Главная/Государство. Общество. Армия/Исаак Подольный/Жизнь. Труды
Кудрявцев В.
В списках значился... : больше ста лет для родных Ефрем Подольный числился в пропавших без вести

Об этом стоит рассказать уже потому, что такое случается редко. А ещё, наверно, потому, что история эта по–своему поучительна. Она заставляет взглянуть со стороны и на самих себя, и на чужих, живущих за границей родного Отечества, и на человеческую память, которая соединяет и роднит людей разных судеб и национальностей.
Главное действующее лицо этой истории – наш земляк Исаак Абрамович Подольный. В «Записки счастливого человека», случись ему завтра их переиздавать, он мог бы добавить ещё одну по–настоящему счастливую главу.
А начиналась эта история так. Однажды он искал в Интернете одну из своих публикаций. Запрос сделал на свою фамилию. И каково же было его удивление, когда он среди прочих обнаружил и ссылку на списки пленных русских воинов, похороненных на кладбище на японском острове Хоккайдо. Под номером 46 там значился рядовой Ефрем Подольный.
Фамилия Подольных достаточно редкая, и потому мысль о случайном совпадении имени и фамилии вызывала сомнения. Исаак Абрамович вспомнил день 9 августа 1945 года. Его отец, только что демобилизованный, пришёл со службы и за обедом бурно обсуждал с родными правительственное сообщение о начале войны с Японией. Тогда–то отец и рассказал, что у их семьи с японцами свои и давние счёты. На русско–японской войне (1904–1905) пропал без вести старший брат его отца – дядя Ефрем. Все сидящие за столом пытались узнать, как всё это случилось, но отцу в начале века и самому–то было всего четыре года и, кроме того, что сказал, больше он, к сожалению, ничего не помнил. Да и о самом этом разговоре, состоявшемся всего через три месяца после Победы, все быстро забыли. Кто же тогда подумать мог, что через 64 года Ефрем снова напомнит вдруг о себе, чтобы, наконец, оповестить родных о месте своего вечного пребывания на земле.
Другой бы на месте Исаака Абрамовича, может, и не решился за давностью лет взяться за такое дело, но только не он. Он же со свойственным ему азартом исследователя и увлечением неутомимого краеведа пустился на восьмидесятом году жизни в поиски дополнительной информации о старшем брате своего деда, надеясь, что–то ещё узнать о его трагической судьбе. Он тут же позвонил в Общество «Россия–Япония», где ему посоветовали обратиться в соответствующий отдел МИДа России, что он незамедлительно и сделал. Оттуда ему сообщили, что такая могила действительно значится на кладбище в городе Мацуяма, и посоветовали уже обратиться к нашему консулу на Хоккайдо. Ответ и оттуда пришёл поразительно быстро.
Из письма Генерального консула Российской Федерации в Осаке И. Прохорова: «Уважаемый Исаак Абрамович! В соответствии с информацией, полученной нами от президента Общества сохранения могил русских солдат и матросов г. Мацуяма Тосио Кёгути, на кладбище действительно есть могила за номером 46, в которой покоится прах рядового 9 роты 11 ВСПП Ефрема Подольного, уроженца Киевской губернии Сквирского уезда, скончавшегося 22 мая 1904 года...» Кроме того, господин консул сообщал, что «за кладбищем на протяжении ста лет обеспечивается постоянный уход».
Говоря нашим языком, над кладбищем шествуют Общество, мэрия города Мацуяма и ученики местной школы. Так называемый «уход» включает в себя реставрацию надгробий, благоустройство прилегающей территории, асфальтирование ведущей к нему дороги, совершение ежегодных панихид. Была в своё время восстановлена разрушенная верхняя часть надгробия и на могиле Ефрема Подольного. Рядом с ним похоронен командир эскадренного броненосца « Пересвет», капитан первого ранга В. Бойсман, затопивший свой корабль в Порт–Артуре. Поразительно! Какая у людей деятельная память даже о чужих воинах. Какое благородство и какая культура сердца! В 2004 году кладбище русских солдат и матросов посетил даже премьер–министр Японии. Хотел бы я увидеть нечто подобное на наших русских кладбищах, где и за своими–то родными могилками подчас нет у нас «должного ухода». Родственники – и те порой не могут показать могилы своих предков, похороненных не сто, а хотя бы лет тридцать назад.
Так и захотелось мне вслед за Исааком Абрамовичем, зная, что на могилу Ефрема Подольного будет возложен венок от Подольных из Вологды, выразить и свою личную «благодарность всем вышеуказанным японским организациям и лицам», и нашему консульству на острове Хоккайдо. Кроме письма, в конверт были также вложены фотографии надгробия и кладбища, копии страниц из списка похороненных солдат и книга Т. Кёгуту об истории кладбища. Да, найдя такой живой отклик на свои письма и запросы, Исаак Абрамович, по его признанию, просто не мог не вдохновиться на продолжение поисков. Они оказались не менее интересными и плодотворными.
В результате, например, удалось установить, что все списки похороненных в Японии пленных составил Виталий Гузанов, известный российский писатель–маринист, в прошлом – выпускник знаменитой Соловецкой школы юнг. Ему помогал в этом японский общественный деятель М. Судзукава. Факт, согласитесь, тоже заслуживающий с нашей стороны и внимания, и уважения. Тогда в японском плену оказалось около 80 тысяч российских солдат и матросов. Из них 40 тысяч защитников Порт–Артура и 21 тысяча участников проигранного сражения под Мукденом. В их числе был и адмирал Зиновий Рождественский. Он командовал эскадрой под Цусимой.
Этот поиск, по–своему волнительный, помог Исааку Абрамовичу узнать много интересного и об участии евреев в русско–японской войне 1904–1905 годов. С началом войны в действующей армии было 25–30 тысяч солдат–евреев, а это 5%новобранцев при общем проценте еврейского населения в России около 4 % (данные найдены в Интернете). Их было так много потому, что в 1903–1904 годах по России прокатилась волна страшных еврейских погромов. После них Правительство выдало указание провести самый широкий призыв молодёжи в армию в районах массового проживания еврейского населения. Призыв был произведён, и с началом войны все необученные евреи–новобранцы были поспешно отправлены на Дальний Восток. Отношение к евреям со стороны кадровых офицеров было далеко неоднозначное. Везли новобранцев через всю Сибирь, а у ворот Порт–Артура их встречал плакат: «Въезд евреям строго воспрещается». Можно представить, как мог чувствовать себя каждый еврей, проходивший через них. Потому и личные судьбы солдат–евреев складывались по–разному. О том писали М.В. Грулев в книге «Записки генерала–еврея», доктор Должанский в письмах и С.С. Вермель в книге «В.Г. Короленко и евреи».
Позднее Максим Горький писал: «Ожесточение, вызванное войной, нуждалось в жертве. Хитрецы, стремившиеся свалить свою вину на других, указывали на евреев как виновников всех наших бедствий». Историю о том, как сражался Ефрем Подольный, теперь вряд ли можно восстановить. Но хочется верить, что воевал он достойно, так, например, как солдат по фамилии Заяц из книги А. Степанова «Порт–Артур», или как Иосиф Трумпельдор, который за свои подвиги на японской войне стал полным Георгиевским кавалером, потерял руку, а в плену открыл школу для солдат. Император Японии пожелал лично познакомиться с героем и приказал изготовить для него в подарок протез. Вернувшийся в Россию Трумпельдор был произведён в офицеры, и на параде по случаю окончания войны он стоял рядом с главнокомандующим.
Но Исаак Абрамович свой поиск не прекращает. Ему интересно и важно всё, что касается судьбы Ефрема Подольного – родного брата его деда. Теперь, правда, когда запросы ушли не в Японию, где он погиб и где память о нём сохранили, а на Украину, откуда он был призван на службу, на положительные ответы рассчитывать уже не приходится. Архивы молчат. Может, они могли и погибнуть в годы Великой Отечественной войны, а может, братьям–славянам сейчас не до событий вековой давности и не до персональных судеб российских солдат. Тем более, что и сама история на Украине постоянно пересматривается. Как хорошо, что есть теперь Интернет. Там, опять же неожиданно для себя, Исаак Абрамович не без удивления обнаружил, что в том самом районе, откуда ушёл на службу Ефрем, был в 1886 году есаулом местной казачьей сотни – Исаак Подольный! Представляю, какую радость в очередной раз испытал Исаак Подольный, живущий в 2009 году, когда об этом узнал!
Главное, что теперь Подольные, разбросанные по всему миру, знают, где похоронен Ефрем. В будущем, даст Бог, кто–то из их молодого поколения найдёт возможность съездить в Японию, чтобы возложить цветы на могилу своего «пропавшего без вести» родственника – участника русско–японской войны 1904–1905 годов и лично поблагодарить всех, кто вот уже второе столетие следит и ухаживает за могилой их родственника. Свой очерк «Могилы моряков» Виталий Гузанов заканчивает словами: «На Нагасакском русском кладбище нашли последнее упокоение православные и католики, иудеи и мусульмане. В одной могиле лежат украинцы и русские, белорусы и татары, башкиры и поляки, евреи и латыши, грузины и осетины, калмыки и буряты. Все они воевали во имя Отечества. Для человека в солдатской шинели, в матросской робе это понятие не было абстрактным...» В знак благодарности ухаживающим за кладбищем на острове Хоккайдо Исаак Абрамович отправил альбомы о нашей вологодской земле, а сотрудникам консульства – свою книгу о героях Великой Отечественной войны «Они победили».

Источник: Кудрявцев В. В списках значился... : больше ста лет для родных Ефрем Подольный числился в пропавших без вести / В. Кудрявцев // Красный Север. – 2009. – 27 августа. – С. 35.

Сочинения
Жизнь. Труды
Альбом