Главная/Наука. Медицина. Техника/Павел Беляев/Жизнь. Труды
Вархолов, Леонид. Место приземления - тайга // Пятницкий бульвар. - 2004. - N 3


Леонид Вархолов.

МЕСТО ПРИЗЕМЛЕНИЯ - ТАЙГА
ПО СТЕПЕНИ ДРАМАТИЧНОСТИ И ПО КОЛИЧЕСТВУ НЕШТАТНЫХ СИТУАЦИЙ ЭТОТ ПОЛЕТ И ПО СЕЙ ДЕНЬ ЗАНИМАЕТ ПЕРВОЕ МЕСТО В ПИЛОТИРУЕМОЙ КОСМОНАВТИКЕ

XX XX век войдет в историю человечества как начало космической эры.
Каждое поколение будет с интересом и удивлением вглядываться в те исторические события, связанные с освоением космоса, и в людей, которые их подготовили и в них участвовали.
Событием века был и полет космического корабля "Восход-2": Алексей Леонов вышел в открытый космос, помогал ему наш земляк Павел Беляев.
Этого еще не делал никто за всю историю человечества!
Когда задумывался этот эксперимент, все казалось фантастикой.
Но уже тогда Сергей Павлович Королев утверждал: не решив эту задачу, космонавтика не сможет двигаться дальше. Выход в открытый космос нужен не сам по себе - он связан с целым рядом операций, которые могут потребоваться при встрече кораблей в космосе. Выход из корабля упрощал проведение специальных наблюдений, установку научных приборов, выполнение других операций. Он расширял возможности космических исследований.
Космонавт, вышедший в космос, говорил Королев, должен уметь выполнить все необходимые ремонтно-производственные работы, вплоть до сварки.
Это не фантастика. Это необходимость!
Чем больше людей будет летать в космос, тем больше эта необходимость будет ощущаться. Наконец, надо считаться с тем, что может сложиться ситуация, когда один корабль должен оказать помощь другому...
Конечно, для успешного проведения подобного эксперимента требовалось разрешить много проблем - и чисто технических, и человеческих.
Шлюзовая камера, скафандр-Королев верил в их надежность.
А что произойдет с психикой космонавта, когда он шагнет из корабля в неведомый мир, где царствует смертельный холод и где такая пустота, что все живое в ней гибнет?
Прибавьте к этому еще и то, что в пространстве нет ни одной точки опоры - космонавт окажется во власти невесомости.
Накануне старта Сергей Павлович так напутствовал космонавтов: "Полет и сам эксперимент по выходу - сложны. Впервые делаем такое. От вас требуем четкого выполнения программы..."
И добавил: "Всего на земле предусмотреть невозможно. Надо действовать по обстоятельствам и принимать разумные решения".
И вот, казалось бы, неосуществимое свершилось - наступило долгожданное утро.
Обратимся к сообщениям ТАСС, датированным 18 марта 1965 года.
"...В 11 часов 30 минут по московскому времени при полете космического корабля "Восход-2" впервые осуществлен выход человека из корабля в космическое пространство. На втором витке полета подполковник Леонов в специальном скафандре с автономной системой жизнеобеспечения совершил выход в космическое пространство, удаляясь от корабля на расстояние до пяти метров, успешно провел комплекс намеченных исследований и наблюдений и благополучно возвратился в корабль".
Но мало кто знает, что по степени драматичности данного эксперимента и по количеству нештатных ситуаций их полет и по сей день занимает первое место в пилотируемой космонавтике.
Началось с того, что Леонов с трудом вернулся в космический корабль.
Вот что по этому поводу пишет в своих записках сам Алексей Архипович Леонов:
"...Что я ощутил тогда? Что пережил? Королев был прав, когда ориентировал нас действовать по обстоятельствам. Методику некоторых операций пришлось менять на ходу. То, что не единожды получалось на Земле, в космосе складывалось иначе. Да и скафандр за пределами шлюзовой камеры стал не тот (скафандр в вакууме надулся, стал жестким и достиг в диаметре размера 1,9 м при диаметре шлюзовой камеры 1 ,2 м). Очень хорошо помню, как в абсолютной тишине слышал биение своего сердца, и даже дыхание. Вспоминаю, как хлюпала вода в моих доспехах- пот залил, как говорится, до колен. Во время выхода температура тела за 20 минут поднялась почти на два градуса - на грань теплового удара. За этот полет потерял шесть килограммов веса. Еще бы: на дыхание и вентиляцию имелось всего 60 литров свежего воздуха. А для того чтобы пальцы сжать, требовалась нагрузка в 25 килограммов. Четыре раза отходил от корабля и снова возвращался к нему. В шлюз смог войти только головой вперед, а не ногами, как предусматривала инструкция. Переворачивался уже внутри..."
Промедли Леонов еще пять минут - "Восход-2" вышел бы на теневую сторону орбиты (температура в тени - 150° по С) и ситуация с возвращением стала бы критичной.
Но испытания на прочность экипажа космического корабля "Восход-2" на этом не закончились.
В корабле упало давление и произошло "закислороживание" (повышенное содержание кислорода), что в случае малейшего появления искры неминуемо привело бы к пожару и к гибели экипажа.
При посадке "Восхода-2" случилось так, что не прошла одна из команд включения автоматической ориентации. На 16-м витке с Земли включают программу ориентации и спуска корабля.
На 17-м витке их ждали внизу, а они даже и не пытались снижаться, так как система автоматической ориентации не сработала.
Стало ясно: по автоматическому циклу спуска посадка корабля осуществлена быть не может.
Командир корабля Павел Беляев понимал, что сейчас от него зависит очень многое - именно он должен посадить корабль.
Допусти ошибку - и корабль превратится в искусственный спутник Земли. BBS
В практике полетов пилотируемых космических летательных аппаратов предстояло впервые использовать ручное управление.
Получив разрешение выполнять спуск по ручному циклу и проанализировав обстановку, Павел Беляев сориентировал корабль и включил тормозную двигательную установку.
Ручная ориентация корабля по Земле проходила при помощи ВСК ("оптического глаза" корабля). Если в нормальных условиях человек может спокойно считывать показания приборов, то в корабле "Восход-2", чтобы читать инструкции, нужно было становиться на голову (конструктивная особенность корабля "Восход-2", так как под него был доработан одноместный корабль "Восток").
Пока космонавты выясняли точность ориентации (потеряли 45 секунд), задержались с включением тормозного двигателя, в результате чего приземлились не в казахской пустыне, как было запланировано, а в глухой пермской тайге.
Следует добавить, что на высоте 100 километров произошла разгерметизация корабля.
Космонавтов спасло только то, что они были в скафандрах.
В подобной ситуации экипаж космического корабля "Союз-11" (Волков, Пацаев, Добровольский) погиб, так как космонавты были без скафандров.
В 12 часов 02 минуты 19 марта 1965 года спускаемый аппарат с космонавтами Павлом Беляевым и Алексеем Леоновым приземлился в 180 километрах северо-западнее города Перми.
Операция по спасению космонавтов протекала не менее драматично, чем и сам полет - спасательные службы оказались абсолютно не готовы. Почти сутки (!) космонавтов никто не видел, хотя пресса уже сообщила, что полет завершен успешно...
Спустя сутки первым к месту прибыл подполковник Владимир Беляев, начальник группы подготовки "Восхода-2" к запуску. Спасенье космонавтов не входило в его обязанности - просто Королев лично попросил его возглавить операцию.
Вот как он описывает операцию по спасению экипажа:
"С. П. Королевым я был назначен старшим группы: со мною были В. Волков (будущий космонавт, погибший в космосе), В. Шаповалов, С. Артемьев и Ю. Лыгин (сотрудники КБ и военные).
В 9 часов вечера 19.03.65 г. мы получили команду - в 12 часов ночи вылететь в Пермь. Туда мы и прибыли к 5 часам утра. Там ждал вертолет, который доставил нас к месту приземления космонавтов - правда, за пять километров от него.
Начали выяснять обстановку.
Лес в этом месте был очень густой.
Связь с космонавтами по радио есть, они сообщают кодом, что у них все нормально.
Мы знали, что у них ограниченные ресурсы по теплу - одежда их надолго не спасет. Сброшенные ранее теплые вещи с вертолета улетели далеко от места посадки.
Метеоусловия были благоприятные - всего -5 градусов, снега около 1,5 метра. Деревья по 40 метров высотой не позволяли группе поиска высадить десант на место посадки космонавтов - запрещалось инструкциями.
Мне удалось уговорить летчика полярной авиации подбросить нас поближе.
Он согласился и помог нам.
Но когда мы снова оказались на земле, выяснилось, что лыжные крепления хорошо подошли только к моим сапогам, а Волков и Артемьев были в унтах - они остались готовить место к посадке вертолета, а я двинулся к месту посадки космонавтов один.
Через некоторое время я услышал выстрелы и на звук их продолжал идти - к ним я пришел в 2 часа дня.
Когда я подъехал, то увидел: Павел Беляев сидит на корабле и выразительным языком разговаривает с самолетом, который баражировал (летал) над ними.
Я подошел - он так безразлично сначала посмотрел на меня. Я его за ногу стянул. Он потрогал меня и кинулся обниматься. Потом он сказал, что подумал, будто у него галлюцинации. "Как это так? Провожал нас с космодрома и вдруг оказался здесь - ты что, раньше нас сюда прилетел?"
Леонов был в стороне у костра. Он услышал голоса, бросился к нам. Там у них тропиночка была проделана, а сам костер был на земле - снег протаял и они находились как в колодце. Обрадовались, стали расспрашивать. Я взял рацию у П. Беляева и доложил С. П.: "Беляев прибыл, все в порядке, принимаем меры к эвакуации". После этого через самолет сообщил, что в первую очередь необходима экипажу теплая одежда, спальные мешки, палатки и питание. Вскоре вертолет сбросил 8 "мест". Мы нашли только два. Но, к счастью, в них оказались спальные мешки и палатки. Мы стали готовить место для отдыха. Космонавты были измучены. Для них это была вторая ночь.
...Вторым заходом с вертолета сбросили продукты - макароны, сухари.
...К концу дня пришла группа от ВВС, которая была предназначена для эвакуации. Пришел доктор Туманов. Развели еще один костер. У Туманова оказались таблетки мясного бульона. Мы их вскипятили - и надо было видеть, с каким удовольствием Беляев с Леоновым залпом пили горячий бульон. Я, например, не мог до этой кружки даже дотронуться. Доктор их осмотрел, сказал, что все в порядке, и мы уложили их спать.
На следующий день мы приступили к эвакуации корабля".
На заседании государственной комиссии по результатам полета космического корабля "Восход-2" С. П. Королев выразил свое неудовольствие Вершинину и Каманину: "Мы людей спасаем из космоса, а вы можете их угробить на земле с такими порядками".
Так закончился полет героического экипажа, вписавшего новую страницу в мировую историю освоения человеком Вселенной.
Полет космического корабля "Восход-2" получил во всем мире общее международное признание как новый выдающийся успех советских ученых, штурмующих космос.
И нам, вологжанам, приятно сознавать, что это сделано при непосредственном участии нашего земляка, уроженца села Челищево Бабушкинского района Павла Ивановича Беляева.
Сочинения
Жизнь. Труды
Альбом
 
Изготовление деталей из нержавейки на заказ.