, на котором талантливо написан портрет знаменитого череповецкого головы. Определяя сущность кипучей и деятельной милютинской натуры, известный историк Н. Д. Чечулин в петербургской газете "Новое время" писал: "...была в нем замечательная и высокая черта: желание работать у себя, на пользу своего города, своей области. И. А. Милютин мог бы входить в ряды крупнейших банковых и международных дельцов-воротил, особенно в 60-70-х годах, но он всегда оставался череповецким деятелем. И не потому, чтобы не хотел быть в другом месте вторым, бывши у себя бесспорно первым, он понимал, что для успехов страны, для ее блага - а блага родины он любил всегда горячею и живою любовью - необходима широкая и многосторонняя работа на местах"[1].
Именно таким предстает перед нами образ героя книги Ф. И. Кадобнова, обращенный, по мысли автора, прежде всего к грядущему "новому поколению", которое, несомненно, должно быть обуреваемо жаждой "подвигов и иных проявлений любви к родному"[2]. Но новое поколение, явившись в октябре 1917 года, через 7 лет после выхода в свет книги Кадобнова, отвергло Милютиных и отодвинуло чтение "Краткого очерка..." почти на столетие.
О Федоре Ивановиче Кадобнове мы располагаем сведениями достаточно противоречивыми. Известно, что предки его происходили из вепсов, крепостных крестьян. Сам Ф. И. Кадобнов, уже мещанин, окончил в Череповце уездное училище, состоял на государственной службе и получил право именоваться почетным гражданином. Был замечен энергичным городским головой и на сорок лет определил свою судьбу, став бессменным гласным и секретарем городской думы и управы, помощником И. А. Милютина во всех его начинаниях, "клонящихся к процветанию города"[3].
Секретарская должность позволяла Ф. И. Кадобнову находиться в центре всех городских событий. Поэтому большая часть книги состоит из его личных воспоминаний. В то же время автор подкрепляет свое повествование архивными документами, народными преданиями, что делает его работу привлекательной как для исследователей, так и для широкого круга читателей.
При публикации "Краткого очерка..." орфография и пунктуация источника в основном сохранены. Исправлены явные ошибки, имевшиеся в тексте оригинала. Все подсчеты в таблицах оставлены без изменения.
Книга Ф. И. Кадобнова содержит 5 приложений, из которых по техническим причинам публикуются только 3: "Родоначальники г. Череповца", "Поверстное расписание р. Шексны" и "Состав Мариинской водной системы". Оглавление книги-оригинала помещено без указания страниц, нумерация которых не совпадает с нумерацией страниц альманаха. Иллюстрации к книге подобраны и включены в текст редколлегией.
Э. П. Риммер
ПРИМЕЧАНИЯ
1 Чечулин Н. Д. Память И. А. Милютина // Новое время. 1907. 25 июля (7 августа). С. 9-10.
2 Кадобнов Ф. И. Краткий очерк возникновения города Череповца Новгородской губернии и его героический рост за время 50-ти летней деятельности Городского Головы И. А. Милютина. 1909 год. Калуга, 1910. С. 1.
3 Там же. С. 34.

Краткий Очерк возникновения города Череповца Новгородской губернии
и его героический рост
за время 50-летней деятельности Городского Головы
И. А. Милютина
1909 год
Составил Ф. И. Кадобнов
(Бывший Гласный и Секретарь Думы и Управы) г. Череповец

От автора

В наше время почти повального забвения заслуг общественных деятелей и даже отрицания их заслуг, лишь только они оставили свое служебное поприще или умерли, мне казалось священным долгом сделать все для меня возможное к сохранению в родном городе Череповце памяти о его городском голове Иване Андреевиче Милютине. С этой целию предлагается настоящий очерк жизни и деятельности этого Череповецкого богатыря, неустанно напряженным трудом и заботами которого г. Череповец, как видно из приводимой летописи его, обязан своим героическим ростом. просветительными учреждениями и навеки упроченным благосостоянием, которым наш город так уже выделяется среди других уездных и даже некоторых губернских городов.
В переживаемое сумрачное время, не дающее на поприщах общественной деятельности выдающихся лиц, приходится возможно усерднее и чаще вести речь о подвигах сошедших со сцены жизни тружеников и радетелей об общем благе на благоговейную память их современников, а новому поколению, сверх того, и для воспитания в себе жажды подвигов и иных проявлений любви к родному.
Таким ведь только образом возродится патриотизм, исключительно недостатком которого так много печального объясняется в переживаемых буднях нынешней действительности.
Калуга.
Февраль 1910 года.
Ф. И. Кадобнов
Г. ЧЕРЕПОВЕЦ НОВГОРОДСКОЙ ГУБЕРНИИ
По старинным летописям значится, что местность, на которой находится Череповец, стоящий при впадении реки Ягорбы в реку Шексну, главную артерию Мариинской системы, в древнее время была покрыта дремучим лесом. Своим возникновением Череповец всецело обязан преподобным Феодосию и Афанасию, которые основали в этом месте первоначально монастырь под названием "Воскресенский", что ныне Воскресенский собор. Во время Ли-товскаго нашествия на Россию монастырь этот был разорен до основания, а впоследствии возобновлен. Основание монастыря относится к первой половине 15-го столетия. В 1764 году он был упразднен, и церковь была обращена в приходскую. В 1780 году подмонастырская слобода и село Федосьево, в одной версте от монастыря (ныне Воскресенскаго собора), с церковию Благовещения, построенной в 1757 году, обращены были в уездный город Новгородской губернии под названием "Череповец", а церковь монастырская - в Воскресенский собор. Как значится по летописям, в Воскресенском соборе почивают под спудом и мощи преподобных Феодосия и Афанасия.
Кладбищенская церковь во имя Покрова Пресвятыя Богородицы первоначально была построена деревянная в 1790 году, затем в 1846 году начата была постройка каменной церкви, которая и освящена 27 мая 1856 года, а прежняя деревянная обращена в часовню.
Таким образом, датою основания г. Череповца нужно принять 1780 год. Герб же города Высочайше утвержден 26 января 1811 года и заключается в следующем: "В верхней серебряной половине находится герб губернскаго города, т. е. стул, обитый малиновым бархатом, с лежащим на нем крестообразно державным жезлом и длинным крестом; под стулом тройной подсвечник с горящими свечами; по сторонам стула два черные медведя, стоящие на задних лапах, внизу видны рыбы, плавающия в воде, в нижней половине, в правом красном поле видна каменная гора и в левом голубом изображены солнечные лучи и руль". Название же "Череповец", по устным преданиям, получилось так: Императрица Екатерина II, путешествуя, посетила бывший в то время Воскресенский монастырь, а из него поехала в с. Федосьево в разстоянии версты, и по дороге под полоз саней попал череп овцы; увидя череп, Императрица Екатерина сказала: "Видно быть здесь городу Череповцу".
За время до 60-х годов прошлого 19 столетия город Череповец своею общественною жизнею не отличался ничем от массы таких же других уездных городов необъятной России. Между прочим о Череповце упоминается в "Кратком обозрении близких к столице мест от Петербурга до Старой Руссы" в 1805 году Николая Озере[цковс]каго так: "Череповец из монастыря сделан городом в 1780 году и удержал название монастыря, составлен из экономических крестьян; лежит под 57°-59° широты и под 50°-57° долготы".
Что касается образования юношества в то время, то в этой же книге говорится: "В Череповце, никогда не имевшем училища, Городской Голова Василий Никифорович Демидов, по настоянию г. Директора Куницкого, подарил под училище свой деревянный дом и письменно обязался сделать в нем на свой счет все нужныя поправки, что ценить можно в 500 рублей, а общество Череповецкое обязалось ежегодно давать по 150 руб. на содержание училища".
Из сего можно заключить, что город не представлял из себя ничего выдающагося в смысле общественной жизни, а так же прозябал, как и масса других уездных городов.
Горожане в большинстве занимались земледелием на городской земле, платя городу подушную подать за пользование ею, так как огромное большинство жителей были мещане. Посторонних же особых заработков не было, кроме извоза и подвоза товара купцам да найма на суда.
Город в то время по строю и образу жизни жителей резко разделялся Крестовою улицею на две половины, или, иначе сказать, на два облика, и жители, находящиеся в соборной половине, назывались "монастырскими служками", а в Благовещенской - "сельские".
По монастырским летописям 1684 года, в с. Федосьеве жили крестьяне: в 1-м дворе Елизарка Перфильев, у него же Елизарка подсоседник Давыдко Сидоров и т. д. до 15-го, в котором жил Федотко Фадеев, прозвищем Чурилов, у него дети: Васька, да Гришка, да Тимошка, да Нефедко. Дворов крестьянских всего было 15, а бобыльских 24, а всего 39 и в них 132 души. В Соборной половине жила вся администрация и дворянство, другими словами, "аристократия" города, где сосредоточивались и все административные учреждения. В Благовещенской же половине - именитые "буржуи". Жители этой половины, помимо земледелия, занимались торговлею и судоходством, а потому они пользовались и засильем во всей общественной жизни города, что отражается и в настоящее время по нашему городскому управлению.
Во время же праздников сходились после обеда на торговую площадь к Красным рядам и водили хороводы, а зимою катались с горы, устроенной на той же площади, и на лошадях по большой улице (т. е. Воскресенскому проспекту). А в престольные праздники, как-то: Покрова Пресвятыя Богородицы - в Соборной половине, и Егорьев день - в Благовещенской половине, ходили друг к дружке в гости и пировали по полной неделе, не ударив, что называется, палец о палец. Живо, как сейчас, помню у себя в семье приготовления родителей к празднику Покрова. Положение семьи, довольно большой, было в смысле средств недостаточное, но уже за неделю до праздника откуда все берется. Лучше сказать, ставилось 15 горшков (или корчаг) солодоваго теста для пива. Солод как из ржи, так и овса приготовлялся самими. При характерном священнодействии в то патриархальное время, до замешивания теста, пред образами всей семьей происходило моление с земными поклонами, затем тесто ставилось в печь на ночь, а утром на другой день ранехонько ставилась в передний угол непременно под образа (под названием "спусник") большая кадка со стырем для стечения сусла. В него торжественно на дно клалась солома, а потом вынимались из печи корчаги с запеченым докрасна сладким тестом, которое мы, малыши, с аппетитом ели. По вынутии теста из печи и перед вываливанием его в спусник опять совершалось торжественное моление, затем все наливалось водою, и через сутки открывался стырь, тоже перекрестясь, для спуска сусла. Но тревожны были эти сутки для семьи - вопрос: пойдет сусло или нет? И если пошло, то сколько радостей во всей семье, а у соседа вдруг да и не пошло, сколько беготни из дома в дом, охов да ахов и как горю помочь? Затем из сусла делалось 2 сорта пива: в 1-й сорт, помимо хмеля, спускалась винная на муке лепешка, для придачи большей крепости, так как водка покупалась в малом количестве, и она, как и пиво 1-й сорт, предназначалась только для близких родственников; друзей и почетных гостей; 2-й же сорт - для всех, приходящих поздравить с праздником. Много являлось крестьян из соседних деревень, и город принимал по оживлению необычный вид. В день праздника являлись гости, родственники, друзья и почетныя из сельчан Федосьевцев (с Благовещенской половины). Они проводились в горницы, а приходящие малознакомые принимались в кухне и угощались 2-м сортом пива. С того момента в течение целой недели шло полное веселье в праздничной половине: ходили из одного дома в другой с песнями и пляскою, даже по улицам. Затем топились бани; шло омовение и отрезвление. В общем, город наш был в то время жалкий и грязный и жил только луком да ситником (нужно сказать историческим), кои продавались лоцманам и коноводам на берегу реки Шексны. Въезжать было в город с перевоза на Шексне почти невозможно, благодаря крутому подъему (между усадьбою и техническим училищем) и непролазной грязи, в ненастное время [этот путь] был трудно доступен не только лошади, но и пешеходу. На главной улице, Воскресенском проспекте, перед торговыми рядами первостатейные купцы сушили сено, а нижния улицы служили для таборов цыган.
Городничий с несколькими помещиками составляли исключительно интеллигентный передовой слой. Водочный откупщик, как демон наживы и своекорыстия, был единственным видным представителем промышленности.
Но вот в начале 60-х годов повеяло в сгустившейся затхлой атмосфере свежим воздухом. Из среды жителей появляются на общественную арену два брата - Иван и .Василий Андреевичи Милютины, и тотчас в нашем обездоленном городишке началось зарождение культуры: все как-то встрепенулось, ожило, зашевелилось, пробудилось от спячки и почувствовало потребность к культурной деятельности, знанию и образованию. Иван и Василий Андреевичи Милютины по происхождению своему - из коренных жителей, мещан города Череповца и происходили из семьи нравственной, скромной и богобоязненной. У родителей их и было только двое. Образование получили, если не ошибаюсь, у Благовещенскаго дьячка, а Иван Андреевич самообразованием достиг того, что стал писателем в политико-экономической области. Отец их умер в цветущем возрасте 32-х лет, и мать осталась с двумя малолетками 7 и 9 лет без всяких средств. Средствами родителей к содержанию семьи служила торговля мясом. После смерти отца мать продолжала это дело при попечении и руководстве своей тетки и матери крестной, знаменитой бабушки для всего Череповца Акулины по отчеству Федоровны Волковой, коей было 60 лет. Эта, ныне покойная, почтенная старушка была от роду слепой, но имела дар даже вести счет деньгам и распознавать достоинство монеты и бумажек, и узнавать сразу знакомых ей лиц через несколько лет по голосу. При жизни своей она пользовалась полным уважением своих внучат Ивана и Василия. Живя у них до своей смерти и интересуясь делами их, она часто говорила: "Ой, ребята, смотрите: растащат Вас"; - "Смотрите, проиграетесь, так после догадаетесь, да поздно будет". Умерла она в 1870 году 100 лет. Мать их после смерти мужа продолжала торговлю мясом, и еще к этому завела и хлебную торговлю. Благодаря доверию и рекомендации знакомых, местных в то время воротил-торговцев, завела сношения с Рыбинском, ездила туда на лодочке по нескольку раз в лето за покупкою товаров и пользовалась доверием на срок от полугода до 2-х лет, под простую расписку (в то время о векселях и понятия не имели). Дети же ея Иван и Василий уже с 9 лет стали помогать матери серьезно в деле, отправлялись за покупкою скота: коров, телят, овец и свиней в уезд, в сопровождении опытнаго проводника и погонщиков из своих же сограждан. Эта операция происходила на 100 верст в окружности от города и производилась вся пешком. Придя в деревню с вечера, на другой день, уже с 2 часов ночи, они отправлялись по деревне колотить палками в окно в каждый дом, спрашивая: нет ли на продажу какой-либо животины, чтобы до выгона скота на пастьбу уже осмотреть его. Это делалось круглый год. Купленный стельный скот гонялся в Петербург для продажи. Разстояние в 600 верст до Петербурга проходилось пешком, вместе со скотом, от 20 до 30 верст в день (сутки). Ночевали в лесу или в поле, разведя "пажек". Доили коров и поили молоком родившихся в пути телят, которые везлись на лошади, из чугунка, из котораго и сами пили чай. Купленный же и отгулявшийся скот шел для мяса, на продажу и в посол, в чаны (кадки) от 100 до 400 пудов. Производство доходило до 5000 пудов в год, которое продавалось в Петербурге и Ладоге. Торговлею мясом они занимались до 1855 года, в то же время мать их, видя в юнцах своих серьезных помощников в деле и недюжинных впоследствии преемников, в 1845 году положила начало в своем деле "судоходству", выстроив одно деревянное судно-полулодочек, длиною 20 сажень, стоимостью на прежния деньги (ас.) до 1000 руб., ныне 300 руб. Руководителем и распорядителем начатаго дела стал старший брат Иван Андреевич. С этим судном он поехал в Рыбинск, там взял на поставку хлеб, нагрузил его и отправился на нем до Петербурга. Доставя благополучно хлеб и сдав его, возвратился с судном домой в Череповец. От этой операции чистаго барыша было получено около 200 рублей. Окрылившись успехом начатаго дела, в следующий год выстроили уже 4 судна, и Иван Андреевич с успехом произвел ту же операцию. Но в 1847 или 48 году мать умерла в цветущих годах (36 лет), и вот эти юнцы, с начатым серьезным делом, имея 17-18 лет, остались сами полными хозяевам ( на попечении слепой неродной бабушки Акулины, которая после гмерти матери и вела торговлю в лавке. Они до смерти чтили ее как родную мать, которая, при достижении ими 20-летняго возраста, и поженила каждаго: Ивана Андреевича - в 1849 году, а Василия Андреевича - в 1851 году. "Мир праху ея!" Замечательный был человек эта старушка, обладавшая умом, русскою сметкою и практическим взглядом на жизнь. Она была очень строгая и скопидомка.
Ознакомя с происхождением Ивана и Василия Андреевичей и началом их дела до времени самостоятельнаго распоряжения им, я теперь перейду уже к прямой и непосредственной деятельности старшаго брата Ивана Андреевича, личность котораго уже в последующем тесно связана с государственною и общественною деятельностию. При этом священным своим долгом считаю засвидетельствовать, что все дальнейшее повествование мое пойдет, хотя уже об Иване Андреевиче, но во всех его делах, как собственных, так и на пользу государственную и общественную, брат его Василий Андреевич был неустанный и добросовестный ему помощник-работник, исполняя, как говорится, всю черную работу в деле безропотно, с любовию, в сознании, что, помимо своих выгод в предприятиях, Иван Андреевич преследует и государственныя и общественныя цели. По справедливости можно сказать, что не будь такого брата, при разнородности и разбросанности своих дел - от "хладных финских скал до пламенной Колхиды" - едва ли Иван Андреевич мог уделить время на посторонния дела и тем достигнуть всего сделаннаго.
Это я говорю не голословно, а из самых близких соприкосновений и наблюдений над обоими братьями, так как я соприкасался с ними очень близко в течение почти 40 лет. Недаром коммерческий мир говорил: "Иван Андреевич "прожекты пишет", а Василий Андреевич "деньги добывает". В повседневной своей жизни Иван Андреевич всегда был очень скромен, как в одежде, так и в пище. Обед обыкновенный в 3 блюда, но по старине любил побаловаться "кислыми щами с чесночком". Но зато, когда бывали у него, как называется "по бабушке сшибочки", а их во время его жизни, всякий подтвердит, было ежегодно немало, в это время в нем сказывалась натура "русскаго хлебосола", и "что было в печи, все на стол мечи". Со смертию его все об этом вспомянут. На этих "сшибочках" нередко бывало до 150 чел., эти "сшибочки" имели весьма важное значение для объединения общества, а Иван Андреевич на них уяснял себе настроение общества на данный момент и отношение его к осуществлению задуманнаго им какого-либо дела. Никто со всей матушки России от великаго до малаго, бывавший в Череповце, можно сказать не преувеличивая, не миновал его дома и хлеба-соли. Ежедневныя занятия его распределялись так: вы его застаете и в 6 час. утра, и в полдень, и вечером, и в 2-3 часа ночи работающим в своем кабинете. Он успевал принять посетителей в среднем до 20 человек ежедневно. Время обеда было от 6 до 8 вечера, а завтрак от 12 до часу дня. Когда же он озабочивался какую-либо идею воплотить в дело, то положительно можно теряться в догадках, когда же он спит? Приходилось с ним работать по неделям, и весь сон его заключался в чуткой дремоте не более 3-4 часов в сутки. Работал всю ночь напролет и это так всю жизнь. Каких-либо развлечений во все время жизни не имел. Единственное развлечение - сидеть в тиши своего кабинета, держать наготове карандаш и заносить на бумагу свои мысли по интересовавшему его вопросу. Отошел в вечность на 79 году 4 июня 1907 года в 4 часа дня, не покидая труда, как воин своего поста.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И. А. МИЛЮТИНА НА ПОПРИЩЕ ТОРГОВЛИ И ПРОМЫШЛЕННОСТИ

После смерти матери главою всего дела, руководителем и вдохновителем был Иван Андреевич. Постройка судов дошла к началу его вступления в городские головы в 1861 г. до 100 №№, и быстро закипели общественныя работы, связанныя с созданием всего того, что мы имеем к настоящему времени в Череповце.
В 1860 году появился на р. Шексне первый пассажирский колесный пароход "Смелый", 20 сил, под прежним названием "Ундина" совершавший рейсы между Ораниенбаумом и Петергофом, купленный Милютиными у Н. И. Мюссард за 3500 р., с уплатою при покупке 1500 руб., а остальные - в 2 года. Пароход был длиною всего 14 саж., невысокий боками, мелкосидящий - до 14 вершк. На нем был только тент, но кают не было; затем уже этот пароход в доке был переделан, сделаны были палуба и каюты.
Этим пароходом была открыта пассажирская линия от Череповца до Рыбинска и вверх по Шексне до Чайки.
На следующий год был приобретен первый буксирный небольшой винтовой пароходик от того же Мюссарда под названием "Филипп Иранский", который и положил начало буксирному пароходству по Шексне и навсегда заменил конную тягу судов, столь гибельную для населения распространением сибирской язвы.
В 1863 году, как бы в поощрение начатых трудов Милютиными на пользу государственную, неожиданно в июне месяце 1863 г. совершил путешествие от Петербурга по Мариинской системе ныне в Бозе почивший Его Императорское Высочество Наследник Цесаревич Николай Александрович.
Не теряя ни минуты, братья Милютины, разукрасив свой незатейливый пароход-первенец "Смелый" и сформировав команду матросов из граждан г. Череповца во главе с В. А. Милютиным, все, одетые в русские бархатные кафтаны и в поярковые шляпы местнаго производства, отправились вверх по р. Шексне для встречи Его Высочества в Огнему Кирилловскаго уезда, близ Чайки. Встретив Его Высочество, оба брата приветствовали Его хлебом-солью (хлеб заменял исторический Череповецкий ситный). Затем Его Высочество, пересев на пароход "Смелый", продолжал путь по Шексне до Череповца, а Иван Андреевич поехал в Череповец горою, чтобы встретить Его Высочество в своем городе вместе с депутациею от г. Череповца.
Прибыв 21 июня в 5 1/2 час. вечера в Череповец, Его Высочество посетил собор и при выходе, спросив Губернатора, где дом Головы Милютина, отправился к нему.
Бывший тут же Иван Андреевич, услыхав это и не ожидав такого высокаго внимания, другой улицей поехал стремглав домой, где ничего не было приготовлено для приема; там находилась запертою в доме только одна почти 90-летняя слепая бабушка Акулина, так как жены обоих братьев были заняты приготовлениями на берегу р. Шексны в палатке, устроенной по желанию Его Высочества для завтрака. Увидя дверь у дома запертою (о звонках в то время и помину не было), отворил окно, влез в дом и только успел отпереть двери для приема Его Высочества. По счастью, в подвале сохранились две бутылки шампанскаго. Наполнив бокалы, выпили за здоровье Его Высочества с провозглашением "ура!", которое подхватили на улице, против дома, все горожане и сбежавшиеся для встречи соседние крестьяне. При этом Его Высочество осчастливил милостивым разговором и слепую старушку - бабушку Акулину, а Василию Андреевичу за сопровождение на пароходе вручил Высочайший подарок: золотой перстень с изумрудом, осыпанный кругом бриллиантами. Затем, отбыв на пристань, после завтрака в палатке, сел на казенный пароход, отправился в Рыбинск в сопровождении Ивана Андреевича и парохода "Смелый", с матросами - гражданами Череповца.
В память этого события в следующий же 1864 год братьями Милютиными на заводе Макферсона (ныне казенном) был заказан пассажирский пароход в 50 сил и наименован "Цесаревич", стоимостью в 17500 руб., с уплатою денег в 4 года. Пароход этот относительно удобства и комфорта удовлетворял невзыскательную в то время публику. Сначала пароход отходил два раза в неделю, теперь же ежедневно, да еще три парохода совершают рейсы.
В ознаменование того же события при Воскресенском соборе в отдельном здании Череповецким временным купцом И. В. Малковым устроена богадельня для престарелых бедных. Он пожертвовал им на содержание капитал % бумагами в 5000 рублей.
При дальнейших многократных посещениях Череповца Августейшими Особами Иван Андреевич не щадил никаких средств и пользовался всеми наличными близко соприкасающимися с ним силами для того, чтобы прием Высоких гостей был достоин сделанной ими чести городу, что возбуждало патриотический дух в целом крае и возводило народное сознание к истинно русской идее Царя - Отца Народа и приобщало население к переживанию истории живейшаго общения с Августейшей Семьей.
Все предварительныя и сложныя приготовления к приему Высоких Гостей собирали в Череповец тысячи народа и возбуждали в нем патриотический дух.
Стремясь непрерывно к культурному подъему города и к поддержанию своего коммерческаго дела, Иван Андреевич пользовался всяким случаем, и эти посещения Высочайших Особ города и милостивое внимание Их к Ивану Андреевичу имели громадное значение как для развития города, так отчасти и для собственных дел Ивана Андреевича. Благодаря этому же, получалось близкое его общение со всеми высокопоставленными административными лицами. Возбуждаемыя через него ходатайства городом о своих нуждах перед правительственными местами и лицами, несмотря ни на какия по пути трения и заминки, всегда получали желательный результат.
Положив в 1864 году основание буксирному пароходству, которое вытеснило собою навсегда конную тягу, Иван Андреевич не переставал развивать свое собственное дело. Ему обязана также выгодною и целесообразною постановкою дела Ко Цепнаго буксирнаго пароходства по р. Шексне, положившая цепь на 450 верст.
Возникновение и упрочение этой компании было таково: Иван Андреевич, бывши в Петербурге, возбудил, вопрос между своими знакомыми коммерсантами о замене на р. Шексне конной тяги паровою. Один из них видел цепное туэрное пароходство по р. Сене, и вот эти господа и воплотили мысль Ивана Андреевича в дело. Заказали через уполномоченнаго за границею 5 туэров по 40 сил и проложили цепь по Шексне. Законтрактовали за границею же иностранных механиков, машинистов, шкиперов и матросов на 5 лет по дорогой цене и пустили дело в ход. Но не подумали о том, что "русский хлеб на иностранный лад не родится", и вышло, как говорится, "стоп машина". Проработав до 250 тыс. рублей, походили месяца два - да и на покой, к берегу: без людей, знающих судоходное дело, туэра вперед пошли плохо.
Явились на Шексну сами компанионы-владельцы наладить дело, но не тут-то было, и стали просить Ивана Андреевича принять дело в свое распоряжение и направить его. Иван Андреевич сначала отказывался ввиду того, что уже к этому времени и свое пароходно-судоходное дело приняло большие размеры, но, опираясь в своем деле на брата Василия Андреевича и имея в виду государственно-общественную пользу в упрочении цепнаго пароходства на Шексне, на убедительныя просьбы компанионов принять управление и поставить дело согласился, однако с тем, чтобы к этому не было никаких тормозов, на чем и порешили. Первым делом Иван Андреевич уволил всех иностранцев, поставил на место их местных русских машинистов, лоцманов, кочегаров и матросов. Но так как кладчики - владельцы хлеба - не давали своего согласия судовщикам-поставщикам отдавать буксировку туэрам, боясь, что они сожгут судно и хлеб, что стоило около 30 тыс. руб. (а в то время страхование еще не было развито, да и страховать считали за грех), то Иван Андреевич стал зачаливать за туэра суда своей фирмы, и дело наладилось. По закрытии навигации он сложил с себя это бремя, но на просьбы, не отказаться в будущем оказать помощь, изъявил согласие. За эту послугу он получил 6 т. руб. Но уже зимою один из учредителей приглашает его как знатока-врача помочь больному, приехать в Петербург, где и предложили ему взять туэра в аренду на 10 лет. Но он на такой срок взять отказался и взял только на год за 12 тысяч рублей это миллионное дело, с допущением всех служащих компании для практическаго изучения дела только с половинною уплатою жалованья им с его стороны. Получив в свое полное распоряжение туэра и имея к этому времени уже собственных своих буксирных пароходов до 40 штук и свыше 500 №№ различнаго типа судов, кроме арендуемых, фирма Братьев Милютиных загремела по всей Волге и Мариинской системе и распространила свою деятельность от Баку до Петербурга, и вся Мариинская система была почти в одних руках Милютиных. Караван судов, буксируемых пароходами, под их фирмою двигался к Петербургу в количестве более половины всех проходящих по системе судов. Кстати, туэрам и Милютиным принесла большую поддержку появившаяся на системе сильная эпидемия сибирской язвы, которая и толкнула кладчиков и поставщиков оставить свою косность и признать необходимым буксировку туэрами и пароходами. Фирма Милютиных из предлагаемых 20 судов брала только 2, а из 100 - 10, и судовладельцы-поставщики не спрашивали даже, какую цену возьмут за буксировку. Цена доходила по Шексне до 6-7 коп. за буксировку, а теперь от 2 до 3 коп. Цена же поставки в то время была от Рыбинска до Петербурга от 12 до 20 коп., а теперь от 8 до 11 коп. с пуда.
К тому же времени относится и открытие Милютиными пароходства по р. Свири, которая ими же была расчищена. С этого времени упрочилось, благодаря Ивану Андреевичу, все дело цепнаго пароходства и буксирное, а бурлацкая и конная тяга являются уже как предание. После постановки дела Иваном Андреевичем на правильную дорогу К° Цепнаго пароходства, туэра при выручке от 1 1/2 до 2 миллионов рублей давали от 25 до 100% прибыли. Между тем во время начальной передряги один из компанионов, имевший капитал до 15 миллионов рублей, убоялся, что дело не пойдет, продал свое участие другому только за 35% стоимости.
В этот период времени на Мариинской системе и Волге только и гремело имя Милютиных; чуть ли не через каждыя 25 верст был пунктовой приказчик, а работницы-девицы, грузившия дрова на пароходы, и судорабочие про одного в деле Милютина довереннаго распевали песню: "Возле бережка крутого есть Милютина контора. Что во этой во конторе сидит Петинька в уборе. Пишет Петя в два пера, да все Милютина дела" и т. д., и заканчивается так: "Твой Милютин-то купец, нашим девушкам отец". Затем был такой курьез: едет Иван Андреевич из Рыбинска в Череповец на пароходе; по пути пароход останавливается у пристани. Хозяина встречает приказчик N. Иван Андреевич спрашивает приказчика: "Ну, что ты тут делаешь?" Ответ: "Да сейчас ничего". Пароход идет дальше: пройдя верст 25-30, по какому-то случаю останавливается опять у берега. Иван Андреевич видит на берегу человека в картузе, поддевке и в сапогах с бураками, подзывает его и спрашивает: "Кто Вы такой?" Ответ: "Милютинский приказчик".- "Что же Вы тут делаете?" Ответ: "Да N помогаю". "Так, значит, тот ничего не делает, и Вы тоже ему в этом помогаете?" После этого был капитальный пересмотр всех штатов и поголовная чистка.
Масса судорабочих на судах была из Череповецкаго уезда и смежных с ним. Все эти рабочие доходили до Петербурга, и большинство их в прежнее время носили верхнюю одежду под названием "понитники и посконники", сшитые из толстаго холста или полусукна (не окрашеннаго), вытканнаго домашним образом, а потому в Петербурге в коммерческом мире "черепане" и назывались "белохребтые". Но не таковы были в то время черепане по натуре. Они стремились снять с себя понитники и из "белохребтых" превратиться в "европейцев", к тому как раз и представился такой случай.
В августе месяце 1866 года является в Россию Американская эскадра с посольством во главе с г. Фоксом для поздравления Государя Императора по поводу спасения Его жизни 4 апреля 1866 года. Недолго думая (черепане вообще в то время не задумывались, а шли натиском, грудью вперед), решили отправиться в Кронштадт приветствовать Американцев. Живо составилась депутация из купцов-черепан: И. Г. Озерцова, П. М. Тарасова, В. М. Волкова, во главе с Василием Андреевичем Милютиным. Наняли пароход и отправились в Кронштадт приветстовать Американцев. Поднося посланнику хлеб-соль, благодарили в лице его Американцев за сочувствие. Отдавая посланнику хлеб ситный, испеченный в Череповце, депутация объяснила ту его особенность, что он всегда подымается, как бы сильно не сжимали его. На что г. Фоке отвечал: "Как солнце стоит в середине вселенной и соединяет своим тяготением все светила небесныя, так и Царь Русский соединяет в Себе все чувства земли Русской. Но вот теперь пред нами выступает одна из единиц необъятнаго русскаго царства с чувством безпредельной любви и преданности Своему Императору. Этот хлеб похож на Россию и Америку. Обе эти страны так же подымаются, как бы сильно ни сжали их извне". Затем осушил бокал за благоденствие г. Череповца. Этот бокал вместе с национальным Американским флагом и собственноручною подписью на нем и своею фотографическою карточкою г. Фоке вручил депутации на память г. Череповцу. Бокал, фотографическия карточки г. Фокса и депутатов Череповца, оправленные в серебро, на особом постаменте, и национальный флаг Америки находятся в зале Городской Думы. Вот с этого момента черепане уже стали называться "Американцами", а не "белохребтыми".
Все улучшения Мариинской системы и конструкции судов в течение времени с начала судоходнаго дела сделаны Милютиными лишь благодаря вниманию и неустанным ходатайствам Ивана Андреевича. Он уверял, что волжския баржи могут проходить по Шексне без перегрузки их в Рыбинске, что и доказал проводкою такой баржи прямо в Петербург еще до повышения воднаго уровня этой реки и произведенных грандиозных улучшений всей Мариинской системы в 90-х годах прошлаго столетия.
Кроме того, в конце 1868 года на своей судостроительной верфи была осуществлена Иваном Андреевичем идея открытия русскаго общества торговаго мореплавания постройкою трех деревянных судов: 2-х шхун "Великий Князь Алексей" и "Царское Село" и брига "Шексна". Первая из них была спущена на воду в присутствии Его Императорскаго Высочества Великаго Князя Алексея Александровича при посещении Им г. Череповца в 1870 году, в честь коего и была названа шхуна. Шхуна эта по прибытии в Петербург была поставлена у дворцовой набережной и удостоилась посещения Высочайших Особ и высокопоставленных лиц и обратила на себя внимание столичных жителей. Эти суда были нагружены товаром в Кронштадте и совершили заграничное плавание. Затем шхуна "Великий Князь Алексей" около Архангельска потерпела серьезную аварию, а шхуна "Царское Село" и бриг "Шексна" были проданы. Но идея эта получила свое значение.
Развив свое коммерческое дело до грандиозных размеров и ощущая существовавшую в то время ненормальную форму кредитнаго посредничества, Иван Андреевич с 1863 года стал носиться с идеею основания для Волжско-Камского района краткосрочнаго кредитнаго учреждения, и, найдя горячую поддержку к осуществлению своей идеи в лице популярнаго в то время коммерческаго деятеля В. А. Кокорева, он принялся за составление устава такого кредитнаго учреждения, которое вылилось в ныне существующий грандиозный Волжско-Камский Банк. Над выработкою этого устава он в конце 1869 г. работал день и ночь, что называется без отдыха. С черновым проектом этого устава мне приходилось неоднократно бывать у г. Кокорева, наконец пришли к окончательной редакции устава, и Иван Андреевич засадил меня с товарищем в 4 часа дня за окончательную переписку его в 2-х экземплярах, чтобы он был готов к утру следующего дня, так как торопились его представить к утверждению. Устав был изготовлен к назначенному времени, представлен на утверждение и Государственным Советом утвержден 24 февраля 1870 года, а затем началось формирование капитала, и Банк открыл свои действия в тот же год 5 июня. Таким образом, этот Банк своим возникновением исключительно обязан И. А. Милютину и В. А. Кокореву.
В проектах Великаго Сибирскаго железнодорожнаго пути Иван Андреевич принимал самое горячее участие. Обоснованная им записка о направлении этого пути и поданная Правительству была предметом внимания Комитета Министров. Направление этого пути было принято Правительством согласно думам и предначертаниям Ивана Андреевича. Наконец, у всех нас на виду, какое бремя он нес для того, чтобы осуществить свою заветную мысль о проведении железной дороги через свой родной город Череповец и тем навсегда упрочить существование его в области культурной и экономической жизни, связать с общею жизнию страны от моря до моря и до столицы Царя и получить тепло и свет от Нашего Единаго Русскаго Солнца.
Как-то теперь чувствуют себя те лица, которыя относились с недоверием к целесообразности проведения через город этой железной дороги, и та дама, которая с укоризною говорила мне на паперти в церкви, что это только Вам с Иваном Андреевичем почему-то нужна железная дорога, я же не готовлю детей в "стрелочники", и поэтому для нас она, кроме ущерба, ничего не принесет. На это я ответил, что, имея громадную семью, хочу обезпечить ее хотя тем, что дети в состоянии будут дома на родине зарабатывать честный кусок хлеба "стрелочника". Но в то же время не могу умолчать и не помянуть добрым словом о лицах, теперь ставших нашими близкими соседями, много потрудившихся на этом пути для севера,- представителях Вологодскаго края: Его Высокопревосходительстве члене Государственнаго Совета С. В. Рухлове и Вологодском городском голове Н. А. Волкове и Тихвинскаго края- председателе земской управы С. Г. Бередникове, которые совместно с Иваном Андреевичем шли в этом жизненном для севера вопросе нога в ногу и рука об руку и блестяще достигли преследуемую цель, вдохнув в свои родные края культурную жизнь и подняв экономический быт населения и забытый север.
Лишь только Иван Андреевич почувствовал уверенность в желаемом направлении проведения железной дороги, он, не откладывая в долгий ящик, тотчас же в январе 1899 года возбудил в Думе вопрос о постройке в Череповце гавани, в которую могли бы заходить с Шексны пароходы и баржи самых больших размеров с грузом при Волжской осадке в воде для разгрузки и нагрузки с железной дороги. Иван Андреевич сознавал, что Череповец, хотя и будет иметь железную дорогу, но без гавани все-таки будет как "гусь без воды". Городская дума, выслушав доводы Ивана Андреевича по этому жизненному вопросу, постановила уполномочить его хлопотать всюду и везде, как говорится, "обивать пороги", но добиться устройства в Череповце гавани. Все хлопоты его, мы теперь воочию видим и осязаем, увенчались полным успехом - "гавань строится". Этот совершившийся факт уже окончательно возвел наш город в один из значительных торгово-промышленных пунктов нашей необъятной матушки России.
Был также Иван Андреевич и писателем. Во многих газетах за все время его жизни печатались статьи и особенно записки по вопросам русской промышленности, главным образом по вопросам экономическим и о путях сообщения, и некоторые его труды изданы особыми брошюрами: в 1883 ГОДУ - "Между вехами по жизненному полю" - письма его к своим согражданам; в 1884 году - "Мариинский водный путь или продолжение Волги до Финскаго залива"; в 1888 г.- "Водоворот" - думы и темы по поводу драмы Л. Н. Толстого "Власть тьмы"; в 1895 г.- Доклад Череповецкой городской думе по вопросу о преобразовании трехкласснаго городского училища в 4-х классное с технико-ремесленными мастерскими и в 1903 г.- "Основная земская единица в пределах прихода".
Изложив вкратце по имеющимся скудным данным возникновение г. Череповца и обрисовав по силе своего разумения деяния, совершенныя Иваном Андреевичем Милютиным на пользу государственную, я теперь перейду к изложению его деятельности на пользу своего города, а наряду с тем к выяснению и роста г. Череповца со времени вступления Ивана Андреевича в должность городского головы.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И. А. МИЛЮТИНА НА ПОЛЬЗУ г. ЧЕРЕПОВЦА

На поприще общественной деятельности Иван Андреевич фактически вступил еще 13 октября 1853 года в звании 3 гильдии купца, членом бывшаго магистрата (ныне городская дума). В 1855 г. он был избран бургомистром города, городским же головою выступил 4 февраля 1861 года в то время, когда город находился в непробудной спячке и был далек от движения к культурной жизни, имел только одно уездное училище и одно приходское для девочек и мальчиков, в котором обучение письму начиналось палкою на песке. В уездном училище преподавателем русскаго языка был немец Эшлер, котораго едва понимали учащиеся и при котором мне пришлось окончить курс.
Иван Андреевич с полным самоотвержением, силою и творчеством разносторонняго ума, игнорируя даже собственное дело, отдавался с неподдельным увлечением деятельности для возрождения и упрочения культурной жизни в своем родном городе и в течение полувека вытащил его из мрака к свету. Недаром в юности младой товарищи по играм в "ладыжки" называли его "милюта-шевелюта", и он действительно разшевелил стоячее болото.
Так, например, на месте, где была ветхая пожарная изба, стоит здание общественнаго управления, в коем помещаются городская и мещанская управы, городской банк, общество взаимнаго страхования и полицейское управление, рядом с ним здание, где помещается управление воинскаго начальника, а напротив здание пожарного депо. На площади, где был кабак и старая тюрьма, теперь 8-ми классная женская гимназия с своими роскошными зданиями, а рядом общественная библиотека с Пушкинской читальнею. На месте же полуразвалившагося домишка, в котором помещался городской магистрат, высится здание, где помещается окружной суд. Где стояли 30 лет только каменныя стены с деревянным куполом, красуется храм Благовещения. На главной площади воздвигнуты: на одной стороне красивый двухэтажный каменный корпус гостиннаго двора и второй каменный одноэтажный, а на другой стороне - два корпуса деревянных лавок для хлебной и иной торговли и еще два корпуса таких же лавок для мелочной торговли. Вблизи с этими рядами стоит каменное здание, где помещается железный бак с запасом воды на случай пожара вместимостию в 8 тысяч ведер и таких же два бака в других частях города вместимостию до 4 тысяч ведер, а вместо прежней пресловутой гостиницы "Лондон" - притона разгула, красуются здания женскаго профессиональнаго училища. На месте болотистой ложбины находится Алексеевский док для стоянки и починки пароходов и судов, а среди рытвин, где стояла откупная пивоварня и кожевенные заводы, распространявшие зловоние, высятся громадныя здания Александров-скаго техническаго училища и бывшаго механическаго завода, находящегося ныне под мастерскими училища. На бывшем поле с овинами стоят: 7-ми классное реальное училище с церковью, учительская семинария, городское училище, дом трудолюбия с столовою для бедных, в котором помещаются: женское приходское училище и земская школа. Затем здание для устройства общедоступных развлечений под названием "Милютинский Соляной городок", и при нем - на 2 десятинах - городской Милютинский сад и, наконец, исторический музей. По всей же линии этих просветительных учреждений, начиная от межи владений железной дороги (от вокзала) и пересекая весь город, красуется Александровский бульвар. В каменных зданиях, в которых производилась торговля "адовым зельем", теперь находятся: в одном - 1-е и 2-е приходския училища, а в другом, рядом с домом трудолюбия,- ремесленное отделение городского училища. На торговой площади - конной - имеется важня с механическими весами и деревянный корпус лавочек для мелочной торговли. Рядом с этой площадью в соседстве с учительскою семинариею и музеем находится учебно-практический огород и сад женскаго профессиональнаго училища, занимающий 2 десятины земли. Кругом часовни у Живоноснаго источника тоже устроен сад на 2 десятинах, и вообще все учебныя заведения имеют обширные сады.
В городской Пустынской даче произведена осушка болот и устроена прямая дорога, через что дача с 27 приблизилась к городу на 14 верст. Город с р. Шексною и пароходными пристанями соединен вымощенною камнем дамбою, и на берегу Шексны у пристаней построен деревянный корпус лавок для мелочной торговли.
В этот же период времени возникли Череповецкое благотворительное общество, 1-е и 2-е общественныя собрания (клуб), музыкально-драматический кружок, вольное пожарное общество, общество вспомоществования нуждающимся учащимся, богадельня при соборе, дом призрения во имя св. Филиппа и Марии и народныя чтения, а по городу проведен телефон, улицы украсились мостовыми и освещаются на столичный лад керосино-калильными фонарями.
Немало трудов положено Иваном Андреевичем и по введению рациональнаго хозяйства в земледелии, для чего были открыты им сельскохозяйственная школа (к сожалению, теперь совсем закрытая) и мастерская для выработки образцовых земледельческих орудий, благодаря коей выработка их привилась даже в уезде, создав кустарный промысел.
И, наконец, на закате дней своей жизни, он окончательно упрочил навсегда благосостояние своего родного города, достигнув проведения северной железной дороги через него и устройства гавани в нем, дав этим возможность прогрессивно-культурнаго процветания с материальным обезпечением не только города, но и уезда.
Конечно, все вышесказанное возникло при непосредственном участии и содействии Ивану Андреевичу со стороны городской думы, бывшей на высоте своего призвания и потому разделявшей взгляды и начинания своего знаменитаго головы, клонящиеся к процветанию города.
Деятельность думы выражается в цифровых данных: за время с 1861 года по 1908 год в 647 ея заседаниях и 4463 постановлениях, не принимая во внимание многочисленных предварительных совещаний по более важным вопросам. Из сего видно, что и городская дума того времени была на высоте выдвинутых жизнию задач для ея деятельности.

РОСТ г. ЧЕРЕПОВЦА В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ И ЭКОНОМИЧЕСКОМ ОТНОШЕНИИ с 1861 г. по 1908 год.

В 1861 году церквей 5
К 1908 году церквей 8
Часовен как было, так и есть 3
В 1861 году домов 280
К 1908 году домов 1080
Из них застраховано только в местном обществе взаимнаго страхования к 1908 году от 328 домовладельцев 532 строения на сумму 744343 рубля.
В 1861 году жителей 2709 чел.
В 1884 году жителей 5673 чел.
К 1908 г. (можно безошибочно принять цифру) 10000 чел.
В 1861 году всех учащихся 110 чел.
В 1884 году всех учащихся 755 чел.
К 1908 году всех учащихся 1937 чел.
Из них:
в реальном училище 230 чел.
в Мариинской женской гимназии 408 чел.
в Александровском технич. училище 421 чел.
в женском профессион. училище 245 чел.
в учительской семинарии 74 чел.
в школе при семинарии 50 чел.
в городском училище 143 чел.
в ремесленном его отделении 19 чел.
в 1-м приходском училище 54 чел.
во 11-м приходском училище 57 чел.
в женском приходском училище 59 чел.
в земской школе (с 4-х год. курс.) 120 чел.
в церковноприходской школе
Всего 1937 чел.
В том числе:
девочек 743 чел.
мальчиков 1194 чел.
Всего 1937 чел.
По вероисповеданиям числится:

По сословиям учащиеся распределяются так:

Во всех учебных заведениях города обучается в настоящее время 1937 чел., из них крестьянскаго сословия 975 человек, или более половины всех учащихся других сословий. Вот где проведено на лицо "свобода, равенство и братство", и тяжело слышать от крестьян по теперешней кличке "сознательных", что их детям Правительство заграждает пути к образованию. Напротив, слышится небезосновательный ропот и городских сословий, что их детям некоторыя наши учебные заведения стали недоступны и подходит время к тому, что придется из своего города детей для обучения везти в другой. Это указывает только, что рост учебных заведений в г. Череповце должен продолжаться.

ДОХОДЫ И РАСХОДЫ ГОРОДА
ДОХОД
В 1861 году был 5759 р. 55 к.
В 1886 году был 26833 р. 08 к.
На 1908 год исчислен 50129 р. 41 к.

Из них:
оценочнаго сбора 6293 р. 10 к.
с торговли и промыслов 5081 р. 56 к.
пошлин разных наименований 1301 р. 05 к.
сбора с городских имуществ и оброчных статей 29193 р. 26 к.
с городских сооружений (скотобойни) 90 р. - к.
из прибылей городского банка 4500 р. - к.
пособия городу и возвр. расходов 2267 р. - к.
разных поступлений 1403 р. 34 к.

Всего 50129 р. 41 к.

РАСХОД
В 1861 году был 8982 р. 29 3/4 к.
В 1886 году был 29037 р. 27 к.
На 1908 г. исчислен 50129 р. 41 к.
Из них:

по содержанию правит. учрежд. 184 р. - к.
на наем помещения для окружнаго суда 2200р. - к.
на содержание обществен. управления и сиротскаго суда 7571 р. 05 к.
по содержанию воинской квартирной повинности 1361 р. 40 к.
по содержанию городской полиции 5857 р. 50 к.
по содержанию пожарного депо 6365 р. 65 к.
по благоустройству города 3679 р. 80 к.
по содержанию городских сооружений (скотобойни) 132 р. 02 к.
по народному образованию 11210 р. 74 к.
по общественному призрению 400 р. - к.
по медицинской, ветеринарной и санитарной части 1445 р. 18 к.
на уплату налогов:
земству 3010 р. 22 к.
казне 32 р. 80 к.
3043 р. 12 к.

на содержание и устройство принадлежащих городу недвижимых имуществ 1227 р. 80 к.
а уплату долгов и % по городским займам 2495 р. - к.
на содержание выгона, пастухов и изгороди 1080 р. - к.
на расход из 10% сбора за землю по охране полей 165 р. - к.
на разные расходы 1711 р. 15 к.
Всего 50129 р. 41 к.

Из настоящей сметы мы видим, что город расходует на народное образование 11210 р. 74 к.
Но к этому следует причислить % на затраченные капиталы на постройку зданий для учебных заведений хотя из 6, но городу займы обходятся в 9%, а затем потерю доходов с отведенных городом безплатно лучшей земли свыше 20 десятин под постройки и сады для них, по расчету, подходящему к действительности, ежегодно составит не менее 10000 р. - к.
К этому расходу я по справедливости причисляю еще и расход города за помещение для окружнаго суда, так как учреждение это, по моему разумению, во всяком случае имеет воспитательное значение для народа; расход этот ежегодно 2200 р. - к.
Всего 23683 р. 74 к.
Таким образом выходит, что город из 50129 р. 41 к. своего дохода расходует на народное образование добрую половину своего бюджета. А на каждого из учащихся расходует около 13 руб. в год, принимая количество их в 1937 человек.
ДЕНЕЖНЫЙ КАПИТАЛ ГОРОДА
К 1861 г. денежный капитал состоял в сумме 5517 р. 93 3/4 к.
К 1908 г. он уже в виде основнаго и запаснаго капитала городского общественнаго банка состоит в сумме 85245 р. 14 к.
Продовольственнаго мещанскаго капитала 2458 р. 15 к.
Капитала сбережений мещанскаго общества 3862 р. 45 к.
Кроме того:
1. В 1893 г. Череповецким купцом Ф. В. Меевым и его женою, по духовному завещанию, на содержание малолетних сирот, бедных детей и престарелых обоего пола, оставлен г. Череповцу 2-х этажный каменный дом с надворными постройками, на главной улице города и неприкосновенный капитал в % бумагах 24000 р. - к.
В этом доме, согласно воле завещателей, и открыто городскою думою 29 июня 1893 г. убежище под названием "Дом призрения во имя св. Филлиппа и Марии".
2. В 1902 г. Череповецкий купец Д. А. Горбаненко пожертвовал городу капитал для выдачи пособии из % в
виде платы за учение и на учебныя пособия учащимся во всех учебных заведениях города в % бумагах 25000 р. - к.
Положение об этом капитале утверждено 26 марта 1903 г.
и 3. В 1907 году умерший в г. Варшаве 13 сентября статский советник К. В. Снесарев, по духовному завещанию, оставил г. Череповцу капитал в % бумагах для выдачи пособий из % детям бедных жителей города, обучающимся в народных училищах 16500 р. - к.
Таким образом, в настоящее время денежный капитал города вместо бывших 5517 р. 93 3/4 к. выражается в сумме 157065 р. 74 к.
Вышесказанных пожертвований нельзя не счесть знаменательными явлениями в жизни города; их, безусловно, нужно отнести к влиянию культурно-просветительнаго движения в г. Череповце. Бывшие торговцы: первый - бакалейными товарами, проведший всю свою жизнь в фартуке за прилавком с 7 час. утра до 12 час. ночи, а второй - бывший виноторговец, от нажитых капиталов с народа огромную сумму из них жертвуют на великое дело просвещения того же народа. Да будет жертвователям: здравствующему "честь и слава", умершим "вечный покой и память с похвалами".
Затем город имеет к 1918 году капитал в стоимости построек для общественных нужд и учебных заведений и разных сооружений, который выражается в сумме свыше одного миллиона рублей, и сверх того город имеет собственной земли:

Под городом: пахотной 356 дес. 17 кв. с.
покосной 72 дес. 200 кв. с.
выгонной 136 дес. 1377 кв. с.
и в Пустынской лесн. даче 2557 дес. 1550 кв. с.
Всего 3131 дес. 699 кв. с.
Стоимость этих земель в настоящее время, ввиду действующей железной дороги и строющейся гавани, не поддается точному учету, вследствие быстро возрастающей ценности земель. Прежде плановые места в 360 кв. с. продавались от 75 коп. до 7 руб., затем уже в 200 кв. саж. до 300 руб., а в настоящее время на окраине города за такое место городская управа получает от 700 до 1000 руб. и свыше, а пригородныя земли, принадлежавшия частным лицам, покупались и продавались очень недавнее время не свыше 200 руб. за десятину, теперь же цена достигла в некоторых случаях до 5000 руб. за десятину.
Кроме всего вышеуказаннаго город имеет:
1) Свою общественную библиотеку, в которой к 1908 году имеется:
книг 3402 назв. в 4903 т. стоим. 6400-60
журналов 591 назв. в 3326 т. стоим. 4864-85
Всего 3993 назв. в 8229 т. стоим. 11265 р. 45 к.

Между тем по открытии ея в 1872 году в первый год она имела книг и журналов всего 85 названий в 164 томах на сумму 245 р. 95 коп.
и 2) Исторический музей, в котором имеется до 7000 предметов старины, собранных в северной крае.
Устроил этот музей бывший преподаватель учительской семинарии Н. В. Подвысоцкий, который положил на это дело не мало труда.
Эти светочи культуры и образования может оценить каждый просвещенный человек, заброшенный вдаль от столиц и губернских городов.
Достигнуть такого, вне сомнения, блестящего благосостояния город мог в значительной степени благодаря содействию открытаго им 23 декабря 1864 года городского банка, из коего дума, помимо получаемаго ежегодно отчисления из прибылей его, достигавшаго до 6000 руб., черпала, как из обильнаго источника, средства на нужды просветительнаго и промышленнаго развития города в виде займов под свои обязательства и векселя гласных думы для нужд города. Долг своему банку, состоявший к 1 января 1903 года в 41530 руб. 77 к., Тульскому земельному банку, казне, земству и частным лицам 26912 р. 79 к., а всего 68443 р. 56 к., городскою думою уплачен полностью из средств, полученных за отчужденную от города под железную дорогу землю, в количестве 138 дес. за 107 тысяч рублей.
Скажу вкратце о финансовых оборотах банка. При учреждении он имел основного капитала 10499 р. 49 к., а к 1908 г. уже имеет 85245 р. 14 к. Кассовый оборот его в 1872 г. был 663929 р. 03 к., а в 1907 году достиг уже 1499476 р. 43 к.
В связи с этим упомяну о весьма полезной деятельности по городскому банку и городской думе бывшаго, ныне покойнаго, директора его Череповецкаго купца Ивана Семеновича Волкова. В самую трудную и, безусловно, критическую минуту для банка в 1883 году, когда ему грозил, благодаря агитационной волне против его деятельности, неминуемый крах, И. С. Волков, благодаря своему недюжинному уму, энергии и железной воле, удержал банк от разрушения, а город от миллионной потери. В думе энергичный гласный, усердно ратовавший во всех вопросах, клонящихся к развитию и благосостоянию своего роднаго города и вносивший при увеличении расхода струю благоразумной экономии, он послужил своему городу в звании гласнаго и члена различных комиссий, а главное директором банка с лишком 15 лет до дня своей смерти 29 марта 1893 года и при том совершенно безвозмездно. Вечная ему память и благодарность от потомства.
Возвращусь к уплате городом своего долга. Мне многие могут возразить, что, уплатив долг, город лишился земли, на это я могу сказать, что такой взгляд совершенно не выдерживает критики. Земля эта отнюдь не вышла из ведения городскаго управления, она не отделена океаном, а только одними столбиками. Правительство взяло ее только для пользы всего населения необъятной России и вместо получавшейся городом за эту землю сравнительно ничтожной арендной платы предоставило общественному управлению города и жителям его на вечныя времена пользоваться во много крат большими и ощутительными доходами от развития торговли и промышленности.
Считаю долгом отметить здесь, что к достижению всего имеющагося теперь в Череповце горячее участие и содействие оказывали правительственныя учреждения в лице своих представителей, из коих за особенно оказанные внимание и содействие к процветанию города городская дума с Высочайшаго утверждения считает своими почетными гражданами бывших:
Новгородского Губернатора Э. В. Аерхе с 10 ноября 1869 года.
Министра Финансов М. X. Рейтерна с 2 февраля 1874 года.
Министра Народного Просвещения графа Д. А. Толстого с 30 октября 1874 года.
Директора Департамента Торговли и Мануфактур Н. А. Ермакова с 17 ноября 1880 года.
Светлейшаго князя А. А. Суворова с 23 июля 1881 г.
Товарища Министра Народного Просвещения князя М. С. Волконского с 16 августа 1881 года.
Череповецкого Городского Голову И. А. Милютина с 4 февраля 1886 года. Новгородского Губернатора А. Н. Мосолова с 22 апреля 1894 г.
Председателя Совета Министров С. Ю. Витте с 2 июня 1899 года.
Председателя Департамента Государственного Совета Д. М. Сольскаго с 7 мая 1901 года.
Министра Путей Сообщения князя М. Н. Хилкова с 7 мая 1901 г.
Вот краткий очерк героическаго роста города Череповца в культурно-просветительном и экономическом отношении за время полувековой деятельности ныне покойнаго Городского Головы И. А. Милютина. Благодаря своему настойчивому характеру к достижению цели и решительности, граничащей с безпредельною отвагою, Иван Андреевич из жалкаго городишка сделал Череповец одним из лучших уездных городов России, как во внешнем его благоустройстве, так и во внутреннем своем быте. Но где действует добрая сила, тотчас же выступает на сцену и злая. Не без борьбы и тяжелых нравственных испытаний была совершена им эта культурная миссия в своем родном городе. Но о таких случаях, из уважения к памяти покойнаго, я умолчу, а перейду к перечислению важнейших событий в жизни г. Череповца и к оценке деятельности Ивана Андреевича Царствующим Императорским Домом, Правительством и Городским Обществом его родного города.
ВАЖНЕЙШИЙ СОБЫТИЯ В ЖИЗНИ Г. ЧЕРЕПОВЦА.
1824 г. октября 18/19. Осчастливил посещением город Его Императорское Величество Александр I и 19 октября в 6 1/2часа утра изволил слушать Божественную литургию в соборе.
1863 г. июня 21. Осчастливил посещением город Его Императорское Высочество Наследник Цесаревич Николай Александрович.
1869 г. апреля 17. От Его Императорскаго Высочества Великаго Князя Алексея Александровича городская дума удостоилась получить портрет Его Высочества, который и находится в зале Думы.
1870 г. июнь. Осчастливил посещением город Его Императорское Высочество Великий Князь Алексей Александрович.
1871 г. октября 5. От Его Императорскаго Высочества Великаго Князя Алексея Александровича городская дума удостоилась получить из Царскаго Села "Гичку" в поощрение развития судостроения в г. Череповце.
1878 г. августа 6. Осчастливили посещением город Их Императорския Высочества Великие Князья: Сергий и Павел Александровичи, Константин и Дмитрий Константиновичи.
Его Императорское Высочество Великий Князь Владимир Александрович осчастливил посещением город 3 раза: 9/10 июня 1884 г., 16 июня 1892 г. и 14 июня 1896 года.
В июне месяце 1881 года депутация от г. Череповца во главе с городским головою И. А. Милютиным и от Александровскаго техническаго училища с учениками и образцами механических изделий и маленькою паровою машинкою системы Уатта, которая предназначалась Его Императорскому Высочеству Наследнику Цесаревичу, ныне благополучно Царствующему Государю Императору Николаю Александровичу, представлялась в г. Рыбинске Их Императорским Величествам Государю Императору Александру Александровичу и Государыне Императрице Марии Феодоровне, при проезде Их Императорских Величеств с Августейшими детьми через этот город. Депутация от города Череповца поднесла на пароходной пристани Их Императорским Величествам хлеб-соль. Техническое же училище устроило выставку изделий на вокзале Рыбинской железной дороги, которую по прибытии на вокзал Их Императорския Величества с Августейшими детьми удостоили Своего милостиваго внимания, причем И. А. Милютин, он же и учредитель этого училища, с соизволения Государыни, преподнес Августейшим детям мелкия изделия: линейки, угольники и проч. и при этом испросил соизволения Государя Императора представить паровую машинку для Его Высочества Наследника Цесаревича в Александрию, на что Государь соизволил сказать: "Пожалуйста". В августе месяце машинка эта с приспособленным мельничным поставом И. А. Милютиным была доставлена в сопровождении командированных от училища учеников в Александрию и в присутствии Их Императорских Величеств, Августейших детей и Королевы Датской была пущена в действие с мельничным поставом, который тут же из зерна давал муку. При этом Их Императорския Величества удостоили И. А. Милютина высокомилостивой благодарности, а ученики были одарены часами.
(Более подробно об этом напечатано в Историческом Вестнике 1900 г. стран. 115, из воспоминаний И. А. Милютина).
Из всего вышеизложеннаго видно, что наш родной город Череповец пользуется особым восокомилостивым вниманием Царствующаго Императорскаго Дома, что и должны мы глубоко ценить и передать из рода в род свои чувства безпредельной верноподданической признательности и искренно-теплой сердечной благодарности к Царствующему Императорскому Дому.

ОЦЕНКА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И. А. МИЛЮТИНА

1864 г. февраля 20. Череповецкое мещанское общество за благоразумное управление и деятельность, вполне соответствующую видам Правительства и пользам города в течение 3-х летней службы городским головою, поднесло адрес, золотой перстень и чествовало обедом.
1864 г. августа 7. По ходатайству Начальника губернии Всемилостивейше награжден золотою медалью на Станиславской ленте.
1866 г. июля 22. По представлению Министра Внутренних Дел Всемилостивейше награжден золотою медалью на Анненской ленте.
1867 г. января 5. По ходатайству городского общества разрешено иметь портрет Ивана Андреевича в зале городской думы.
1868 г. октября 5. Высочайшая Государя Императора объявлена благодарность за труды по комиссии о бедных жителях, пострадавших от неурожая в 1867 году.
1868 г. октября 31. За отличные усердные труды по этой комиссии удостоился получить Высочайший рескрипт.
1868 г. ноября 2. За труды по той же комиссии по докладу Его Императорскаго Высочества Наследника Цесаревича Всемилостивейше награжден орденом св. Владимира 4 степени.
1868 г. ноября 13. За устройство дока в Череповце, наименованнаго с Высочайшаго соизволения в честь Великаго Князя Алексея Александровича "Алексеевским", Великим Князем Алексеем Александровичем с Высочайшаго соизволения пожалован бриллиантовый перстень с вензелем Его Высочества.
В 1870 г. Городским обществом за полезную деятельность поднесена хлеб-соль на серебряном блюде.
1870 г. августа 30. По ходатайству Начальника губернии Всемилостивейше награжден орденом св. Станислава 2-й степени.
1877 г. апреля 20. За труды по званию попечителя Череповецкаго реальнаго училища Всемилостивейше награжден орденом св. Анны 2-й степени.
1877 г. августа 6. При посещении г. Череповца Их Императорскими Величествами Великими Князьями Сергием и Павлом Александровичами, Константином и Дмитрием Константиновичами, Его Императорским Высочеством Сергием Александровичем подарен золотой перстень и 4 фотографическия карточки с собственноручными подписями.
1880 г. января 1. По докладу Министра Народнаго Просвещения Всемилостивейше пожалован за отличие чин Статскаго Советника.
1884 г. июня 10. При посещении г. Череповца Его Императорским Высочеством Великим Князем Владимиром Александровичем подарен золотой перстень с вензелем Его Высочества и фотографическая карточка с собственноручною надписью.
1886 г. февраля 4. Всемилостивейше пожалован за 25-летнюю службу городским головою орден св. Владимира 3 степени.
В этот же день городское общество праздновало 25-летний юбилей служения в должности городского головы. В память этого, по ходатайству городской думы, с Высочайшаго разрешения поставлен на пьедестале в зале думских заседаний портрет Ивана Андреевича с изображением главных его деяний и Высочайше утвержден почетным гражданином г. Череповца. Чествован обедом, поднесением адреса и хлеба-соли.
1896 г. января 30. Городское общество праздновало 35-летнее служение городским головою. Чествовало обедом, поднесением адреса и хлеба-соли. Кроме того, городскою думою 12 ноября 1895 г. в память этого события постановлено соорудить и поставить при жизни в центре города поясной бюст (памятник) Ивана Андреевича и развести кругом сквер.
1896 г. мая 14. Всемилостивейше произведен в Действительные Статские Советники.
1902 г. январь. Всемилостивейше награжден орденом св. Станислава 1-й степени.
1901 г. февраля 4. Городское общество праздновало день 40-летняго служения городским головою, приветствовало адресом и поднесло собранные по подписке 2300 руб., которые, согласно желанию Ивана Андреевича, употреблены на постройку здания для Мариинской женской гимназии с церковью.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Теперь перейду к заключению моего повествования. Городская дума, высоко ценя деятельность И. А. Милютина и желая увековечить память о нем в потомстве, решила в 1895 г. поставить ему памятник еще при жизни, но по не зависящим от нея обстоятельствам осуществить она это свое желание не могла в то время. Теперь уже Иван Андреевич отошел к Праведному Судии, и дума до сих пор ни в одном из своих заседаний, после его смерти, не обмолвилась ни одним словом об увековечении памяти о нем в грядущих поколениях осязательным наглядным образом. Не может же дума удовольствоваться и удовлетворить население одними только отданными почестями над его прахом и затем предать забвению признанные ею же самою многократно заслуги пред городом.
Не хочется верить, чтобы дума в лице своих теперешних представителей могла руководствоваться нынешним правилом, по которому "старая хлеб-соль забывается". В задачи думы входит и воспитательная часть, что и понимал покойный, и она должна вложить в юныя души осязательным образом, что деятельность лица на пользу общественную не должна забываться. Ведь в нашем городе 2000 человек учащихся, они должны усвоить себе на всю жизнь, "что в примерах доброй старины мы черпаем силы свои". Неужели представители думы с легким сердцем к памяти Ивана Андреевича допустят и в дальнейшем красоваться на главной улице города, в центре и колыбели "богатыря севернаго края", ужасной народной язве - "винной лавке". Тот, который на местах "сивухи, разгула и слез", воздвигал просветительныя учреждения, неужели заслуживает такого памятника? Ведь это прямо идти вспять и к той тьме, в которой мы были. Не хочется верить, чтобы эта колыбель обоих братьев, Ивана и Василия Андреевичей Милютиных, из которой появился "свет и победил тьму" и которую только еще при проблесках света в Череповце озарил своим милостивым посещением Августейший гость, была оставлена думою без внимания и распространяла вместо "света - адский огонь", после котораго наступает тьма. Принимая отчасти в руководство бывшее постановление думы, коим она поручила мне выработку оснований об увековечении чем-либо памяти об этом достойнейшем гражданине, я позволю себе высказать свое мнение, каким бы достойным образом наша городская дума могла увековечить память о "гении-самородке - богатыре севернаго края" и из его колыбели изгнать "жилище сатаны".
Во-первых.- Приобрести дом-колыбель от теперешних владельцев вместе с рядом стоящим каменным 2-х этажным флигелем, в котором помещалась первая контора Милютиных и который также служил памятником развития торгово-промышленной жизни города. Можно вполне надеяться, что владельцы этого имущества уступят его городу за минимальную стоимость, имея в виду цель, для коей оно предназначается.
Во-вторых.- По приобретении этих зданий, деревянный дом обезопасить от пожара, облицовав его кирпичом, и соединить аркою с каменным флигелем для прохода, а на фронтоне арки поставить металлический полубюст Ивана Андреевича с соответствующею надписью.
В-третьих.- Внутри колыбели - деревяннаго дома - устроить своего рода музей из предметов обихода обоих братьев, сосредоточить все касающееся деятельности Ивана Андреевича, собрать все пожалованное ему Высочайшими Особами, все поднесенное ему во время празднования юбилеев и пожалованныя грамоты и знаки отличия, также перенести из зала думы портреты его, а портрет, сооруженный в память 25-летия, вделать в мраморный постамент, в котором по ту и другую сторону портрета вставить могущия получиться фотографическия карточки бывших сподвижников его гласных думы, начиная с 1861 года и кончая настоящим составом гласных. Которых же фотографий гласных не сохранилось, вместо них вставить металлические пластинки с их фамилиями. По стенам развесить первоначальный план города и последующие.
В-четвертых.- В каменном флигеле сосредоточить все портреты, поднесенные городу, пьедестал с бокалом и флагом Американцев, все заслуживающие внимания акты и бумаги и затем поместить городской архив, который для будущаго поколения и историка будет составлять громадную ценность. "Гичку", подаренную Его Императорским Высочеством Великим Князем Алексеем Александровичем, и модели судов Мариинской системы поставить в особом надворном здании и во дворе развести сквер для детей.
На все это, при добром желании, средства у города найдутся, а при энергии и дело может оборудоваться быстро.
Вот это был бы, по моему разумению, достойный памятник И. А. Милютину, "великому гражданину земли русской", и к нему бы "не заросла народная тропа", и укрепилось бы понятие: "Череповец и Милютин" - "Милютин и Череповец", из коих одно не мыслится без другого.
Но я предвижу, что меня могут упрекнуть, что я не коснулся некоторых отрицательных сторон в деятельности покойнаго И. А. Милютина. На это отвечу: "Солнце не без пятен" и "Героя-победителя не судят". Он победил царствующую у нас "тьму", и в этом его неизгладимая вековечная заслуга, а остальное все преходяще и подлежит забвению.
Скажем с признательностию от всего сердца:
"Мир праху незабвенному сеятелю добра на ниве родного края!"


Сочинения
Жизнь. Труды
Альбом