Главная/Наука. Медицина. Техника/Павел Беляев/Жизнь. Труды
Наш современник Павел Беляев : коллективное повествование о космонавте-10, составленное из воспоминаний и документов / подгот. Л. Паншев // Красный Север. - 1985. - 26 июня.


Наш современник Павел Беляев

Коллективное повествование о космонавте-10,
составленное из воспоминаний и документов


Люди давно мечтали проникнуть в бескрайний космический океан, познать тайны Вселенной, расширить власть человека над природой. Пионером в осуществлении этой прекрасной мечты стал советский народ.
Павел БЕЛЯЕВ.

СЛОВО О ДРУГЕ

Упорство и мужество - главные его черты. Это он доказал на деле.
Юрий ГАГАРИН.

Суров, как медведь, говорите. Это почему же? Таежное детство вспомнили? Но ведь оттуда в нем и вся закваска.
Павел ПОПОВИЧ.

Павел Иванович - летун. Это в хорошем, авиационном понимании. На истребителях больше всех нас налетал...
Валерий БЫКОВСКИЙ.

Что мне нравилось в нем. Конечно, прежде всего внутренняя сила, которая видна не сразу и раскрывается в особых случаях. Он смотрит как бы со стороны, молчит, а потом, если надо, скажет свое слово, и к нему обязательно прислушаешься. Слово опытного, много повидавшего, думающего человека. Недаром к этому "молчуну" тянулись люди, с ним было, как ни странно, всем свободно и легко.
Алексей ЛЕОНОВ.

И. ЧЕРЕПАНОВ, первый председатель колхоза "Юзовец":
Я очень хорошо помню отца Павла - Ивана Парменовича Беляева, с которым работал вместе в колхозе. Помню и его жену-Аграфену Михайловну. Сердечные, отзывчивые, трудолюбивые, чуткие были люди.
Бедняцкое хозяйство было у Ивана, и у Аграфены-батрачки тоже не густо было, когда поженились. Но в дружной семье и беда не беда, и достаток достатком обернется. За руки работящие, честность, справедливость уважали земляки Беляевых.
Павел за отцом тянулся. Хоть мал был - лет шесть ему минуло, а он уже все, бывало, настоящее дело искал. Помощником рос. Шустрый, веселый...
Только что организованный в деревне колхоз "Юзовец" приобрел конные жатки. В первый же день, как я только вывел в поле жатку, Павлик вместе со своим дружком Генкой Гнусовым пришел за околицу, долго смотрел, как машет жатка крыльями.
- Дядя Иван, давай мы коней гонять будем, предложил Павлик.
- А не упадете?
- Нет, что ты. Мы ездить умеем.
И правда, ездить умели. А Павлик, хоть и помоложе Геннадия был, любую лошадь обратать мог. Хорошо гоняли лошадей на жатве. Я уже и не заботился, только за самой жаткой и следил. Целый день ездят, и усталость их не берет. Скажешь:
- Павел, давай домой обедать. Едва, должно, сидишь.
Павлик улыбается в ответ...

Н. АНФАЛОВ, друг детства космонавта:
Мы с Павликом дружили в третьем и четвертом классах. Сидели на одной парте. Вместе, бывало, уроки готовили, вместе на лыжах, на охоту ходили. Отец у Павла большой любитель природы был, охотник. Он нас частенько с собой брал. Иной раз и ружье доверял. То-то радости было.
Как сейчас вижу его - непоседа, веселый. Он на гармошке играть учился, а потом за баян взялся. Слушаешь порой и заслушаешься. А еще любознательным он был, все ему интересно, что да почему? В школе одним из лучших учеников считался. Ну и дома по хозяйству что-нибудь делать тоже заставлять не приходилось его, потому что в семье закон был один: все трудятся, и ты по мере сил помогай, уважение от людей зарабатывай...

НЕОБХОДИМОЕ ПОЯСНЕНИЕ. Так и рос мальчишка; Однажды вернулся из Архангельска отец, где он сдавал последние экзамены в медицинском училище. Вместе с дипломом Иван Парменович привез и назначение на новое место работы. Погрузив имущество, семья Беляевых уезжала на Урал. Павлику было грустно расставаться с родной землей, со школой, с друзьями, но манили новые перемены, звала вперед дальняя дорога... Это было в 1937 году.
В Каменск-Уральске Павел пошел в седьмой класс. Однажды он задал себе вопрос: кем хочет стать? Фельдшером, как отец? Нет, это его не прельщало. Таежным охотником или путешественником? Это детское увлечение уже прошло. Летчиком! Решение Павла было твердым. И теперь он делал только то, что могло приближать мечту. В 1942 году Беляев окончил десятилетку и стал работать на заводе сначала токарем, затем приемщиком готовой продукции. Тогда же он подал заявление с просьбой направить его добровольцем на фронт. Ему предложили учиться в авиационном училище. Но сначала была авиационная школа первоначального обучения.

Г. САВЕЛЬЕВ, бывший военный летчик:
Однажды в летной школе первоначального бучения авиация показала Павлу не только свою романтическую сторону. После ознакомительного полета инструктор сажал самолет на озерный лед, заменявший летное поле аэродрома. Все шло благополучно, и вдруг мгновенно машина скапотировала. Обошлось без жертв, однако кто из опытных летчиков не знает случая, когда, выбравшись из опрокинувшейся машины, молодой энтузиаст надолго теряет стремление подняться в воздух? Но неудача не отпугнула Павла Беляева. Наоборот, ему впервые по-настоящему захотелось сейчас же подняться в воздух и летать, летать так, чтобы заставить самолет быть абсолютно послушным человеку.

Из характеристики на курсанта Ейского авиационного училища БЕЛЯЕВА П. И.:
"Летает хорошо. Летное дело любит. Проходимое задание усваивает легко. На земле и в воздухе энергичен, инициативен. Работает над повышением своей квалификации".

П. БЕЛЯЕВ: Мы, курсанты набора 1943 года, учились, летали с каким-то особым подъемом, торопились овладеть теорией и практикой пилотирования, чтобы скорее попасть на фронт. Армия в то грозное время наращивала удары по врагу, росло производство самолетов. Но командование не торопилось отправлять молодых пилотов на передовые позиции. Нас учили всерьез, терпеливо отрабатывая все лучшие качества летчиков, знакомя с опытом известных советских асов. Залпы победного салюта застали нас в стенах училища. И только некоторое время спустя, в августе-сентябре 1945 года, довелось мне лично участвовать в боях против империалистической Японии.

Ю. ГАГАРИН:
Однажды, являясь заместителем командира эскадрильи, Беляев вел группу самолетов с острова на материк. Вдруг над морем стал сдавать мотор. Истребитель начал заметно проседать. Беляев прибавил обороты, но мотор тянуло слабо - явно не хватало топлива. Приборы, однако, показывали, что в баках оно есть, а вот в двигатель почему-то почти не поступает...

НЕОБХОДИМОЕ ПОЯСНЕНИЕ. Когда нет тяги, самолет превращается в обычный железный планер. Без вынужденной посадки тут не обойдись. Но внизу не земля, а море. Истребитель для посадки на воду не оборудован. Что делать? Павел Иванович дернул рукоятку альвеерного насоса. Затем другой, третий раз... Мотор загудел уверенней. В левой руке летчика - ручка управления, в правой - рукоятка насоса. Качок, еще качок, еще...
Подача топлива должна быть непрерывной и достаточной. А рука у Беляева онемела. Казалось, еще несколько качков, и летчик не найдет в себе сил, чтобы повторять эти однообразные, требующие больших усилий движения. Но Беляев цепко держал ручку насоса. Вот и земля. За соседней сопкой - аэродром. Когда вылез из замершей на посадочной полосе машины, рука повисла как плеть. Теоретически невозможно заставить работать двигатель с помощью одного ручного насоса. Но это теоретически. Теперь Павел Иванович знал точно: с помощью ручного насоса летать можно!

Ю. ГАГАРИН:
Был и другой случай. Во время полета над морем погода резко ухудшилась. Выполнив задание, Беляев уже приближался к своему аэродрому, когда увидел, что облака прижались к вершинам сопок, а землю затянул туман.
Посадка на этом аэродроме требовала особого искусства. По обеим сторонам шли сопки. Из-за них при плохой погоде заходить с большого круга было опасно. И земля подсказала: "Садись с ходу".
Как рассказывал Беляев, времени для размышлений не оставалось. Прибавил газу. Потянул ручку на себя и отвернул в сторону, чтобы осуществить посадочный маневр. Про себя же подумал: "Где же сопки? Как бы не зацепить!". В какие-то доли секунды он представил себе весь район аэродрома, вспомнил и свои прежние посадки, мысленно прохронометрировал необходимые действия: "Скорость такая-то, три секунды лета, потом снова несколько секунд по прямой...". Расчет был ювелирно точен, Беляев не видел ни земли, ни сопок, но успел все нарисовать в своем воображении. Мысль работала четко.
По спине пробежал холодок, хотя еще минуту назад ему казалось, что в кабине душно. Сейчас он должен идти в лощине, обходить сопку. Ом смотрит на стрелку секундомера. Вот и последний разворот. Летчик немного сбавил обороты и чуть отдал ручку вперед. Самолет стал терять высоту. Сквозь мутную пелену он увидел красные огни посадочной полосы. Просматривалась она плохо, но он чувствовал ее приближение. Наконец долгожданный толчок, и колеса покатились по грунту...

Из характеристики на слушателя Военно-Воздушной Краснознаменной академии П. И. БЕЛЯЕВА:
"Решительный, инициативный, скромный и дисциплинированный... Волевые качества развиты хорошо. Имеет хорошие командирские навыки. Характер спокойный.

НЕОБХОДИМОЕ ПОЯСНЕНИЕ. Быстро летели годы учебы в академии. Однажды Павла Ивановича пригласили в партком и спросили:
- Хотите летать на новой технике?
- Я согласен, - спокойно ответил Беляев.
- Не торопитесь, Навел Иванович, - остановили его. - Техника необычная и не совсем авиационная. Дело тут добровольное.
Павел Иванович немного недоумевал: весь смысл авиации в трех измерениях: скорость, дальность, высота. Какой же летчик может отказаться от новой машины, меняющей привычное представление в этих измерениях? И он настойчиво повторил:
- Согласен.
- Хорошо. Понадобитесь - вызовем.
Беляев успешно сдал экзамены. По окончании академии ему присвоили звание майора. Он прибыл на новое место службы, на должность командира эскадрильи. А вскоре его вызвали в Москву, после многих медицинских комиссий зачислили в отряд космонавтов.

Н. КАМАНИН, генерал-полковник авиации:
Это сейчас есть в Подмосковье городок с символическим названием: "Звездный". А в то время, когда мы начинали, здесь лишь ветер шумел в верхушках берез, елей и сосен. Обычный подмосковный лесной массив: с опушками в цветах, с лосиными тропами... Раскинувшийся вдали от оживленных магистралей, от промышленных предприятий и городов-спутников столицы, этот участок, наполненный свежим воздухом, запахами леса, свежий и тихий, нам сразу понравился...
И вот лесная тишь была растревожена тарахтением тракторов, рокотом бульдозеров, грохотом бетономешалок. Под сенью вековых сосен стали расти стены будущих зданий гостиницы, столовой, учебного корпуса.
В марте 1960 года в Звездный прибыла первая труппа будущих космонавтов: Юрий Гагарин. Герман Титов, Андриан Николаев, Павел Попович, Павел Беляев, Алексей Леонов...

Ю. ГАГАРИН:
Были среди нас два товарища, к которым с первых дней комплектования группы космонавтов все мы относились с особым уважением, - Владимир Михайлович Комаров и Павел Иванович Беляев. Это были авиационные командиры, летчики с высшим военным образованием. И годами значительно постарше многих из нас...
У каждого из них был большой летный и жизненный опыт. И еще не зная, кому из нас доведется полететь в космос первым, вторым или третьим, все понимали - Владимиру Комарову и Павлу Беляеву будут наверняка поручены наиболее сложные задания. Так и получилось.

П. БЕЛЯЕВ:
Мне посчастливилось быть первым командиром отряда космонавтов. Но я был также и первым кандидатом на то, чтобы покинуть отряд, так и не побывав в космосе.
А произошло вот что.
Мне нужно было совершить, затяжной прыжок с высоты 1600 метров. И все бы завершилось благополучно, не ударь меня о землю внезапно налетевшим сильным: порывом ветра...

НЕОБХОДИМОЕ ПОЯСНЕНИЕ. Всем, кто был зачислен в группу космонавтов в 1960 году, пришлось заниматься сложным и обширным комплексом тренировок. Важная роль отводилась парашютной подготовке. В один из летних дней Беляев и Леонов должны били сделать по два прыжка с задержкой в тридцать секунд. Первый прыжок прошел нормально. Когда поднялись в небо второй раз, резко усилился ветер. Беляев и Леонов по команде отделились от самолета. Сильный поток воздуха сносил парашютистов. Павел Иванович понял: приземлиться в центре условного аэродрома не удастся. Он подтянул стропы, и скорость спуска сразу увеличилась. Зато снос стал меньше. Последние метры до земли. Сильный удар и рывок в сторону. Купол потащил Беляева по траве. Он сразу же почувствовал острую, нестерпимую боль в ноге. "Сломал", - мелькнула мысль.
В госпитале диагноз врачей был суровым: "Закрытый осколочный спиральный перелом диафизов обеих костей левой голени со смещением обломков". Началось лечение. Павла Ивановича мучил вопрос: оставят ли его в отряде космонавтов? В этот же день в госпиталь приехал Юрий Гагарин, руководители отряда космонавтов. Они рассказали врачам, кто их пациент, просили сделать все возможное, чтобы Беляев вернулся в строй. Когда прошло почти пять месяцев лечения, врачи предложили Павлу Ивановичу сделать операцию. Он отказался.
- Есть и другой выход. Нужна нагрузка на ногу. Постоянная и большая. Только она может заставить кость срастись, - сказал хирург.
Беляев вернулся домой. Он брал в руки гантели и стоял на одной сломанной ноге. Было очень больно. Но летчик терпел. И так день за днем. Павел Иванович, почувствовав, что окреп, снова обратился к врачу. Послали на рентген. Хирург посмотрел снимок, улыбнулся:
- Ну, батенька, удивил... Все срослось, и срослось прочно. Целый год Беляев не принимал участия в тренировках. Товарищи ушли далеко вперед. Но он верил в себя и знал: догонит! Вскоре состоялись семь зачетных прыжков с парашютом, и все - с отличной оценкой. Заявка на полет к звездам была сделана.

Ю. ГАГАРИН:
Готовясь к полету на "Восходе-2", оба космонавта - Беляев и Леонов - крепко сдружились. Было любо-дорого видеть, как бережно, с уважением, с подлинной мужской любовью друг к другу они проходили тренировки. В их занятиях было много нового, такого, которое еще не испытывал ни один из нас, поднимавшихся на орбиту.

Из дневника Алексея ЛЕОНОВА:
"Примерял готовый скафандр. Поразили его белизна и новизна многих элементов. Почти торжественно облачили меня в новую одежду...
...Снова центрифуга. Сколько раз я уже вращался на этом чертовом колесе, но привыкнуть так и не могу.
Передо мной "крутили" Павла Ивановича. Ведь нам лететь вместе... Он интересного склада человек. В отряде его не сразу сумели понять - считали молчуном, замкнутым. А на самом деле он человек жизнерадостный. Большой оптимист, хотя прошел нелегкий жизненный путь. Справедлив и добр. На такого всегда можно положиться, не подведет. Самое ценное в этом человеке - честность, неподдельная смелость, благородство души.
Он не любит громких слов...".

Ю. ГАГАРИН:
И вот пришло время Беляева и Леонова. Март 1965 года. Прибыв на космодром, занялись непосредственной подготовкой к смелейшему эксперименту, похожему на фантастику... И в самом деле - новый космический корабль был похож на фантастическое сооружение. Я размышлял - человек, словно орленок, освободится от сковывающей его скорлупы корабля и, раскинув руки, будто крылья, запарят над планетой.

Из заявления командира космического корабля "Восход-2" полковника П. И. БЕЛЯЕВА:
"Трудно передать ощущение того огромного счастья, которое испытывали мы от сознания, что нам, двум советским гражданам, Коммунистическая партия и Советское правительство доверили выполнение нового задания по освоению космического пространства, начатое нашими товарищами, космонавтами Советского Союза. Предстоящий полет нашего корабля "Восход-2" - это новый важный этап в исследовании и освоении космоса. Впервые в истории человек, находясь на орбите искусственного спутника Земли, взглянет на родную Землю не через иллюминатор корабля...".

Из сообщений ТАСС:
18 марта 1965 года в 10 часов по московскому времени в Советском Союзе на орбиту спутника Земли мощной ракетой-носителем выведен космический корабль-спутник "Восход-2", пилотируемый экипажем в составе командира корабля, летчика-космонавта полковника Беляева Павла Ивановича, второго пилота - летчика-космонавта подполковника Леонова Алексея Архиповича.
...На втором витке полета второй пилот, летчик-космонавт подполковник Леонов Алексей Архипович в специальном скафандре с автономной системой жизнеобеспечения совершил выход в комическое пространство, удалился от корабля на расстояние до пяти метров, успешно провел комплекс намеченных исследований и наблюдений...

Ю. ГАГАРИН:
Больше десяти минут парил в звездной бездне Алексей Леонов, и эти минуты потрясли воображение. Человек летел рядом с космическим кораблем... Успехи были прямо пропорциональными затраченным усилиям. Выйдя из корабля над Черным морем, он через десять минут оказался над Енисеем... Вернулся Алексей Леонов в кабину корабля где-то над Сахалином. Всю нашу огромную страну пролетел он за кабиной корабля.

Из телеграммы Вологодского обкома КПСС и облисполкома на борт корабля "Восход-2" П. И. Беляеву:
Дорогой Павел Иванович!
С чувством огромной радости земляки-вологжане узнали о Вашем замечательном историческом подвиге.
Мы гордимся тем, что Вы родились и учились на Вологодчине, что полет корабля "Восход-2", открывший новую страницу в освоении космоса, прославляет нашу великую Родину, ее успехи в строительстве коммунизма.
Горячо, сердечно поздравляем Вас и Вашего товарища Алексея Архиповича Леонова с успешным полетом, желаем благополучного его завершения.

В. ШАТАЛОВ, летчик-космонавт:
Когда Павел Беляев и Алексей Леонов готовились уже к спуску на Землю, они обнаружили, что после отделения от спускаемого аппарата шлюзовой камеры автоматическая система ориентации корабля стала работать не в расчетном режиме. Корабль вместо того, чтобы сориентироваться по Солнцу и застабилизировать свой полет, продолжает медленно и беспорядочно вращаться.
Система ориентации, включается автоматически. Обычно это происходит в тот момент, когда корабль находится вне пределов радиовидимости наших пунктов управления. О том, что на "Восходе-2" эта система не сработала, мы не знали, и спокойно ждали сообщений о подходе корабля к Земле. Однако инструкцией предусмотрен выход на контрольную связь даже тогда, когда корабль проходит плотные слои атмосферы и все знают, что связь с ним невозможна. И тут мы неожиданно услышали позывные "Восхода": "Я - Алмаз".
На какое-то мгновение показалось, что произошла ошибка во времени, и мы получило сигнал еще до начала спуска корабля с орбиты. Но все тут же разъяснилось - командир сообщал о неполадках в системе ориентации и просил разрешения взять управление на себя: сориентировать корабль с помощью ручной системы управления.
Времени на раздумье было мало - каждую минуту корабль пролетал по орбите около пятисот километров - расстояние почти от Москвы до Ленинграда. Юрий Алексеевич Гагарин, командир отряда космонавтов, доложил членам Государственной комиссии о том, что экипаж подготовлен отлично и справится с ручным управлением. Слово было за Главным конструктором. В Центре управления воцарилась мертвая тишина, и в этой тишине громко и спокойно прозвучали слова Королева: "Разрешаю перейти на ручное управление".
Павел Беляев уверенно сориентировал корабль, в заданное время на очередном витке включил тормозную двигательную установку. Корабль сошел с орбиты и устремился к Земле. Далее спуск проходил в автоматическом режиме. Надежно сработали парашютная система и система мягкой посадки.

Из сообщения ТАСС:
19 марта в 12 часов 02 минуты по московскому времени космический корабль "Восход-2" благополучно приземлился в районе города Пермь.

А. НИКОЛАЕВ, летчик-космонавт:
Вместе со всеми мы радовались благополучному возвращению на Землю наших товарищей, четкой работе системы мягкой посадки. Это был большой шаг вперед советской космической техники.

НЕОБХОДИМОЕ ПОЯСНЕНИЕ. Мир восхищался подвигом звездных братьев в космосе, а Беляев и Леонов уже приступили к работе - составляли отчеты о проделанном во время полета, передавали свой опыт тем, кто готовился к новым стартам. Покорителей Вселенной ждали во многих странах мира и, конечно же, на родной земле Павла Беляева - Вологодчине.
Павел Иванович горячо любил свою "малую родину". С борта самолета при перелете из Байконура в Москву, он послал в Вологду телеграмму: "Дорогие мои земляки, друзья! На третьем витке мы пролетали над Вологдой. Тогда я послал вам мысленно привет... Мы с Алексеем старалась работать в космосе так, как работают советские люди на Земле. Спасибо вам, друзья, больших успехов, счастья".
Павел Иванович с восхищением говорил о своей Вологодчине:
- Там я родился. Леса какие! Жаль, давненько не был в родных местах. Там у меня много друзей...
Потом Беляев не раз бывал на родной Вологодчине.
...И снова была работа. Павел Иванович принимал участие в подготовке к космическим полетам своих товарищей.

Н. МЕЛЬНИКОВ, полковник в отставке:
В последний раз я видел его в Центре управления полетом. Павел Иванович руководил космической бригадой, которая была как бы посредником между Землей и летевшими на корабле товарищами. Мы встретились на лестнице и простояли, видимо, полчаса. Павел Иванович рассказывал, как он ездил к себе на родину, в вологодские края. "Отдохнул, лучше не придумаешь", - говорил он. И верно, выглядел свежим, помолодевшим.

Г. ТИТОВ, летчик-космонавт:
Неожиданно гроза грянула над нашим авиационным "батей" - Павлом Ивановичем Беляевым... Казалось, ничего не предвещало беды, и вдруг - его увезли в больницу в тяжелом состоянии. И уже как снег на голову - оперировали...
Жизнь не баловала П. И. Беляева. Воистину сквозь тернии пробивался он к звездам. И достиг своего. Да как достиг! Ручная посадка "Восхода-2" - единственная в своем роде, выполненная в труднейших условиях, - показала, что профессия космонавта - это не прогулка в собственное удовольствие "под луной", а труд, напряженный, ответственный, квалифицированный, рискованный.
...Мы с величайшей тревогой и надеждой ждали сообщения врачей. "Мы верим, мы надеемся. Улыбнись, фортуна, еще раз ему, на радость нам всем!" - так думали все мы. Но болезнь не поддалась натиску врачей. Павел Иванович ушел от нас, не выполнив и половины задуманного.

* * *

В августе 1079 года в Вологде, на Октябрьском бульваре, был торжественно открыт бюст летчика-космонавта СССР, Героя Советского Союза Павла Ивановича Беляева. К памятнику приходят взрослые и дети. Здесь никогда не вянут цветы.
А на высоком берегу реки, там, где установлен памятник в честь 800-лстия Вологды, тянется к небу дубок, посаженный П. II. Беляевым в июне 1965 года. Продолжая традицию Павла Ивановича, космонавты, приезжавшие в разное время в наш город, тоже посадили по дубку. Теперь на Октябрьском бульваре, рядом с бюстом Беляева, растет целая дубовая аллея. Тянутся вверх деревца, посаженные Г. Т. Береговым, Б. В. Волыновым, Л. С. Деминым, В. Д. Зудовым, А. А. Леоновым, В. А. Шаталовым. Эта аллея - особая, так как дали ей жизнь люди из замечательного племени советских космонавтов, к которому принадлежал наш Павел Иванович Беляев.

Наш современник Павел Беляев : коллективное повествование о космонавте-10, составленное из воспоминаний и документов / подгот. Л. Паншев // Красный Север. - 1985. - 26 июня.
Сочинения
Жизнь. Труды
Альбом
 
Документы об образовании приобретайте у надежных организаций, так как https://gozdiplomas.com.