Главная/Наука. Медицина. Техника/Филипп Фортунатов/Жизнь. Труды
Широков О. С. Филипп Федорович Фортунатов // Вестник Московского университета. Сер. 9. Филология. - 1979. - № 6



О. С. ШИРОКОВ

ФИЛИПП ФЕДОРОВИЧ ФОРТУНАТОВ

В четверг, 22 января 1876 г. в 10 час. утра в Московском университете состоялась первая лекция Филиппа Федоровича Фортунатова по кафедре сравнительной грамматики индоевропейских языков. Этим была положена традиция теоретических курсов сравнительно-исторического и общего языковедения в русских университетах. Курс сравнительно-исторического индоевропейского языковедения, который начал читать Ф. Ф. Фортунатов, делился на две части: сравнительную фонетику индоевропейских языков1 и сравнительную морфологию2. Это были первые систематические курсы классической индоевропеистики (иногда неточно называемой "младограмматизмом"), основанные на строгом применении отработанных приемов сравнительно-исторической реконструкции с опорой на принцип закономерности (безысключительности) фонетических соответствий между родственными морфемами в родственных языках и принцип относительной хронологии, на последовательном различении изменений по аналогии, спонтанных позиционных и комбинаторных фонетических изменений. Эти основополагающие принципы сравнительно-исторического метода полностью сохраняются и современной компаративистикой при изучении любых языковых семей и групп.
Возможность построения таких обобщающих курсов была подготовлена целым рядом открытий в индоевропейском языковедении:
в 1863 г. Г. Грасман доказал, что кажущиеся исключения из закона Гримма (передвижение индоевропейских шумных смычных согласных в общегерманском праязыке) подчинены определенным закономерностям (диссимиляция придыхательных в древнеиндийском и древнегреческом)3; в 1866 г. И. А. Бодуэн де Куртенэ продемонстрировал изменение морфологической структуры слова под влиянием аналогии4; в 1870 г. Г.-И. Асколи на основании трех видов соответствий между греческими и древнеиндийскими заднеязычными согласными реконструировал три ряда заднеязычных в общеиндоевропейском праязыке (получивших позже названия палатальных, велярных и лабиовелярных)5; в 1870 г. И. А. Бодуэн де Куртенэ в своей вступительной лекции в Петербургском университете первый обосновал необходимость строгого соблюдения принципа относительной хронологии 6; соблюдение этого принципа продемонстрировано им в 1875 г. в первом сравнительно-историческом описании живого диалекта (изолированных западнословенских говоров на р. Резья в Венеции) 7; в 1872 г. И. Шмидт выдвинул теорию о существовании диалектных различий (в виде пересекающихся "волн", т. е. изоглосс) в общеиндоевропейском праязыке8; в 1874 г. А. Амелунг и в 1876 г. К. Бругманн пришли к заключению, что в арийской (индо-иранской) триаде гласных - i, a, u - гласная *а восходит к трем разным праязыковым гласным (обозначенным К. Бругманном как *е, *а, *о (Ф. Ф. Фортунатов обозначил их *аe, *аa, *аo); в 1876 г. К. Бругманн доказал существование слоговых сонантов в общеиндоевропейском праязыке9.
Эта серия открытий и основанных на них новых взглядов на природу языковых изменений обусловила появление в 1876 г. книги А. Лескина "Склонение в славянско-литовском и германском языках"10 - первого большого исследования, опирающегося на строгие принципы окончательно сложившейся классической компаративистики. "В своем исследовании, - писал А. Лескин, - я исходил из принципа, что дошедшая до нас форма падежа никогда не основывается на исключении из фонетических законов, соблюдаемых в других случаях... Допускать произвольные, случайные, не согласуемые между собой отклонения, - это значит, в сущности, признать, что объект исследования, язык, не доступен для науки" 11. В том же году Ф. Ф. Фортунатов начал читать сравнительно-исторические курсы, в которых исходил из тех же классических принципов, но разработанных на более широком индоевропейском материале. "Изучая историю звуков данного языка, мы открываем так называемые фонетические законы этого языка, - писал Фортунатов, - каждый фонетический закон известного языка говорит нам, что такой-то звук имел такую-то судьбу в данном языке в данную эпоху, причем, понятно, фонетический закон не может иметь действительных исключений, и кажущиеся исключения представляют собой или действие другого фонетического закона, или нефонетическое изменение звуковой стороны слов, или заимствование из другого языка или из другого наречия того же языка" 12.
До выхода в 1886 г. 1-го тома "Grundri?" К. Бругманна курс Фортунатова оставался единственным обобщающим трудом, сконцентрировавшим новейшие достижения сравнительно-исторического языкознания13. Лекции Фортунатова пользовались огромным авторитетом. Слушателями их были не только московские студенты и профессора, но и языковеды из других городов, а также из-за рубежа. Среди них такие известные в будущем ученые, как норвежец О. Брок, швед Т. Торбьернсон, датчанин X. Педерсен, голландка Краузе ван де Коп, француз П. Буайс, немцы Ф. Сольмсен и Э. Бернекер, чехи М. Мурко и Й. Поливка, сербы Э. Белич и Й. Томич, финн Й. Й. Миккола, румын И. Богдан 14. В эти курсы не только постоянно вносились изменения и дополнения в связи с новыми открытиями в мировой лингвистике - результаты исследований самого Фортунатова всегда находили первую устную публикацию в его лекциях и лишь потом (иногда через много лет) появлялись в русской и зарубежной печати.
В 1879 г. Г. Коллиц открыл закон палатализации в индо-иранских языках (закон Коллица)15, доказывавший первоначальное различие между индо-иран. а, которое восходило к е (перед ним происходила палатализация заднеязычных) и индо-иран. а, восходившим к а или о (перед ними палатализации не происходило). Так была продемонстрирована относительная хронология фонетических изменений: сначала палатализация к, g, gh перед е (др.-инд. c, j, h), затем переход еа16 (kekora "я сделал"  cekora  cakara). Фортунатов отразил это открытие в лекциях и одновременно исследовал относительную хронологию палатализации в славянских языках, показав, что в более раннюю эпоху (до стяжения дифтонгов) индоевропейские задненебные перед передними гласными изменились в шипящие ч, ж (первая палатализация), в более позднюю эпоху (после перехода *ei  u, *ai, *oi  Ъ) перед новыми передними гласными (возникшими из дифтонгов) они изменились в свистящие ц, з (вторая палатализация; ср. *vblkos  влькъ, *vьlke  вльче, *vьlkoi  вльцЪ). Это открытие по праву должно называться первым законом Фортунатова.
Второй закон Фортунатова касается закономерностей индоевропейского ударения и долгот. В 1877 г. К. Вернер показал, что кажущиеся исключения из закона Гримма в германском связаны с местом ударения соответствующих слов в древнеиндийском и греческом 17. Тем самым было доказано косвенное отражение греческим и древнеиндийским ударением общеиндоевропейского ударения. В 1880 г. Фортунатов опубликовал, статью, где проследил закономерные соответствия между греческим, древнеиндийским и балтийско-славянским ударением18. Было показано, что на месте и.-е. кратких слоговых сонантов мы имеем в литовском восходящее ударение, а на месте и.-с. долгих слоговых сонантов - литовское нисходящее ударение (girdytis "поить, топиться" = др.-инд. girna - "проглоченный"); русское ударение в словах золото, ворон (восходящее в лит. varnas) соответствует и.-е. сочетанию гласного с краткой плавной (дававшему прерывистую долготу: *g'oldo-, *vorno-s), а ударение в корова, ворона (нисходящее в лит. karve, varna) соответствует н.-с. сочетанию гласного с долгой плавной (дававшему длительную долготу: *korva, *vorna). Так было впервые продемонстрировано значение для индоевропеистики специальных данных живого русского языка.
Далее в своих лекциях Фортунатов выявил правило переноса ударения (в литовском и праславянском) на слог с длительной долготой, если первоначально предшествующий ударный слог не имел длительной долготы (ср. перенос ударения на окончание в рус. борода, лит. barzda, так как основа имела прерывистую долготу, а окончание - длительную, но отсутствие переноса в рус. ворона, лит. varna, где основа имела длительную долготу; отсутствие переноса в рус. бороду, лит. barzda, поскольку окончание имело прерывистую долготу). В печати обоснование этого закона было опубликовано Фортунатовым только в 1895 г.19. К этому времени Ф. де Соссюр самостоятельно пришел к строгим доказательствам правила переноса старого индоевропейского ударения в литовском языке20, поэтому обычно второй закон Фортунатова принято называть "законом Фортунатова - Соссюра".
Ф. Ф. Фортунатову принадлежит также открытие более частных законов: происхождение древнеиндийского церебрального ряда из и.-е. сочетаний "l+зубной"21, происхождение и.-е. диалектного *ё из удлиненной "иррациональной" а (теперь обозначаемой знаком *ь) и др. Вводя в практику индоевропеистики данные литовского и русского языков (и диалектов), Фортунатов стремился соединить сравнительно-историческое языкознание с диалектологией. Первая печатная работа Фортунатова (совместно с В. Ф. Миллером) относилась к литовской полевой диалектологии22. Впоследствии в своих курсах по сравнительно-исторической грамматике Фортунатов неоднократно обращается к данным живых говоров. Задачу применения строгой сравнительно-исторической методики к изучению русских диалектов до конца выполнили ученики Фортунатова - создатели современной русской диалектологии Н. Н. Дурново и Д. Н. Ушаков.
В своей магистерской диссертации, посвященной изданию и комментированию ведийского текста23, Ф. Ф. Фортунатов продолжил индологическую традицию Московского университета (до Фортунатова кафедрой заведовал крупнейший санскритолог П. Я. Петров), традицию филологического изучения языка древних рукописей (Ф. И. Буслаев), но вместе с тем в это фонологическое исследование был введен сравнительно-исторический метод и поставлены лингвистические задачи. Здесь Фортунатов поднял также вопрос о диалектной дифференциации общеиндоевропейского праязыка. В своих курсах ученый неоднократно возвращался к этой проблеме. Индоевропейский праязык всегда представлялся ему не как условная абстрактная схема, а как реальный комплекс диалектов, имеющих свою историю (относительная хронология общеиндоевропейских процессов).
Теоретические проблемы сравнительно-исторического языкознания всегда разрабатывались Фортунатовым на конкретном языковом материале, ими проникнуты его специальные курсы отдельных индоевропейских языков: старославянского, литовского, готского, древнеиндийского24.
При таком подходе к сравнительно-историческим реконструкциям праязыковых явлений необходимо было строгое определение самих языковых единиц, подвергавшихся объективному анализу и восстановлениям. Этим общелингвистическим вопросам была посвящена вступительная часть читаемых Фортунатовым курсов, постепенно превратившаяся в самостоятельный вводный курс, который первоначально назывался "Сравнительное языковедение"25. После отъезда Фортунатова в 1902 г. в Петербург руководство кафедрой перешло к В. К. Поржезинскому, а курс, который он читал вместо Фортунатова, стал называться "Введение в языковедение". Традиция этого основополагающего курса никогда не прекращалась и не прерывалась на филологическом факультете Московского университета.
В общелингвистическом курсе Ф. Ф. Фортунатова давались непротиворечивая формальная система, фундаментальных понятий языковедения и строгое определение основных единиц: слова, словосочетания, формы слов и словосочетаний. Языковые единицы характеризовались по их системным взаимоотношениям. При определении слова подчеркивалась его способность иметь отдельное (т.е. цельное и независимое от других слов) значение, полностью не предсказуемое значением составных его частей: "...в русском языке комплекс звуков речи книга есть одно слово, т. к. не разлагается па какие-либо другие слова. Точно так же, например, звуковой комплекс неправда (ложь) представляет одно слово, хотя это слово по составу не простое, т. к., будучи разложено на отдельные слова не и правда, теряет данное значение"26. При определении грамматической формы подчеркивалось обязательное наличие формального выражения, выводимого из наличия соотносительных рядов слов, сходных и различающихся по формальным признакам; впервые было показано, что в парадигме различающихся форм могут выделяться и отрицательные признаки (нулевые показатели) 27.
Проблеме различения форм в языке был посвящен и ряд печатных публикаций Фортунатова, в которых от исследования отдельных фактов конкретных языков он шел к широким обобщениям28. На основании учения Фортунатова о формах слова и словосочетания последовательно строились его взгляды па классификацию частей речи и морфологическую классификацию языков.
Общелингвистическая концепция Ф. Ф. Фортунатова была развита его учениками и последователями. В фортунатовской традиции читались общетеоретические курсы и подготовлена серия учебников "Введение в языковедение": В. К. Поржезинского, Д. Н. Ушакова, М. Н. Петерсона, А. А. Реформатского. Непосредственными учениками Фортунатова были А. А. Шахматов, Г. К. Ульянов, В. К. Поржезинский, М. М. Покровский, В. II. Щепкин, Б. М. Ляпунов, Л. 3. Мсерианц, А. И. Томсон, Н. Н. Дурново, Д. Н. Ушаков, Е. Ф. Будде. "Учениками учеников" (третьим поколением фортунатовцев) являлись такие выдающиеся языковеды, как Н. С. Трубецкой, Р. О. Якобсон, М. Н. Петерсон, Н. Ф. Яковлев, А. М. Сухотин, В. П. Сидоров, П. С. Кузнецов, А. А. Реформатский. Этому поколению удалось развить формальные методы фортунатовской школы для изучения всех уровней языка, и в первую очередь для фонологического уровня. Обе современные последовательные фонологические школы - пражская и московская - сложились на фортунатовских традициях русского языкознания. Сохранить и развивать эти традиции - задача четвертого, работающего ныне поколения языковедов.

1 С 1888 г. эти лекции публиковались студентами стеклографическим способом: Фортунатов Ф. Ф. Лекции по сравнительной фонетике индоевропейских языком. М., 1888; Он же. Сравнительная фонетика индоевропейских языков, изд. 1. М., 1889 (изд. 2, 1894; изд. 3, 1899; изд. 4, 1901); см. посмертное типографское издание: Фортунатов Ф. Ф. Краткий очерк сравнительной фонетики индоевропейских языков. Пг., 1922; Он же. Избр. труды, т. 1. М., 1956, с. 200 и след.
2 См. стеклографические издания: Фортунатов Ф. Ф. Лекции по сравнительному языковедению. Сравнительные склонения, изд. 1. М., 1883 (изд. 2, 1885; изд. 3, 1886); Он же. Лекции по сравнительному языковедению. Спряжение глагола в индоевропейских языках, изд. 1. М., 1884 (изд. 2, 1886); Он же. Сравнительная морфология, изд. 1. М" 1887 (изд. 2, 1889; изд. 3, 1901; изд. 4, 1902); Он же. Склонение и спряжение индоевропейских языков. М., 1897; Он же. Избр. труды, т. 2. М., 1956, с. 257 и след.
1 Gra?mann H. Uber die Aspiraten und ihr gleichzeitiges Vorhandensein irn An- und Auslaute der Wurzeln.- "(Kuhn's) Zcitschrift fur vergleichende Sprachvorschung", Bd 12. Berlin, 1863.
4 Вaudouin de Courtenay J. Einige Falle der Wirkung der Analogic in der polnischen Deklination. - "(Kuhn's) Schleicher's Beitrage zur vergleichende Sprach-forschung", Bd 6. Berlin, 1870. .
5 Ascoli G. I. Corsi di glottologia, vol. 1: Fonologia comparata del sanscrito, del greco с del latino. Torino e Firenzc, 1870.
6 См.: Бодуэн де Куртенэ И. А. Некоторые общие замечания о языковедении и языке. - "Журнал Министерства народного просвещения", ч. 153, 1871. № 2, с 279-316; Он же. Избр. труды по общему языкознанию, т. 1. М., 1963, с. 47-77.
7 См.: Бодуэн де Куртенэ И. А. Опыт фонетики резьянских говоров. Варшава - Пг., 1875.
8 Schmidt J. Die Verwandschaftsvcrhaltnisse der indogermanischen Sprachcn. Weimar, 1872.
9 Brugmann K. Nasalis sonans.- "Sludicn zur griechischen und lateinischen Grammatik", Bd. 9, 1876; см. также работу Н. Osthoff в журнале "Beitrage zur Geschichte der deutschen Sprache und Literatur", Bd. 3, 1878.
10 Leskien A. Die Deklination im Slavisch-Litauischen und Germanischen. Leipzig, 1876.
11 Ibid., S. 28.
12 Фортунатов Ф. Ф. Избр. труды, т. 1, с. 203.
13 См.: Чемоданов Н. С. Сравнительное языкознание в России. М., 1956, с. 61.
14 См.: Петерсон М. Н. Фортунатов и московская лингвистическая школа. - "Учен. зап. МГУ им. М. В. Ломоносова", вып. 107, 1946, т. 3, кн. 2, с. 32.
15 Collitz H. Die Entstehung der indo-iranischen Palatalreihe. - "(Bezzenberger's) Beitrage zur Kunde der indogermanischen Sprachen". Gottingen, 1879, N 3.
16 См. также толкование закона Коллица Фортунатовым: Фортунатов Ф. Ф. Избр. труды, т. 1, с. 209, 397 и след.
17 Verner К. Eine Ausnahme der ersten Lautverschiebung. - "(Kuhn's) Zeitschrift fur vergleichende Sprachvorschung", Bd. 23, 1877.
18 Fortunatov Ph. Zur vergleichenden Betonungslehre den lituslavischen Sprachen. - "Archiv fur slawische Philologie". Berlin, 1880, N 4.
19 См.: Фортунатов Ф. Ф. Об ударении и долготе в балтийских языках. 1. Ударение в прусском языке. - "Русский филологический вестник", т. 33. Варшава, 1895, с. 252-297; сообщение о рукописях 2-4-й частей этого труда см. в кн.: Жирмунский В. М. Неизданная книга Ф. Ф. Фортунатова. - "Вопросы языкознания", 1953, № I.
20 Saussure F. de. A propos de l'accentuation lituanienne. - "Memoires de la Societe linguistique de Paris", 1894, N 8.
21 Fortunatov Ph. L+Dental im Altindischen. - "(Bezzenberger's) Beitrage zur Kunde der indogermanischen Sprachen", 1891, N6.
22 Литовские народные песни, собранные Ф. Ф. Фортунатовым и Всев. Миллером. - "Изв. Моск. ун-та", 1872, № 1, с. 125-165; №2-3, с. 427-531.
23 См.: Фортунатов Ф. Ф. Samaveda- Aranyaka - Samhita. Приложение. Несколько страниц по сравнительной грамматике индоевропейских языков. М., 1875.
24 Фортунатовская традиция глубоких теоретических обобщений при конкретных анализах текстов на семинарских занятиях была блестяще продолжена его учениками и учениками учеников. Лингвисты моего поколения с благодарностью вспоминают изящно построенные и необыкновенно содержательные практические занятия по санскриту проф. М. Н. Петерсона; на этих семинарах формировалось наше филологическое мировоззрение.
25 См. первые стеклографические издания: Фортунатов Ф. Ф. Сравнительное языковедение, изд. 1. М.. 1883 (изд. 2, 1884; изд. 3, 1889; изд. 4, 1894; изд. 5, 1900; изд. 6, 1902); см. также: Фортунатов Ф. Ф. Избр. труды, т. 1, с. 23-197.
26 Фортунатов Ф. Ф. Избр. труды, т. 1, с. 132.
27 Там же, с. 136-139.
28 См.: Фортунатов Ф. Ф. Критический разбор сочинения Г. К. Ульянова "Значения глагольных основ в литовско-славянском языке" (Отчет о присуждении Ломоносовской премии). - "Сб. Отд. рус. яз. и словес". АН", т. 64, 1897, № 11; Он же. О залогах русского глагола. - "Изв. Отд. рус. яз. и словесн. АН", т. 4, 1903; Он же. Сообщение о видах славянских глаголов. - "Отчет рус. яз. и словесн. АН" за 1910 г., с. 15-19. Учение о формах словосочетаний кратко изложено в кн.: Фортунатов Ф. Ф. О преподавании грамматики русского языка в средней школе. - "Тр. I съезда препод. рус. яз. в военно-учебных заведениях". Спб., 1904; см. также: Фортунатов Ф. Ф. Избр. труды, т. 2, с. 427-462.

Сочинения
Жизнь. Труды
Альбом
 
Безадресное распространение рекламы