Главная/Государство. Общество. Армия/Ерофей Хабаров/Жизнь. Труды
Сафронов Ф. Ерофей Хабаров. - Хабаровск, 1983


АРХИВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ, СОДЕРЖАЩИЕ СВЕДЕНИЯ О Е. П. ХАБАРОВЕ


№ 1. 1641 г. февраля 4. - Наказ якутских воевод Петра Головина и Матвея Глсбова торговому человеку Ерофею Хабарову об оставлении им усть-кутской пашни

149 г., февраля в 4-й день. В съезжей избе [Илимского острога] стольники и воеводы Петр Петрович Головин да Матвей Богданович Глебов да дьяк Еуфимей Филатов говорили торговому человеку Ерофейку Павлову, что де ты по челобитию своему паши пашню на Киренги, а льготы де тебе на год.
И Ярофейко сказал, что де ему так пахать не уметь. Да ему же сказано, что он свел в прошлом во 148-м году на Куте реке рожь и с тое ржи довелось было взять на государя по опыту ево десятой сто тридцать пуд и тот ему десятой ныне хлеб отдадут, а он бы на Киренге на государя с первого года пахал десятину, а семена на ту десятину государевы имал по вся годы. И ему, Ярофейку, говорили, чтоб он сел на Киренге и пахал на государя и взял бы ссуды против промышленного человека Пантелейка Плотника тритцать рублев на лошадь и на сошники и на серпы и на косу не в оддачю за тритцать рублев взаймы.
ЦГАДА, Якутская приказная изба, оп. 2, сто. 24, л. 53.

№ 2. 1641 г. февраля 10. - Челобитная торгового человека Ерофея Хабарова об отпуске его промышленного человека Семена Подболонкого в Енисейский острог за промышленными людьми

Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичу [т.] всеа Русии бьет челом твой государев сирота торговый человек Устюга Великого Ярофейка Павлов Хабаров.
Милосердый государь царь и великий князь Михаиле Федорович всеа Русии, пожалуй, государь, меня, сироту своего, вели, государь, мне, Ярофейку, отпустить в Енисейский острог промышленного человека Семейку Максимова Подболоцкого для промышленных людей на великую реку Мену. Царь государь, смилуйся, пожалуй.
На обороте помета: 149 сод, февраля в 10-й день. Отпущен с Ленского волоку, а товаров с ним никаких нет.
Там же, oп. 1, стб. 14, л. 753.

№ 3. 1642 г. мая 31.-Исковая челобитная торгового человека Ерофея Хабарова на 600 пудов ржаной муки от торгового человека Ивана Сверчкова

Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичу [т.] бьет челом сирота твой, торговый человек Ярко Цавлов сын Хабаров.
Жалоба, государь, мне на торгового же человека на Ивана Сверчкова. Взяти, государь, мне на нем, Иване, по кабале шестьсот пуд муки ржаной, а срок, государь, кабале прошел, а он, Иван, тое мне муки не платит, манит со дня на день.
Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии, пожалуй меня, сироту своего, вели, государь, дата на того Ивана по той кабале свои царский суд и управу. Царь государь, смилуйся, пожалуй!
На обороте помета: 150 год, мая в 31 день. По сей челобитной заимщик винился, велено доправить шестьсот пуд муки ржаной.
Там же, стб. 31, л. 30.

№ 4. 1642 г. июля 31. - Исковая челобитная торгового человека Ерофея Хабарова на 32 рубля от торгового человека Ивана Сверчкова

Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичу [т.] бьет челом сирота твой, государь, торговый человек Ярофейко Павлов Хабаров. Взять, государь, мне по кабале на торговом человеке на Ивана Пиконове Сверчкове тридцать два рубля денег. И он, Иван, мне по той кабале денег не платит, а срок той кабале прошел.
Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович [т.], пожалуй меня, сироту своего, вели, государь, мне на него, Ивана, по той кабале дать свои царский суд и управу...
На обороте помета: 150 год, июля в 13-й день. Ответчик Иван Сверчков по кабале винился, а кабала в суду с ведамо сыну боярскому Василию Власьеву да пятидесятнику Богдану Ленивцеву.
Там же, Якутская приказная изба, oп. I, стб. 31, л. 1.

№ 5. 1642 г. июля 13. - Исковая челобитная торгового человека Ерофея Хабарова на 8 рублей от Никиты Агапигова Ярославцева

Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичу [>.] бьет челом сирота твой, государь, торговый человек Ярофейка Павлов Хабаров. Взять, государь, мне по кабале на Миките Ага-питове Ярославцеве воемь рублев денег. И он мне, Микита, по той кабале денег не платит, а срок той кабале прошел.
Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович [т.], пожалуй меня, сироту своего, вели, государь, мне на него, Никиту, по той кабале дати свой царский суд и управу. Царь государь, смилуйся, пожалуй!
На обороте помета: 150 год, июля в 13-й день. Ответчик Микитка Агапитов по кабале винился осми рублех, а кабала в суду с ведамо сыну боярскому Василью Власьеву да пятидесятнику Богдану Ленивцеву.
Там же.

№ 6. Не позднее 1645 г. - Челобитная Ерофея Хабарова с жалобой на притеснения якутского воеводы Петра Головина и с просьбой разрешить ему выезд на родину для освобождения своей семьи от правежа

Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичу [т.] бьет челом сирота твой, Соли Вычегодские Ерофей Павлов сын Хабаров. Одолжался я, сирота твой, великими долги; ходил торговать в сибирские городы и был я, сирота твой, в Сибире на великой реке Лене и отпускал для своих промыслишков ужины. Да я же, сирота твой, роспахал на Лене реке пашню на Усть-Киринги; а пахал, государь, тое пашню, наймуючи дорогою ценою своими крошишками для заводу, и роспахал земли шестьдесят десятин. А бил челом я тебе, государю, о той земле из десятого снопа*)[*Из десятого снопа, - т. е. из снятого урожая сдать в казну десятую часть.] изо всякие десятины, и твой государев воевода Петр Головин взял с тое моей роспашной пашнишке пятую лутчую десятину*)[*Пятую лутчую десятину - т. е. пятую часть снятого урожая] не против моего челобитья, как я, сирота твой, о той земли тебе, государю, бил челом из десятого снопа, для тово что тое пашню я завел вново и кляченка и наймитов наймовал самою дорогою ценою.
Да воевода же, государь, Петр Головин взял у меня, сироты твоего, что я прежь сего роспахал, усолье Усть-Куты-реки з двором и с варницею на тебя, государя, и убытка, государь, мне, сироте твоему, учинил в той пашни и в варнице пятьсот рублев. А опричь меня, сироты твоего, нихто заводу пашенного и варниш-ново не заваживали, а я, сирота твой, в том пашенном заводе от воеводы от Петра Головина налоги разорился и одолжал великими долги, и впредь мне, сироте твоему, тое пашнишки заводить нечем, разорил меня до конца и ныне, государь, меня, сироту твоего, держит у себя в Якутах, а то мое заводишко разорил.
А что у Соли Вычегоцкой домишко мое без меня, сироты твоего, разорилось и женишко мое и детишко в долгах моих, что я займовая у Соли для своего промыслишку, стоят на правеже, и домишко мое разорилось, и твоей государевы подати мне, сироте твоему, у Соли платить нечем, разорилось до основанья. А воевода Петр Головин меня из Якуцкого острогу не отпустит.
Милосердый государь царь и великий князь Михайло Федорович [г.], пожалуй меня, сироту своего, вели, государь, из Сибири с Лены меня отпустить к Русе, к Соли Вычегоцкой, к домишку своему, чтоб мне в твоих государевых податех и в своих долгах росплатитца, а женишку свое и детишка с правежу от своих долгов свободить. А в мое место вели, государь, на Лене быть у пашнишки братишку моему родному Микифорку Хабарову, покаместа я, сирота твой, долги свои оплачю, а женишко свое и детишка с правежу освобожу. Царь государь, смилуйся, пожалуй.
На обороте первого листа помета: 153 г. июня в 20-й день. Приказал боярин князь Никита Иванович Одоевский дать государеву грамоту на Лену к воеводам и к дьяку*)[* См. документ № 7.]. Будет до него, Ярофейка, никакова государева дела в Ленском Якуцком остроге нет и держали его напрасно, а на пашне своей в оброке брата своего он оставит, и что с той его пашни у него, Ярофей-ка, указано имать, а брат его то все на себя соимет и ево, Ярофейка, с Лены к Соли Вычегоцкой к жене и детям отпустить велеть. А за что его Петр Головин в Якуцком остроге держал, а к Русе не отпустил, о том велеть отписать ко государю к Москве в Сибирский приказ.
Там же, Сибирский приказ, стб. 136, л. 931-932.

№ 7. 1G45 г. июля 16. - Грамота Сибирского приказа якутским воеводам Василию Пушкину и Кириллу Супоневу о производстве сыска по челобитию Хабарова и о разрешении выезда ему на родину с условием оставлении им своей пашни брату Никифору Хабарову

От царя и великого князя Олексся Михайловича [т.]в Сибирь на великую реку Лену воеводам нашим Василию Микитичю Пушкину да Кирилу Осиповичю Супоневу да дьяку нашему Петру Стеншину. Бил нам челом Соли Вычегоцкие Ерофейко Хабаров. [Далее идет изложение его челобитной.]
И будет так, как нам Ерофейко Хабаров бил челом, и как к вам ся наша грамота придет, а до Ерофейка Хабарова будет о Ленском остроге никакова нашего дела нет, и на пашню свою в оброке брата своего он оставит, и что с той ево пашни у него, Ерофейка, указано оброку имать, и тот оброк весь брат ево на себя соимет, а вы б ево, Ерофейка, с Лены из Якутского острогу к Соли Вычегоцкой отпустить велели.
А сколь давно и при котором воеводе ему, Ерофейку, та земля и варница дана из десятого ль или пятово снопа, и на сколько лет, и что у него с тое земли и иных каких оброков велено имать, и будет ему, Ерофейку, та земля дана из десятова снопа, и для чево Петр Головин у него, Ерофейка, с тое земли взял пятой сноп, а не десятой, и для чево у него те землю и варницу взял на нас и ево, Ерофейка, в Якуцком остроге держал и к Русе не отпускал, и вы б о том отписали к нам к Москве подлинно, а отписку велеть подать в Сибирском приказе боярину нашему князю Никите Ивановичю Одоевскому да дьяку нашему Григорью Протопопову.
Писан на Москве лета 7153 года июля в 16-й день.
Там же, Сибирский приказ, стб. 136, л. 985-989.

№ 8. 1642 г. июля 17. - Челобитная торгового человека Ерофея Хабарова в том, что он получил полностью причитающийся с промышленного человека Тимофея Ущелемца долг в сумме 240 рублей и прекращает дело

Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русич бьет челом сирота твой, государь, торговой человек Ерофейка Павлов Хабаров. В прошлом, государь, во 149 году бил челом тебе, государю, а подавал челобитную в съезжей избе*)[*Съезжая изба - канцелярия воеводы.] стольникам и воеводам Петру Петровичу Головину с товарищи по кабале на промышленного человека*)[*Промышленный человек - в Сибири XVII в. чаще всего охотник-промысловик.] на Тимофея Сергеевича Ущелемца в двухстах в сороки рублях. И та челобитная подписана была и послана на низ с ясашным зборщиком служивым человеком с Курбатом Ивановым, и по той челобитной Курбат тово промышленного человека Тимофея Сергиева за порукою в Ленской острог поставил в съезжую избу перед стольника воеводу перед Петра Петровича Головина с товарищем, и по той кабале до меня, сироты твоего, от него, Тимофея, деньги все дошли, и по той кабале мне до него, Тимофея, дела нет.
Милосердый государь царь и великий князь Михаиле Федорович всеа Русии, пожалуй меня, сироту своего, вели, государь, порушную запись на него, Тимофея, выдать. Царь государь, смилуйся, пожалуй.
На обороте подпись: К сей челобитной вместо Ярофийка Павлова по его велению ленской стрелец Ивашко Микитин руку приложил.
На обороте же помета: 150 год, июля 17-й день. Подал челобитную торговой человек Ярко Павлов. А сказал: помирился с Тимошкою Усцылемцем и исцом де по той кабале не стоят. И по Тимошке была в Жиганех взята поручная запись, и та запись велено отдати, и отдана порушная.
Там же, Якутская приказная изба, oп. 1, стб. 31, л. 41.

Поясняем здесь и другие термины: аманат - заложник, взятый в плен в обеспечение исправного платежа ясака; правеж - принудительное взыскание долгов с ответчика; чеснок - частокол "против приступных мест"; шерть - клятва; ясак - дань; ясырь - пленники, добытые в результате военных действий.

№ 9. 1642 г. июля 25. - Исковая челобитная торгового человека Ерофея Хабарова на 200 рублей от торгового человека Дементия Кораблева

Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичу всеа Русии бьет челом сирота твой, торговый человек Ярофейка Павлов Хабаров. Жалоба, государь, мне на торгового человека на Де-ментья Гаврилова Кораблева. Взяти, государь, мне по кабале на Дементье двести рублев. И срок, государь, кабале прошол, и тот Дементей не платит неведомо за что и манит со дни на день.
Милосердый государь царь и великий князь Михаиле Федорович всеа Русии, пожалуй меня, сироту своего, вели, государь, дать свой царский суд и управу на того Дементья. Царь государь, смилуйся!
На обороте помета: 150 года, июля в 25-й день. По кабале суд был. А сказал заимщик: по кабале плачю...*)[*Два слова не разобраны.]
Там же, л. 56.

№ 10. 1648 г. июня 8. - Показания промышленных людей по челобитью служилого человека Оксена Пысолова об отказе Ерофея Хабарова поселить около себя на пашню четырех ссыльных людей, направленных якутскими воеводами на Киренгуреку

156 г., июня в 8-й день. В Якуцком остроге в съезжей избе перед воеводы Василием Никитичем Пушкиным да перед Кирилом Осиповичем Супоневым да перед дьяком Петром Стеншиным против челобитья служилого человека Оксенка Аникеева сына Пысолова промышленные люди Дмитрейко Иванов сын Вакорин, Якун-ка Дмитриев сын Прелковых Колмогорец, Васька Евсеев сын Устюжанин, Филка Орефьев, Олешка Семенов, Микитка Гаврилов, Ивашко Ермолин Важеня, Ондрюшко Лукьянов Устюжанин допра-шиваны по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии крестному целованью. В прошлом во 155 году по государеву указу и по наказной памяти служилой человек Оксенка Пысолов да с ним ссыльных людей четыре человека з государевым семенным хлебом пришли к пашенному к Ярофейку Хабарову на заимку для селидьбы на пашню тех ссыльных людей. И тот Оксенко под государев хлеб у него, Ярофейка, анбара про-шал ли, и Ярофейка ему анбара своего под государев хлеб не дал ли, и ево, Оксенка, бранил ли, и братьям своим и работникам ево ж, Оксенка, бить и в воду посадить велел ли, и те ево, Ярофейковы работники ево, Оксенка, по Яркову велению ослопьем били ли и, только б он не увалился под гору, в воду бросить хотели ли, и он, Оксенко, от тех побои замертво долгое время лежал ли, и как по государеву указу товарищи ево, Оксенковы, Кондрашка Спицын да Якунка почали у него, Ярка, прошить под государев семянной хлеб и под черкасскую пахоту земли, и он, Ярофейко, государеву указу не послушал ли, тем служилым людем во всем отказал ли, и того говорил ли, что де у него московский указ, что де велено де ему, Ярофейку, самому на те пашни пашенных селить?
И промышленный человек Дмитрейко Иванов сын Вакорин Важенин в допросе сказал по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии крестному целованью: как де в прошлом во 155 году на Киренгу на Яркову заимку Хабарова служилой человек Оксенко Пысолов да с ним ссыльных пашенных черкас четыре человека на плотах приплыли, а он, Дмитрейко, в те поры на Киренге был; и как де Оксенко почал у него, Ярофейка, под государев семенной хлеб анбара просить, и Ярофейко де Хабаров Оксенко Пысолову анбара под государев семенной хлеб не дал и его, Оксенка, всякою бранью и матерны лаял и батогом*)[*Батог - здесь может быть просто палка, толстый прут пли хлыст, хворостина.] по рукам удиново*)[*Неразборчиво.] ударил, и Оксенко де от того ево, Ярофейкова, удару побежал под гору к плотам, и под горою де стал он, Оксенко, говорить тому Ярофейку, чтоб он дал земли, где тех пашенных черкас поселить на Киренге; и Ярофейко Хабаров ему, Оксенку, посадить тех ссыльных черкас на его заимке на Киринге не дал и то говорил, что де у него, Ярофейка, есть московский указ, что ему велено самому садить в пашню своих крестьян мимо воевод Василья Никитича Пушкина с товарищи, и в том де он, Ярофейко, не запретца и в Якутском остроге, и в том де у них шум и брань большая у Ярофейка с Оксснком была ж; и он де, Оксенко, для того с той Ярофейковы заимки вниз Леною рекою на плотах и поплыл.
А промышленные же люди Якунка Дмитриеве Прелковых Колмогорец, Васька Евсеев, Ондрюшка Лукьянов Устюжана, Филка Орефьев, Олешка Семенов, Микитка Гаврилов, Ивашко Ермолин
Важеня в допросе сказали по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии крестному целованыо: как де на Киренгу приплыл на плотах служилой человек Оксенко Пысо-лов и у Ярофейка Хабарова под государев семенной хлеб анбара просил на горе, и они де в те поры на горе не были, а были под горою у судна своего; и как де Ярофейко Оксенка Пысолова бил, того де они не видали; а как де з горы пришел Оксенко Пысолов под гору и им де, промышленным модем Якунке с това-рыщи, он, Оксенко, на того Ярофейко в непослушанье и в бою и в брани являл; и Ярофейко де, сшед з горы с работниками свои, ми его, Оксенка, при них, промышленных людех, всякою бранью лаял и посадить пашенных ссыльных черкас четырех человек ему, Оксенку, на своей заимке на Киренге не дал и сам говорил, что де у него, Ярофейка, есть московский указ, что ему велено самому на ту свою заимку садить своих крестьян; и Оксенко де Пысолов для того при них с Киренги реки вниз Леною рекою поплыл. На обороте: Подписи допрошенных.
Там же, стб. 66, л. 128-129.

№ 11. ...*)[*Документ, судя по содержанию, написан около 1650 г.] - Челобитная Ерофея Хабарова о разрешении выехать его семье из Устюга Великого в Якутск

Царю государю и великому князю Алексею Михайловичю. Бьет челом холоп твой Ярко Хабаров. Жил я, холоп твой, в твоей царской отчине Сибирской украйне на великой реке Лене с 140 году. И живучи я, холоп твой, на той великой реке Лене на пустом месте, где и русские люди мало бывали, завел соляную варницу и пашни многие роспахал и мельницы устроил и всякой домовой завод завел своим пожитчишком, а не твоею государевою казною. А ныне, государь, те места пустые стали. И та соляная варница и пашенный завод и мельницы и всякое домовое житье ныне взяты у меня, холопа твоего, все на тебя, государя, а мне, холопу твоему, в тех заводах не учинено ничего. А ныне, государь, я, холоп твой, твоим царским счастьем и раденьем твоего, государева, воеводы Дмитрея Ондреевича Францбекова в Пегой орде взял князца Лапкаева княжение. И живу я, холоп твой, на великой реке Лене лет з дватцать, а женшико, государь, моя Василиска з дочеришкою моею с Наташкою и со внуком и с племянницею живут на Устюге без приюту.
Милосердный государь царь и великий князь Алексей Михайлович [т.], пожалуй меня, холопа своего, вели, государь, ту мою женишку Василиску и з дочеришкою моею с Наташкою и со внучишком и с племянником и с племянницею отпустить с Устюга ко мне, холопу твоему, в Якутцкой острог и подводки указать, чтоб, государь, та моя женишко и з детишками без меня, живучи на Устюге без приюту, вконец не погибла. Царь государь, смилуйся!
Там же, Сибирский приказ, стб. 383, л. 92.

№ 12. 1651 г. июля 27. - "Наказная память" Ерофею Хабарову из Якутской приказной избы о посылке посольства к князю Шамшакану

Лета 7159 июля в 27 день. По государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всея Русии указу память в новую Даурскую землю Якутского острога приказному человеку Ерофею Павловичу Хабарову.
В нынешнем, во 159 году посланы к тебе служилые люди Тренка Ермолин сын Чечигин, да Артюшка Филипов сын Петри-ловских, да с ними 26 человек (из тех служилых людей одному служилому человеку, Богдашке Забышеву, быть с тобою, Ерофеем, в подьячих до весны впредь 160 году, и весною выслать в Якутской острог) да воеводы Дмитрия Андреевича Францбекова человек Ерусланов, да дьяка Осипа Степанова человек Афонь-ка Михайлов сын Частиков, да охочих служилых промышленных людей 107 человек, и всего их 137 человек, все с ружьями. А кто имяны служилых и охочих промышленных людей, и тому роспись под сею наказною памятью за дьячею приписыо. И как к тебе сия память придет, и тебе б, Ерофею Павловичу, тех служилых людей Тренку Чечигина да Артюшку Филипова с товарищи, 27 человек, в рядовую службу, да охочих служилых людей 107 человек принять, да один служилой человек Богдашка Забы-шев. Да к тебе ж, Ерофею, послано для ратного бою 30 пуд зелья, да 30 пуд свинцу, да стопа бумаги писчей. Да тебе же, Ерофею, послать в посланниках царю Шамшакану служилого человека Тренку Чечигина, а в товарищах воеводы Дмитрия Андреевича Францбекова человека Ананью Русланова, да в подъячих служилого человека Богдана Забышева. А как им говорить царю Шамшакану, и им дана память. Да им же дать служилых людей 5 человек, которых они, Тренка, и Ананья и Богдашка, с собою в посланники у тебя, Ерофея, учнут просить. И тебе б тех служилых людей им дать, для того, чтоб которым людям ратное дело было за обычай. И в те поры, покаместа в посланниках Трепка с товарищи ездят или царь Шамшакан своих людей в послах к тебе, Ерофею, пришлет, и тебе, Ерофею, его, Шамшакановых, людей не воевать. А буде он, царь Шамшакан, под государевою царскою рукою быть не похочет и дань с себя брать не велит, и тебе б, Ерофею, по государеву указу над ним, царем Шамшаканом, поиск чинить, сколько милосердный бог помощи подаст. Да ему же, Ерофею, принять к себе в полк служилых людей, которые с Олекмы в прошлом, во 158 году с тобою в Даур сошли, Максимка Михайлова да Лучка Иванова.
Да ему же, Ерофею Павловичу Хабарову, в новой Даурской земле, которые служилые и охочие служилые оке люди упромышляют по досугу промышленные мягкие рухляди соболей, и у тех людей с промысла имать государева 10 пошлина, от 9 соболей десятым лутчим соболем. Да те соболи записывать в книги имянно, да те десятинные соболи присылать в Якутской острог к воеводе Дмитрию Андреевичу Францбекову да к дьяку к Осипу Степанову за своею печатью. А которые будут служилые люди наперед тебя, Ерофея, поедут с промышленною рухлядью в Якутской острог, и тебе, Ерофею, о той мягкой рухляди писать к воеводе к Дмитрию Андреевичу Францбекову да к дьяку к Осипу Степанову.
Опубл.: "Сын отечества", СПб., 1840, кн. 1, с. 125-126,

№ 14. 1655 г. июня 5. - Челобитная Ерофея Хабарова о поверстании его на службу и о выдаче ему жалованья за прежние ленские и даурские службы (под челобитном приложена роспись его службам)

Царю государю и великому князю Алексею Михайловичу [г.] бьет челом холоп твой Ерофейко Павлов сын Хабаров. В прошлых, государь, годех для прежних государей и для твоей государеве прибыли проведал я, холоп твой, на великой реке на Лене соляные промыслы и пашни. А проведав, государь, пашни и варницы устроил, и по государеве грамоте за подъем тое службе воеводе Василию Пушкину велено было дать мне из государевы казны пятьсот рублев. Да воевода Петр Петрович про твой государев обиход взял у меня хлеба роки на три тысячи рублев. Да для твоей же государеве прибыли проведал и взял я, холоп твой, с вольными людьми новую Даурскую землю и аманатов поймал, с которых и ныне ясак збирают и к тебе, государю, ежегод привозят. А ратным, государь, людем на корм и на платье и на обувь на три годы всем деньги свои давал, а за то я, холоп твой, ничем не пожалован и по прежней государеве грамоте за подъем и за хлеб деньги мне не даны ис твоей государеве казны и по се время. А ныне я, холоп твой, на Москве от Дмитрия Зиновьева изувечен и меж двор скитаюся и за бедностью голодом помираю.
Милосердый государь царь и великий князь Алексей Михайлович [т.], пожалуй меня, холопа своего, вели, государь, за мои службишка поверстать, в какой чин я, холоп твой, пригожуся; и службам моим под сею челобитною роспись; и за подъем по прежней государеве грамоте и за хлеб вели, государь, из своей государеве казны денег дать, что ты, государь, укажешь, чтоб мне, бедному и изувеченному, за бедностью ныне на Москве голодом не помереть и вконец не погинуть. Царь государь, смилуйся, поокалуй.
На обороте помета: 163 год, июня в 5-й день. Государь пожаловал, велел службы его выписать.

Роспись службам Ерофейка Павлова, на которые ходил своими животами.

В прошлом, государь, во 157 г. из Илимского острогу воевода Дмитрий Фрянцбеков да дьяк Осип Степанов отпустили меня проведать новую Даурскую землю. И я на три годы поднял своими животами с собою семьдесят человек без государева жалованья, и тот подъем стал мне полчетверты тысячи рублев. И с теми людьми пришед в Даурскую землю, засели в Лавкаев городок, и в том городке оставя тех людей, пришел в Ленской острог.
И во 158 году вольных людей прибрал я сто семнадцать человек, да из Якуцкого острогу воевода да дьяк отпустили со мною в ту Даурскую землю двадцати одного человека. И тех я людей на три годы подымал своими же деньгами, и тот мне подъем для государевы службы стал в четыре тысячи рублев.
Да в прошлом же во 159 году я же, Ярофейко, посылал племянника своего Артюшку да служивого человека Третьяка Чечигина в Ленской острог к воеводе Дмитрею Фрянцбекову да к дьяку к Иосипу Степанову бить челом о людях, чтоб прислали людей, потому что вниз плыть было не с кем. И в ту пору без них поплыли своим людьми вниз и с теми своими войскими людьми взял дракою два городка, Гойгударов да Толгин, и в Толгине городке взяли аманатов и [к] шертованию привели. И от тех городков плыл вниз реки с войском и пришел в Отшанский улуз, и тот я улус своими людьми за боем взял и городок поставил. И ко мне под тот городок приходили богдойского царя воинские люди и к городку приступали с великою лютостью; и божию милостию и царским счастьем в городке отсиделся, и меня в то время на приступе ранили, да двух служилых убили, да вольных восмь человек убили, да семьдесят человек ранили, а их, богдойских людей, многих побили да три пушечки и пищали у них мелкие поймали, а в пищали в одной сваривано ствола по три да по четыре.
А что в той новой Даурской земли и в Зюзерской*)[*Зюзерской - т. е. дючерской] и у наток и у гиляков в землях на государя ясаку собрано, и тот ясак привезен ко государю к Москве. А тех земель моего взятья аманаты от меня в тех землях и осталися под государевою высокою рукою, и впредь с них на государя ясак ежегод пойдет.
А которые аманаты были привожены ко государю к Москве, и те аманаты моего же взятья. А что с теми аманаты привожены были две женки, и те женки у меня были купленые, а дано за них сто восемдесят рублев, да с ними живота моево было всякой мяхкой рухляди и платья иноземского на триста рублев. И обоево жыво-та и за женку дано 480 рублев.
А для тех государевых служеб в Якуцком остроге имал я из государевы казны ружье, пищали, зелье и свинец и лятчины. А сколько государевы казны было взято, и тому всему в Якуцком остроге в съезжей избе долговая роспись. А то все ружье, и свинец, и зелье, и лятчины осталось в Даурской земле.
Да преж тое службе при воеводе при Микифоре Веревкине подавал ему челобитную в Енисейском остроге, что для государевы прибыли проведать на великой на Лене реке, каков хлеб родитца и какова соль и варничное строение.
И с отпуску проведал я: на Усть-Куты соль и пашни есть, и я тут соляной промысел и пашни устроил и в Енисейский острог к воеводе соляной опыт послал. Да в другом месте, на Вилюе реке, проведал я соль-самосадку.
И по государеву указу и по грамоте для той моей службе воеводе Василию Микитичю Пушкину велено было из государевы казны дать мне ево, государева, жалованья пятьсот рублев. И то государево жалованье не дано мне и по се время.
А государю от тех соляных промыслов и от пашни ежегод почала быть прибыль великая, потому что хлеб и соль пошли во все тамошние городы не оскудно. Да у меня ж, Ерофейка, воевода Петр Петрович Головин на государев обиход взял три тысячи пудов хлеба ржи, а в торгу купили в то время по рублю и больше пуд, и того три тысячи рублев.
И те деньги мне не даны и по се время.
Там же, Сибирский приказ, стб. 344, л. 77-80.

№ 15. 1660 г. июля 4. - Челобитная Ерофея Хабарова, поданная якутскому воеводе, с просьбой отпустить его в Илимский острог для сбора поручной записи

Царю государю и великому князю Алексею Михайловичу [т.] бьет челом холоп твой Илимского острогу сынчишко боярской Ярофейко Павлов сын Хабаров. В нынешнем во 168 году по твоему, великого государя, указу взято у меня, холопа твоего, в твою, великого государя, казну в Чичюйском уезде мельница колесная да в Якуцком остроге мяхкие рухледи два сорока дватцать соболей с хвосты олекминского закаменного промыслу за отпуск, как я послан на твою, великого государя, службу в Дауры, за подъем за твои, великого государя, товары и за ссуду: и за судовые снасти, и за холсты, и за сукна, и за книги печатные, и за пушки - за четыре тысячи за восмьсот за пятьдесят за семь рублев за два алтына, что я, холоп твой, отпущен на службу с служилыми людьми и с охочими прибранными. А ныне мне, холопу твоему, в том даурском подъеме в твоей, великого государя, казне оку-питца вскоре нечем.
Милосердый государь царь и великий князь Алексей Михайлович [т.], пожалуй меня, холопа своего, вели, государь, для поруки твоей, великого государя, казне отпустить из Якуцкого острогу в Ылимский острог, чтоб, государь, порука собрать в Ылимском остроге.
Царь государь, смилуйся!
На обороте подпись: К. сей челобитной Ярофейко Хабаров руку приложил.
Помета: 168 году, июля 4 день. Отписать на Илим, чтоб по нем собрать сыну боярскому Федору Пущину порушная. На Илим о том отписать, что велел собрать порушная запись, что он, Ярко, для порушной записи отпущен за приставом.

№ 16. 1660 г. июля 27. - "Память" якутскою воеводы Ивана Федоровича Большого Голенищева-Кутузова сыну боярскому Федору Пущину о направлении к нему с сыном боярским Воином Якуниным сына боярского Ярофея Хабарова

Лета 7168 год, июля в 27-й день. По указу великого государя царя и великого князя Алексея Михайловича [т.] память сыну боярскому Федору Пущину.
Послано к тебе с сыном боярским с Воином Якуниным сына боярского Ярка Хабарова два сорока дватцать воемь соболей с хвосты. И как тебе ся память приидет, и тебе бы, Федору, будет Ярко Хабаров даст тысячи пуд ржи, и тебе бы, Федору, взять у Воина те Ярковы соболи и отдать ему, Ярку, а будет он, Ярко, тысячи пуд на великого государя казну не даст, и тебе, Федору, соболей не имать, потому что те соболи ему, Воину, в Енисейском остроге велено продать, и проезжая у него, Ярка, те соболи взять и отдать ему, Воину Якунину. И о том для ведома отписать стольнику и воеводе Ивану Федоровичу Большому Голени-щеву-Кутузову.

№ 17. 1660 г. июля 27. - "Отписка" якутского воеводы Голенищева-Кутузова илимскому воеводе П. А. Бунакову о направлении к нему с сыном боярским Федором Пущиным сына боярского Ярофея Хабарова для сбора поручных записей в государевых деньгах

Господину Петру Ондреевичю Голенищев Большой Кутузов челом бьет. В нынешнем, господине, во 168-м году, июля в 4-й день, бил челом великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичу [т.], а мне. господине, в Якуцком остроге в съезжей избе подал челобитную сын боярский Ярофей Хабаров. [Далее идет изложение его челобитной.]
И в нынешнем, господине, во 168 году по ево челобитью для поручной записи отпущен он, Ярофей, в Ылымский острог за приставом с сыном боярским с Федором Пущиным.
И как, господине, сын боярский Федор Пущин с сыном боярским с Ярафеем Хабаровым будут в Ылымском остроге, и тебе б, господине, велеть в Ылимском остроге по нем, Ярофее, сыну боярскому Федору Пущину в тех государевых деньгах собрать поручная запись. А будет, господине, по нем, Ярофее, поруки не будет, и тебе б, господине, тоао Ярофея отдать сыну боярскому Федору Пущину. А Федору Пущину ево, Ярофея, велено до указу великого государя держать на Чичюйском волоку за приставом. И о том господине, ко мне для ведоме отписать.

№ 18. 1660 г. июля 27. - "Отписка" якутского воеводы Голениидева-Кутузова в Сибирский приказ с сообщением об отправлении в Илимский острог сына боярского Ярофея Хабарова за приставом*)[*Пристав - должностное лицо, приставленное к чему-нибудь В данном случае надзиратель.] с сыном боярским Федором Пущиным для сбора поручных записей

Государю царю и великому князю Алексею Михайловичу [т.\ холоп твой Ивашко Большой Голенищев-Кутузов челом бьет. Довелось, великий государь, Якутцкого острогу по приходным денежным книгам нынешнего, 168 году за рукою твоего, великий государь, стольника и воеводы Михаила Лодыженского, каковы книги я, холоп твой, принял у него, Михаила, издоимки взяти на илимском сыне боярском на Ярке Хабарове, который был в Даурех для приводу под твою, великий государь, царскую высокую руку новых землиц, по Дмитриевым кабалам Францбекова и по иным крепостям и по отпускам четыре тысячи восемьсот пятьдесят семь рублев два алтына. И я, холоп твой, в те твои, великий государь, деньги взял у него, Ярка, в деревне в Чичюйском уезде мельницу за триста за тридцеть рублев.
И в нынешнем, великий государь, во 168 году июля в 4-й день бил челом тебе, великому государю, царю и великому князю Алексею Михайловичу [т.], а мне, холопу твоему, в Якутцком остроге он, Ярко, подал челобитную. [Далее ид с т из л о ж с и и е его челобитной.]
И в нынешнем, великий государь, во 168 году, по ево, Яркову, челобитью для поручной записи, чтоб ему дать твои, великого государя, достальные деньги за четыре тысечи за пятьсот за дватцать за семь рублев за два алтына, платить в твою, великого государя, казну погодно хлебом, отпустил я, холоп твой, ево Ярко, в Илимской острог за приставом с сыном боярским с Федором Пущиным, и о том, великий государь, я, холоп, писал в Ылимской острог стряпчему и воеводе Петру Бунакову. Как сын боярской Федор Пущин с Ярком Хабаровым будут в Илимском остроге, и ему б, великий государь, Петру, велеть в Илимском остроге по нем, Ярке, сыну боярскому Федору Пущину о тех твоих, великого государя, деньгах собрать поручная запись. А будет, великой государь, по нем. Ярке, поруки не будет, и ему, Петру Бунакову, того Ярка отдать сыну боярскому Федору Пущину, а Федору Пущину его, Ярка, велено, великий государь, выслать в Якутцкой за приставом.
Там же, Якутская приказная изба, oп. 1, стб. 191, л. 81-84, 86

№ 19. 1667 г. ноября 15. - Челобитная Ерофея Хабарова, поданная тобольскому воеводе П. И. Годунову, с просьбой разрешить ему вновь отправиться на р. Амур

Царю государю и великому князю Алексею Михайловичу, великий и малыя и белыя Росии самодержцу и государю, благоверному царевичу и великому князю Алексею Алексеевичу, всея великая и малыя и белыя Росии, царевичу благоверному Федору Алексеевичу, всея великия и белыя Росии государю... благоверному царевичу и великому князю Иоанну Алексеевичу, всея великия и малыя и белыя Росии, бьет челом холоп ваш Илимского острогу сынчишко боярской Ярко Хабаров. В прошлых, великие государи, годах с великие реки Лены воевода Дмитрий Франзбеков по моему, холопа вашего, челобитью отпустил меня на вашу великого государя службу в Даурскую землю, и я, холоп ваш, в Даурскую землю вново подымался я всяким служилым заводом на своих проторех и поднял с собою вольных охочих людей войско я своим всяким служилым подъемом и Даурскую землю проведал и до моря и ясак в тое землице на вас, великих государей, собирал собольми и лисицами по многие лета, и тот ясак, соболи и лисицы, с служилыми людьми к вам, великим государям, к Москве высылал и сам вывозил в прошлых же, государь, годах после моего... [не разобрано три слова. - Б. П.] Те даурские моего постановления остроги богдойские люди разорили и служилых прибили, и ныне та землица стала пуста. Милосердый государь царь и великий князь Алексей Михайлович, всея великия и малыя и белыя Росии самодержец и государь, благоверной царевич и великий князь Алексей Алексеевич, всея великия и малыя и белыя Росии, государь благоверный царевич и великий князь Федор Алексеевич, всея великия и малыя и белыя Росии, и государь благоверной царевич и великий князь Симеон Алексеевич, всея великия и малыя и белыя Росии, и государь благоверной царевич и великий князь Иоанн Алексеевич, всея великая и малыя и белыя Рост, пожалуйте, великие государи, меня, холопа своего, велите, государь, меня в тою Даурскую землю отпустить для городовой и острожных поставок и для поселения и хлебных пахот, а я, холоп ваш, для тою вашей государевой службы и прибыли подыму на своих проторех сто человек и на своих судах и хлебными запасами; с тех мест, где поставитца город и остроги, будет вам, великим государям, в ясачном сборе и хлебной пахоте прибыль, и велите, государь, в Тобольском городе своему государеву стольнику и воеводе Петру Ивановичу Годуно-ву с товарищи сию мою челобитную принять и подпискою к вам, великия государи, послать к Москве. Царь государь и государевы благоверные царевичи, смилуйтесь.
Опубл.: Полевой Б. П. Последняя поездка Ярофея Хабарова в Москву. - "Дальний Восток", 1982, № 8, с. 141 -142.



Жизнь. Труды
Альбом
 
Строительство каркасных домов купить каркасный дом СБМ Комплект.