Выдающиеся вологжане. Государственные и общественные деятели

Государственные деятели

Впервые территории, которые в настоящее время входят в состав Вологодской области, упоминаются в летописях под 862 г. в известной легенде о призвании варяжских князей на Русь: «Придоша князи варяжския на Русь княжить три браты: первы Рюрик седе в Новеграде, други Синеус сед на Белеозере, трети Трувор седе во Изборску». Белозерск был избран легендарными братьями не случайно, он являлся в то время крупным административным центром славянских земель. И в последующие времена белозерские князья играли заметную роль в формировании Русского государства.

Первоначально Белозерск вместе с Устюгом входил во Владимиро-Суздальское княжество, затем, после смерти Всеволода Большое Гнездо, в Ростовское, а после смерти Василька Константиновича (1238) образовалось самостоятельное Белозерское княжество. Глеб Василькович Белозерский (1238-1278) может считаться первым крупным государственным деятелем земель, входящих ныне в состав Вологодской области. Историки характеризуют Глеба Васильковича как умного и хитрого политика, который с помощью тонкой политической игры сумел уберечь свой край от разорительных татарских набегов. Белозерские земли стали наполняться народом, бежавшим из центральных районов. С именем Глеба Васильковича связывают и образование в 1260 г. знаменитого Спасо-Каменного монастыря на Кубенском озере. По преданию, князь Глеб, плывя из Белоозера в Устюг, был застигнут на Кубенском озере сильной бурей, и его судно прибило к небольшому острову, называемому Каменный. В честь своего чудесного спасения князь построил на острове храм и устроил монастырь. О потомках Глеба Васильковича сведений очень мало.

Вологда долгое время как владение Новгорода не имела своих князей. Лишь после присоединения Вологды к Москве недолгое время существовало Вологодское удельное княжество. Вологодским князем был младший сын Василия II Андрей, прозванный Меньшим. Андрей Вологодский княжил 20 лет, но ни по возрасту, ни по своему положению не мог проявить себя как самостоятельный государственный деятель. После его смерти в 1481 г. Вологодская земля отошла его брату – великому князю Московскому Ивану III.

В силу специфики феодального общества первенствующую роль в государственном управлении могло играть только первое лицо. Кроме того, боярство, входившее в ближайшее окружение великих князей Московских и русских царей, не имело глубоких родовых корней на вологодских землях. Государственное управление было сосредоточено в руках небольшой группы лиц, и попасть в эту замкнутую корпорацию при отсутствии родственных связей было невозможно. Все это объясняет, почему вплоть до начала XVIII в. мы не встречаем ни белозерцев, ни вологжан, ни устюжан среди заметных дипломатов, военачальников, управленцев. А общественная деятельность возможна была тогда только в рамках церкви. Попытка человека вырваться за очерченные социальные границы обычно кончалась для него плачевно. Между тем такие смельчаки были, в том числе и среди вологжан, напомним хотя бы об авантюристе и самозванце Тимофее Анкудинове (не ранее 1617-1653). Зато наши земляки преуспели в открытии новых земель: Е. П. Хабаров, И. А. Кусков и др. Да и выходец с берегов Пинеги С. И. Дежнев шел в сибирские земли через наш край.

При Петре I была сделана попытка устранить зависимость между родовитостью и назначением на высшие государственные посты. И сразу к трону пробилась большая группа талантливых и активных простолюдинов, среди которых был и вологжанин А. В. Макаров. Петровская инициатива не получила, однако, продолжения после его смерти. Лишь с начала XIX в. знатность постепенно перестает быть решающим фактором при продвижении к вершинам бюрократической лестницы.

Упомянем несколько имен высокопоставленных чиновников XVIII-XIX вв., которые хотя и не были уроженцами Вологодской земли, но оставили значительный след в ее истории.

Учреждение в 1780 г. Вологодского наместничества связано с именем ярославского и вологодского генерал-губернатора, действительного тайного советника Алексея Петровича Мельгунова (9.02.1722 - 2.07.1788). В 1779 г. он объехал весь Северный край, собрав множество сведений о народонаселении, состоянии сословий, экономике, и именно по его инициативе были переведены в статус городов Грязовец, Кадников, Никольск.

Интересной фигурой был губернатор Николай Петрович Брусилов (19.09.1782 - 27.04.1849). Он возглавлял Вологодскую губернию 14 лет (1820-1834). В молодости написал несколько пьес, издавал «Журнал российской словесности». Именно Брусилову Вологда обязана тем, что стала приобретать качественно новые черты. При нем началось активное ее благоустройство. В 1833 г. вышла книга Брусилова «Опыт описания Вологодской губернии», за что Академия наук удостоила его звания почетного члена Академии.

С расцветом земского и городского самоуправления всей России стали известны имена таких деятелей, как X. С. Леденцов, И. А. Милютин, В. А. Кудрявый. Одним из пионеров сельскохозяйственной кооперации в России был «отец вологодского масла» Н. В. Верещагин. Великолепную карьеру сделал С. В. Рухлов, дослужившийся от рядового чиновника до министра и члена Государственного совета.

В конце XIX - начале XX в. на Вологодской земле отбывала ссылку целая плеяда будущих крупных государственных и общественных деятелей.

В 1867-1870 гг. в Тотьме, а затем в Вологде и Кадникове в качестве ссыльного проживал теоретик русского революционного народничества, философ и публицист Петр Лаврович Лавров (1823-1900). Именно в Кадникове им были написаны знаменитые «Исторические письма», ставшие настольной книгой народников.

В 1901-1903 гг. в качестве ссыльного работал в земской больнице в с. Кувшиново Александр Александрович Богданов (Малиновский), впоследствии один из руководителей РСДРП, философ, идеолог Пролеткульта, создатель и директор Института переливания крови в Москве.

В Кадникове (1904), а затем в Вологде (1904-1905) находился в ссылке Николай Павлович Брюханов (1878-1942), один из организаторов и руководителей вологодской группы РСДРП. В советское время он - зам. наркома продовольствия (1918-1921), нарком продовольствия РСФСР (1921-1924), зам. наркома финансов (1924-1926), нарком финансов СССР (1926-1930).

Дважды отбывал ссылку в Вологде (1896 и 1912-1913) Вацлав Вацлавович Воровский. Во время последней ссылки он принял участие в исследовании маслодельных артелей в губернии и совместно с Б. О. Богдановым выпустил книгу «Маслодельные артели в Вологодской губернии» (Вологда, 1915). В 1921-1923 гг. - полпред в Италии.

В 1902-1904 гг. в ссылке в Вологде находился будущий нарком просвещения (1917-1929) Анатолий Васильевич Луначарский (1875-1933). Здесь им написан ряд статей по вопросам философии, эстетики, создано несколько художественных произведений.

В 1909-1911 гг. в качестве ссыльного в Вологде проживал будущий руководитель Советского правительства, долголетний министр иностранных дел Вячеслав Михайлович Молотов (Скрябин). В Вологодском реальном училище Молотов сдавал экзамены на аттестат зрелости.

С ноября 1915 г. отбывал ссылку в Вологде Шалва Зурабович Элиава (1885-1937). Служил заведующим экономическим бюро коммерческого отдела Вологодского общества сельского хозяйства. В марте 1917 г. был избран председателем Вологодского Совета рабочих и солдатских депутатов, в декабре 1917 г. - председателем исполкома Совета. В ноябре 1918 г. был переведен в Москву. В 1920-1921 гг. состоял полпредом РСФСР в Турции и Персии, с 1931 г. - нарком внешней торговли, с 1936 г. - зам. наркома легкой промышленности.

В советское время целая группа вологжан входила в состав высшего руководства Советского Союза: помощник И. В. Сталина Б. А. Двинский, председатель Госбанка СССР А. К. Коровушкин, первый председатель КГБ И. А. Серов, министры Б. В. Бакин, Л. Д. Рябев, А. Д. Крутиков.

Двинский Борис Александрович (3.05.1894 г., Вологда - 7.06.1973, г. Москва) родился в Вологде в семье служащего. В 1912-1917 гг. учился на историко-филологическом факультете Московского университета. С 1917 г. работал в г. Талдоме Московской губернии учителем, заведующим уездным отделом народного образования. Член РКП(б) с 1920 г. С 1925 г. - в аппарате ЦК партии: помощник заведующего информационным отделом (1925-1928), помощник секретаря ЦК И. В. Сталина (1928-1930), заместитель заведующего секретным отделом (1930-1934), заместитель заведующего особым сектором (1934-1937). В 1938-1944 гг. - первый секретарь Ростовского обкома ВКП(б). В сентябре 1944 - октябре 1950 г. - нарком (министр) заготовок СССР. В 1950-1951 гг. - заместитель председателя Бюро по сельскому хозяйству и заготовкам при СМ СССР. В 1952-1954 гг. - заместитель заведующего отделом ЦК КПСС.

Коровушкин Александр Константинович (28.06. 1909, д. Лопариха Кадниковского уезда (ныне Усть-Кубинский р-н Вологодской обл.) - 27.12.1976 г., г. Москва). Родился в семье крестьянина. В 1920-1930 гг. работал в Усть-Кубинском и Чагодощенском районах: плотник, счетовод, заведующий клубом на строительстве стеклозавода, председатель сельсовета. Учился в Ленинграде на рабфаке (1931) и в финансово-экономическом институте (1931-1936). Работал в Ленинграде: старший инспектор и заместитель управляющего Московским районным отделением городского и областного банка (1936-1937), заместитель управляющего (1937-1938) и управляющий областным и городским коммунальным банком (1938-1939), управляющий городским финотделом (1939-1940). В 1940-1953 гг. - заместитель председателя правления Госбанка СССР. В 1953-1958 гг. - заместитель министра финансов СССР. В августе 1958 - августе 1963 г. - председатель правления Государственного банка СССР. С 1963 г. - в Министерстве финансов РСФСР: начальник управлений государственных доходов (1963-1966) и финансирования промышленности (1966-1976).

Серов Иван Александрович (16.09.1905, д. Афимская (Офимовская) Вологодской губ. (ныне Сокольский р-н Вологодской обл.) - 1.07.1990, г. Москва). Родился в семье крестьянина (по другим данным - полицейского урядника). В 1923-1925 гг. работал председателем Замошского сельсовета. После окончания Ленинградской военно-технической школы (1928) - командир взвода 66-го стрелкового и 22-го артиллерийского полков в Краснодаре. В 1930-1934 гг. - помощник командира батареи, командир отдельной батареи, начальник штаба 9-го корпусного артполка. В 1935-1936 гг. - слушатель Военно-инженерной академии им. В. В. Куйбышева. В 1939 г. окончил Военную академию им. М. В. Фрунзе. С 1939 г. - в аппарате НКВД СССР: начальник Главного управления рабоче-крестьянской милиции и заместитель начальника Главного управления госбезопасности. В 1939-1941 гг. – нарком внутренних дел УССР. В феврале - июле 1941 г. - первый заместитель наркома государственной безопасности СССР. С июля 1941 г. - заместитель наркома (министра), а в феврале 1947 - марте 1954 г. - первый заместитель министра внутренних дел СССР. В январе-июне 1945 г. - заместитель командующего 1-м Белорусским фронтом и уполномоченный НКВД на фронте. В июле 1945 - ноябре 1946 г. - заместитель главноначальствующего Советской военной администрации в Германии и уполномоченный НКВД (МВД). В апреле 1954 - декабре 1958 г. - председатель Комитета государственной безопасности при СМ СССР. В декабре 1958 - феврале 1963 г. - начальник Главного разведывательного управления и заместитель начальника Генштаба Вооруженных Сил СССР по разведке. В 1963 г., после разоблачения предателя О. В. Пеньковского, снят с работы, понижен в звании до генерал-майора и лишен звания Героя Советского Союза «за потерю политической бдительности и недостойные поступки». С 1963 г. служил помощником командующего по учебным заведениям в Туркестанском (1963) и Приволжском (1963-1965) ВО. С сентября 1965 г. - в отставке. 9 апреля 1965 г. решением КПК при ЦК КПСС исключен из партии «за нарушения социалистической законности и использование служебного положения в личных целях». Генерал армии (1955-1963). Герой Советского Союза (1945-1963).

Бакин Борис Владимирович (28.05.1913 г., г. Вологда - 30.06.1992, г. Москва). Родился в Вологде в семье служащего. С 1930 г. - электромонтер, мастер, прораб участка, начальник участка Всесоюзного электротехнического объединения (Магнитогорск). В 1936-1938 гг. - в Красной Армии. С 1938 г. - начальник участка особого монтажного управления треста «Уралсибэлектромонтаж» Наркомата строительства СССР (Магнитогорск). С 1944 г. - начальник монтажного управления треста «Уралэлектромонтаж». С 1950 г. - начальник объединенного монтажного управления Министерства строительства предприятий тяжелой индустрии СССР (Челябинск). С 1952 г. - начальник монтажного управления треста «Центроэлектромонтаж» Министерства строительства РСФСР. В 1959 г. окончил Всесоюзный заочный энергетический институт. С 1961 г. - управляющий трестом «Спецэлектромонтаж». С 1967 г. - заместитель министра, с мая 1975 г. - министр монтажных и специальных строительных работ СССР. С июня 1989 г. - персональный пенсионер союзного значения. Герой Социалистического Труда (1975). Лауреат Ленинской премии (1984). Дважды лауреат Государственной премии СССР (1951, 1969).

Рябев Лев Дмитриевич (р. 08.09.1933, г. Вологда) родился в семье служащего. После окончания Московского инженерно-физического института (1957) работал во Всесоюзном научно-исследовательском институте экспериментальной физики (ВНИИЭФ) Министерства среднего машиностроения СССР: инженер, старший инженер. Член КПСС с 1958 г. С 1963 г. - второй секретарь Кремлевского горкома партии Горьковской области. В 1963-1967 гг. - заместитель главного инженера по производству ВНИИЭФ. С 1969 г. - заведующий отделом оборонной промышленности Горьковского обкома КПСС. С 1972 г. - первый заместитель директора, а в 1974-1978 гг. - директор ВНИИ ЭФ. В 1978-1984 гг. - заведующий сектором среднего машиностроения отдела оборонной промышленности ЦК КПСС. С 1984 г. - заместитель министра, а в ноябре 1986 - июне 1989 г. - министр среднего машиностроения СССР. В июле 1989 - марте 1991 - заместитель председателя СМ СССР. В марте-ноябре 1991 г. - заместитель премьер-министра СССР. С 1993 г. -первый заместитель министра РФ по атомной энергии. Сейчас - советник министра.

Крутиков Алексей Дмитриевич (1902, д. Филяево Грязовецкого уезда Вологодской губ. - 1962, г. Москва). Родился в крестьянской семье. В 1914 г. окончил двухклассную земскую школу. С августа 1917 г. ученик телеграфной школы при станции Вологда, затем телеграфист в Вологде. С декабря 1921 г. работал в хозяйстве отца, на лесозаготовках. С декабря 1924 г. - председатель сельского потребительского общества «Свободное» в деревне Бель (ныне - Грязовецкий р-н) Вологодской губернии. С сентября 1927 г. - в Вологодском окружном союзе потребкооперации: инструктор, заведующий культпросветотделом. С июля 1930 г. - заместитель председателя райисполкома в Северном крае. С марта 1931 г. - председатель Тарногского райпотребсоюза Северного края. С сентября 1932 г. - заведующий учебной частью Псковского кооперативного техникума. С апреля 1933 г. - директор Новгородского учебного комбината Северо-Западного союза потребительских обществ. С апреля 1934 г. - директор торгового техникума в г. Павловске Ленинградской области. С сентября 1936 г. - слушатель Института красной профессуры в Ленинграде (прослушал 2 курса на экономическом факультете). С января 1938 г. - заведующий отделом пропаганды и агитации Куйбышевского райкома ВКП(б) Ленинграда. С марта 1938 г. - заведующий отделом руководящих партийных органов Ярославского обкома ВКП(б). С декабря 1938 г. - заместитель, с 1940 г. - первый заместитель наркома (с марта 1946 г. - министра) внешней торговли СССР. С июля 1948 г. - заместитель председателя Бюро по торговле при Совете Министров СССР, одновременно заместитель Председателя Совета Министров СССР. С ноября 1951 г. - начальник управления, заместитель министра торговли СССР. С февраля 1954 г. – заместитель председателя Бюро по торговле при Совете Министров СССР. С августа 1954 г. - заместитель начальника Главного торгового управления Центросоюза.

Благодарные потомки помнят не только имена членов правительства, но и дважды Героя Социалистического Труда председателя колхоза М. Г. Лобытова, народного врача СССР И. В. Кольцова, Героя Социалистического Труда первого секретаря Вологодского обкома КПСС А. С. Дрыгина.

О некоторых из наиболее выдающихся вологжан повествуют помещенные в этом разделе более подробные очерки-персоналии.

Ф. Я. Коновалов

ХАБАРОВ

Ерофей Павлович (по прозвищу Святитский)

(1610(?), д. Дмитриево», ныне - Нюксенский р-н Вологодской обл.) –

после 1671, д. Хабаровка, близ Илимска)

Русский землепроходец, первооткрыватель новых земель,

составил «Чертеж реке Амуру».

Точная дата рождения Е. Хабарова (возможно, ударение в слове приходилось на третий слог) неизвестна. Принято считать, что это произошло в 1610 г., но не все с этим согласны. Ф. Г. Сафронов предположил, что это произошло раньше - между 1601 и 1605 гг. Местом рождения является деревня Дмитриево Вотложенского стана Устюжского уезда (ныне - Нюксенский район Вологодской области), примерно в 80 километрах от Великого Устюга.

По северным городам и деревням ходили тогда рассказы об удивительных богатствах Сибири, о возможностях за несколько лет обогатиться с помощью торговли или охотничьего промысла. В 1628-1630 гг. Ерофей с братом Никифором предприняли первую поездку в Сибирь. Они дошли с караваном кочей до Мангазеи, где перезимовали, а весной дошли до Туруханска, откуда перебрались на р. Хету, на которой стояло Хетское зимовье.

Ерофей остался на зимовье служить «целовальником» по сбору пошлин, а Никифор отправился дальше, на Таймырский полуостров. Весной 1630 г. Хабаровы вернулись в Мангазею, а затем через Тобольск - домой. Исследователи предполагают, что вернулись они с немалыми «добытками».

В 1632 г. братья Хабаровы вместе с племянником Артемием Филипповым вновь отправились в Сибирь. Судя по всему, экспедицию они снарядили на собственные «пожитки». Целью была добыча ценной пушнины (соболя, чернобурой лисицы и др.). Занимались они этим около шести-семи лет. Одновременно Е. Хабаров занимался и торговлей, продавая не только свою добычу, но и привозные товары, которые они обменивали у тунгусов и якутов на меха.

Большой ценностью в Сибири тогда были соль и хлеб, которые приходилось завозить из-за Урала. В 1639 г. Ерофей Павлович, именовавшийся тогда уже «торговым человеком», а значит являвшийся достаточно богатым человеком, подал в Енисейском остроге воеводе Н. Л. Веревкину челобитную с просьбой разрешить ему осесть на устье р. Куты для варки соли и выращивания хлебов. Посев, произведенный весной 1640 г., был первым в истории Ленско-Илимского края. Урожай получили хороший, и в 1641 г. Хабаров организовал распашку уже 26 десятин. Кроме того, он поставил у себя первую в Восточной Сибири соляную варницу и начал вываривать и продавать соль. Однако вскоре успехи Хабарова привлекли внимание местной администрации, и она «отписала» занятую им землю на государя. Хабаров завел хозяйство в новом месте - в устье реки Киренги, но воевода отобрал и эту землю, а самого его арестовал и заключил в якутскую тюрьму. В тюрьме Хабаров просидел около двух с половиной лет и был выпущен только во второй половине 1645 г.

В 1649 г. Ерофей Павлович, привлеченный слухами о богатствах Приамурья, организовал экспедицию в Даурскую землю. Содействие ему оказал новый воевода Францбеков, который снабдил его военным снаряжением, оружием и дал денег. К весне 1650 г. отряд Хабарова, насчитывавший 70 человек, добрался до р. Урки, впадающей в Амур, и двинулся вниз по Амуру. Здесь ему пришлось выдержать несколько вооруженных стычек с местным населением. Казаков привлекали рассказы туземцев о наличии где-то в этих краях серебряных рудников. После неудачного штурма поселения местного князя Албазы Хабаров вернулся в Якутск и набрал больший отряд (около 200 человек). У городка Албазина он разбил войска местных князьков и, устроив здесь свою базу, стал пытаться подчинить местное население московскому царю и собирать с них ясак.

Летом 1651 г. отряд на нескольких судах двинулся вниз по Амуру. В ходе движения постоянно происходили стычки с даурами, которые пытались защитить свои городки, но не могли устоять против вооружения казаков. Отряд прошел Даурскую землю и вышел во владения «гогулей» и нанайцев. Зиму Хабарову пришлось провести в одном из захваченных городков. В марте 1652 г. на городок напал большой отряд (до 1000 человек) «богдоевых людей» (маньчжуров), который пытался защитить подвластное население, но был разбит. Попытка установить контакт с правителями Маньчжурии успеха не имела, так как никто из местных не соглашался быть проводником. После этого сражения Хабаров решил вернуться обратно. Но в устье р. Зеи часть казаков взбунтовалась и, захватив три судна, опять поплыла вниз для сбора ясака. Хабарову пришлось догонять их и заставить подчиниться своей власти. Вторая зимовка состоялась в «Гуляцкой земле», и только весной 1653 г. они смогли вернуться в Даурию.

В августе 1653 г. сюда прибыл для осмотра присоединенных земель представитель царя московский дворянин Д. И. Зиновьев. Правительство начинало беспокоить растущая самостоятельность Хабарова. Зиновьев наградил участников экспедиции, но самого Хабарова отстранил от руководства и забрал с собой в Москву. Зиновьев действовал бесцеремонно и даже отобрал у Хабарова все его имущество. В столицу они прибыли в декабре 1654 г. Сибирский приказ разбирал дело Хабарова и приговором от 12 июня 1655 г. признал его во всем правым. Царь пожаловал Е. П. Хабарова в «дети боярские», что давало ему более высокое жалованье, но распорядился на Амур его не пускать. Кроме того, за Хабаровым числился большой долг за имущество, которое он взял на организацию экспедиции. В 1658 г. он выехал в Сибирь, где около Илимска у него было заведено хозяйство: дом, мельница, нанятые работники обрабатывали пашню. Деревня называлась Хабаровка.

О последних годах жизни Хабарова известно немного. Осенью 1667 г. в Тобольске Хабаров сообщил составителям «Чертежа всей Сибири» сведения о верховьях Лены и об Амуре. Тогда же он обращался к воеводе Годунову с челобитной, в которой просил разрешить ему вернуться на Амур, но Годунов послал его с тобольской ясачной казной в Москву. В Москве Хабаров тоже не добился такого разрешения и вернулся в свою Хабаровку. Умер он в начале февраля 1671 г. Похоронен, вероятней всего, в ограде Усть-Киренского Троицкого монастыря, к которому и перешла его деревня по завещанию.

В мае 1885 г. на берегу Амура солдатами 13-го Восточно-Сибирского линейного батальона под руководством капитана Я. В. Дьяченко был заложен военный поселок, который получил название Хабаровка, а позднее вырос в город Хабаровск. К бывшей деревне Е. П. Хабарова он не имеет никакого отношения. Название - это дань памяти славному землепроходцу.

Имя Хабарова носят также станция на Транссибирской магистрали и деревня в низовьях р. Киренги.

Литература

Сафронов Ф. Г. Ерофей Хабаров. - Хабаровск, 1983.

Леонтьева Г. А. Землепроходец Ерофей Павлович Хабаров. - М., 1991.

История государства Российского: Жизнеописания. XVII век. - М., 1997.

Отписка Ерофея Хабарова о походе в Даурию // Записки русских путешественников XVI-XVII вв. - М., 1988. - С. 372-392, 498-501.

Ф. Я. Коновалов

Отписка Ерофея Хабарова о походе в Даурию:

Государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии воеводе Дмитрею Андреевичи Францбекову да дьяку Осипу Стефановичю бьет челом холоп государев с великие реки Амура с усть Зии реки и с Кокориева улусу приказной человек Ерофейко Павлов Хабаров, с служилыми и с волными охочими людми с новоприборными даурскими служилыми людми.

Жил я, холоп государев, с служилыми и охочими волными людми на великой реке Амуре в Албазине городе. И что у нас похожения нашего было, и о том обо всем государю было писано в отписках к тебе, Дмитрею Андреевичю, и Осипу Стефановичю.

И июня в 2 день, поделав суды болшие и малые и прося у бога милости и у всемилостивого Спаса, из того города Албазина поплыли. И плыли мы два дни; и доплыли на другой день Дасаулов, был город князя Дасаула, и тот город сожжен, и юрты сожжены же, лише всего осталось две юртишка, а людей тут не изъехали.

И мы от того городка плыли до полудни. И в половине дня наплыли юрты, и в тех юртах людей не изъехали. И те люди на кони пометались, и они, даурские люди, у нас все уехали, лише толко схватили ясыря - даурскую бабу. И тот ясыръ сказал, что де по улусам даурские люди все живут.

И мы того же часу в ленских стругах наскоро на низ побежали и нагребали двои юрты. И в тех юртах все люди даурские, подсмотря нас, на кони помечутся и убежат, лише ясыръ похватали. И сами они стали в иной улус и к городу ясак подавать стали, юрты сожгли и дым пустили.

И мы того ж дни набежали на тот Гуйгударов город о закате солнца в ленских стругах... под тот Гуйгударов город. И тот Гуйгудар князь да с ним два князя и богодоевы люди улусные, мужики все, выехали против нас на берег, и нас не стали к берегу припущать. И мы по них из стругов из оружья ударили. И тут у них, даурских людей, побили человек с двадцать. И они, князья Гуйгудар, и Олемза, и Лотодий, и с улусными людми, государские грозы убоялись и с берегу отъехали. И мы наскоро из стругов своих пометались на берег и за ними побежали. И они, князья Гуйгудар, и Олемза, и Лотодий, с улусными людми, в те свои городы засели.

...И яз, приказной человек, велел толмачам говорить про государское величество, что «наш государь царь и великий князь Алексей Михайловичь всеа Русии страшен и грозен и всем царствам обладатель; и никакие орды не могут стоять против нашего государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии и против нашего бою; и вы, князь Гойгудар, да князь Олгодий, да князь Лотодий, будте нашему царю государю и великому князю Алексею Михайлович всеа Русии послушны и покорны, без драки сдайтесь, и нашему государю ясак давайте по своей мочи; и велит государь вас оберегать от иных орд, кто вам силен».

 

МАКАРОВ

Алексей Васильевич

(1674 или 1675, г. Вологда - 1740, г. Санкт-Петербург)

Государственный деятель, кабинет-секретарь Петра I.

Видный российский историк Н. И. Павленко так оценивает значение деятельности Макарова: «Макаров вносил немалый вклад и в победы русского оружия на полях сражений Северной войны, и в успешные действия русской дипломатии, и в строительство регулярной армии и флота, и в новшества культурной жизни страны. Трудно переоценить лепту, внесенную им в создание отечественной промышленности. Короче, он участвовал во всех преобразовательных начинаниях царя».

О детстве и происхождении Макарова сведений очень мало. Известно лишь, что он был сыном подьячего вологодской воеводской канцелярии.

Историк XVIII в. И. И. Голиков писал, что Петр заметил его в бытность в Вологде в 1693 г. «и с первого на него взгляда, проникши в его способности, взял его к себе». По другим данным, Макаров начинал службу в ижорской канцелярии у Меньшикова, а в Кабинет царя был взят в 1704 г.

В 1710-1713 гг. Макарова величали на иноземный лад «придворным секретарем», а с конца 1713 г. - кабинет-секретарем. Через Макарова проходили реляции о сражениях, донесения военачальников с театра военных действий, ведомости и табели об укомплектовании армии, сведения о снабжении войск, донесения губернаторов, указы Сената, копии контрактов о найме ученых, мастеровых и деятелей культуры, финансовые отчеты, переписка с русскими послами и агентами за границей, личная переписка царя и многое другое. Кабинет ведал также отправкой русских волонтеров за границу и осуществлял контроль за их обучением, строительством царских дворцов, содержанием придворного штата, кунсткамерой, приемом челобитных на царское имя. Макаров осуществлял предварительный просмотр всей входящей корреспонденции, систематизировал ее, определял степень важности изложенного в ней дела. По итогам этой работы производил доклады царю и по указу Петра или отвечал сам, или готовил проекты ответов, подписываемых затем царем. Это делало Макарова одним из самых влиятельных людей среди окружения императора. «Как и Петр, - пишет Н. И. Павленко, - Макаров работал, не зная устали, с полной отдачей сил.

Царю, бесспорно, импонировали спокойствие, уравновешенность, благоразумие и пунктуальность кабинет-секретаря». С 1705 г. нарастает поток писем к самому Макарову, в котором люди, находящиеся гораздо выше его в социальной и служебной иерархии, просят у него помощи в решении различных вопросов, содействия в устройстве личных дел, оказания заступничества перед царем. Не стеснялся обращаться за «предстательством» к Макарову и всесильный А. Д. Меньшиков. Конечно, быть помощником столь беспокойного и вспыльчивого человека, каким являлся Петр, было непросто, и то, что Алексей Васильевич находился около царя более 20 лет, показывает и его отменные деловые качества, и умение разбираться в людях, и незаурядный талант придворного. Макаров настолько сумел развить в себе качества чиновника государственного уровня, что Петр до самой смерти считал его незаменимым человеком. В последние годы царствования Петр возложил на Кабинет еще одно поручение - написание «Гистории Свейской войны». Макаров работал над этим сочинением основательно. Сведения брались из донесений, реляций, царских указов, хранившихся в Кабинете, были затребованы копии журналов военных действий у военачальников, факты сличались и перепроверялись. Макаров сам писал текст, который во многих местах редактировался и дополнялся Петром. Макаров придавал большое значение точности хронологии, правильному изложению географической номенклатуры. Готовые куски текста отправлялись на рецензию. В качестве рецензентов выступали: советник Иностранной коллегии В. В. Степанов, вице-канцлер П. П. Шафиров, директор Печатного двора Ф. Поликарпов, обер-секретарь Иноземной коллегии И. Юрьев.

После смерти Петра Алексей Васильевич совместно с Меньшиковым и Остерманом принимал деятельное участие в создании Верховного тайного совета. И хотя из-за интриг Остермана в него не вошел, но его роль в государственных делах не только не снизилась, а еще более усилилась. Продолжая возглавлять и при Екатерине ее личную канцелярию, Макаров при инертной и бездеятельной императрице стал посредником между ею и Верховным тайным советом. Более того, он не только созывал от имени Екатерины высший государственный орган и объявлял на нем именные указы, но и сам выступал и даже стал инициатором некоторых указов. В частности, Макаров был одним из инициаторов обсуждения вопроса об «обложении крестьян в податях». Как считает Н. И. Павленко, именно при Екатерине влияние Кабинета и его кабинет-секретаря достигло наивысшего авторитета и влияния. В сентябре 1726 г. был подписан именной указ о том, что все учреждения и должностные лица «о всяких вновь важных делах прежде писали в Кабинет, и когда с такими письмами будут посылаться курьеры, а те б являлись прежде в Кабинет». Тем самым ущемлялись прерогативы Верховного тайного совета, что впоследствии стоило Макарову карьеры. 24 ноября 1726 г. Макарову был пожалован чин тайного советника, что свидетельствовало об усилении его влияния на государственные дела.

Продвижение на самый верх бюрократической пирамиды принесло Макарову не только политическое влияние, но и ощутимый материальный достаток. Он стал помещиком, обладателем не менее чем полутора тысячами крепостных. Первый подарок своему кабинет-секретарю сделал еще в 1709 г. Петр I, пожаловав 17 дворов в Брянском уезде. В 1723 г. Макаров получил 110 дворов в Переславль-Залесском и Юрьевском уездах. В 1708 г. он купил у адмирала Апраксина село Богословское в Юрьевском уезде, а в 1716 г. у жены стольника П. М. Долгорукова село Петровское в Переславль-Залесском уезде. В селе Богословском был построен винокуренный завод, вино с которого поставлялось в кабаки. В Москве Макаров владел несколькими лавками, а в 1718 г. в Красном Селе под Москвой была заведена суконная мануфактура. Как кабинет-секретарь Макаров получал жалованье сначала 300, а затем 600 руб. в год. Позднее, будучи президентом Камер-коллегии, он стал получать жалованье 1800 руб. в год.

После смерти Екатерины Кабинет был ликвидирован, а Алексей Васильевич был назначен президентом Камер-коллегии, которая занималась сбором государственных налогов. Удаление от двора означало по существу конец карьеры Макарова. Он превратился в заурядного чиновника. Алексей Васильевич считал инициатором своего падения Меньшикова. При Макарове был составлен новый регламент Камер-коллегии (1731), по которому единицей обложения стал не крестьянский двор, а мужская душа и ответственными за сбор государственных налогов с крестьян стали помещики. С помощью этих мер надеялись повысить собираемость налогов, что, однако, не произошло.

После воцарения Анны Иоанновны Макаров был уволен со службы и с 1731 г. до самой смерти находился под следствием. Первые два доноса (1731 и 1732), в основе которых лежали наветы его бывшего недобросовестного приказчика и одного из родственников, Алексей Иванович легко опроверг. Доносчики пытались дополнить свои личные счеты политическими обвинениями, но сделали это очень неумело, и поэтому сами понесли наказание. Для третьего следствия было использовано сочинение одного из монахов, в котором осуждалась церковная реформа Петра I. Это сочинение было найдено у духовника семьи Макаровых. Недоброжелатели бывшего кабинет-секретаря кабинет-министр Остерман и президент Синода Феофан Прокопович попытались придать обвинению характер заговора против императрицы. Макаров и его семья в 1735 г. были арестованы и находились под домашним арестом. К дому был приставлен караул, никому не разрешалось покидать подворье, все документы изъяты и отправлены в Тайную канцелярию, где тщательно изучались следователями. Все челобитные Макарова на имя императрицы с просьбой «по делу моему милостивое решение учинить» остались без ответа. Следствие продолжалось около пяти лет и прекратилось лишь в 1740 г. после смерти Макарова.

Как видим, к концу жизни таланты Алексея Васильевича, как и многих «птенцов гнезда Петрова», оказались не востребованы. Но его имя в галерее этих славных и талантливых личностей не должно быть забыто.

Литература

Павленко Н. И. Вокруг трона. - М., 1998.

Голиков И. И. Деяния Петра Великого. - Т. XIII. - М., 1840.

Ф. Я. Коновалов

КУСКОВ Иван Александрович

(1765, Тотьма-1823, там же)

Исследователь Аляски и Калифорнии, создатель Форта Росс в Америке.

Сведений о рождении и раннем периоде жизни И. А. Кускова очень немного. Исходным материалом для всех его биографий служит статья тотемского краеведа Е. В. Кичина, появившаяся на страницах «Вологодских губернских ведомостей» в 1848 г. «Иван Александрович Кусков был первоначально тотемский мещанин, - писал Е. В. Кичин. - Он родился в 1765 году, нрав имел веселый. В обхождении с людьми был ласков, в исполнении верен. В 1787 году, 22 лет от роду, он отправился из Тотьмы в разные города Российской империи, достиг Иркутска и там в 1790 году 20 мая заключил контракт с каргопольским купцом, жившим в Иркутске, Александром Андреевичем Барановым».

Договор между ними гласил: «Обще условились, чтобы из нас Баранову взять меня, Кускова, от вышеописанного числа и мне, Кускову, быть при нем, господине Баранове, при коммерческой должности и следовать с ним отсюда до Якутска и до Охотска, с ним же, господином Барановым, в морской вояж ко американским берегам в компанию тамо промысла господина Голикова и Шелихова...». Баранов принимал также обязательство выплачивать И. А. Кускову «один пай суховой звериного и прочего промысла да сверх сего денежной платы по сту рублей за год». Деньги, однако, должен был получать не сам И. А. Кусков, а тотемский купец А. П. Нератов в счет долга в 1690 руб., лежащего на Кускове. Почему образовалась такая большая сумма долга, мы не знаем. Вероятней всего, Кусков пытался на занятые деньги начать в Сибири свой собственный «промысел», но по каким-то причинам не преуспел в этом.

В документе упоминается также «компания» - это знаменитая Российско-Американская компания. Ее основал купец Григорий Иванович Шелихов в 1781 г., и первоначально она называлась «Северо-Восточная компания». Она занималась пушным промыслом на Алеутских островах и побережье Северной Америки. С 1790 г. новым управляющим всех заокеанских территорий Шелихова стал каргопольский купец А. А. Баранов, с чьим именем связан значительный период последующей истории Русской Америки. А. А. Баранову нужен был инициативный помощник, каким и стал для него И. А. Кусков. Позднее, в 1799 г., компания получила монопольное право на освоение всех русских владений в Америке и стала называться «Российско-Американской». Компания вела обширную торговлю, а также проводила мероприятия по закреплению за Россией открытых земель.

19 августа 1790 г. А. А. Баранов и И. А Кусков выехали из Охотска на галиоте «Три святителя». В пути судно потерпело крушение, и они добрались до о. Кадьяк, где находилась центральная база компании, лишь 27 июня 1791 г. Так началась многолетняя эпопея И. А. Кускова по освоению Америки.

Руководить торгово-промысловой деятельностью компании на месте было далеко не простым делом. Помимо организаторских способностей, руководителю требовался еще и твердый характер, чтобы держать в повиновении ту лихую вольницу, которая, как правило, составляла основной костяк промысловиков. Непросто было налаживать отношения и с коренными жителями. И. А. Кусков с самого начала показал себя хорошим организатором. «Баранову недоставало людей для усердного содействия, - писал современник И. А. Кускова К. Т. Хлебников, - один только помощник его Кусков имел лучшие других сведения и образованность».

Один из биографов И. А. Кускова, С. Г. Федорова, делит его жизнь в российских владениях в Америке на два периода: аляскинский (1791-1808) и калифорнийский (1808- 1821). «С самого начала И. А. Кусков часто замещал А. А. Баранова во время его длительных отлучек: он оставался за правителя на Кадьяке (1796 и 1800 гг.), в Ново-Архангельске (1806 - 1808 гг.), был начальником Константиновской крепости в Нучеке (1798-1799 гг.), ... умело управлял русским поселением в заливе Якутат (1802-1803 гг.), проявил незаурядную храбрость, возглавляя байдарочные экспедиции алеутов и исследуя северо-американское побережье от залива Якутат до острова Ситха (1801 г., 1802 г.)». В 1802 г. индейцы-тлинкиты, перебив большую часть жителей, захватили русское поселение на о. Ситха, и в 1804 г. компании потребовалось послать большой отряд, чтобы вновь утвердиться на острове. И. А. Кусков также участвовал в этой экспедиции. Вновь отстроенное поселение получило название Ново-Архангельск.

Прибывший в Ново-Архангельск в 1805 г. один из руководителей Российско-Американской компании Н. П. Резанов вручил И. А. Кускову за его деятельность золотую медаль «За усердие» на Владимирской ленте, а чуть позднее, 12 октября 1806 г., он был указом императора Александра I награжден чином коммерции советника. Награжден был и А. А. Баранов.

Одним из самых интересных событий в истории Русской Америки было основание, по замыслу Резанова и Баранова, русского селения и форта Росс в Калифорнии, на север от бухты Сан-Франциско, в 18 милях к северу от залива Бодега.

Закрепившись на острове Ситха, Н. П. Резанов и А. А. Баранов считали, что для установления торговых отношений с испанскими колониями в Калифорнии компании необходимо иметь в том районе собственную базу.

Реализацией этого плана и занялся И. А. Кусков. С октября 1808 г. до конца 1811 г. И. А. Кусков совершил пять плаваний в Калифорнию, занимаясь промыслами и подбирая место для поселения. Наконец оно было выбрано на берегу небольшой бухты, под 38° северной широты и 123° восточной долготы (по Гринвичскому меридиану), в 18 итальянских милях от порта Сан-Франциско. В августе 1812 г. строительство основных сооружений крепости и домов в поселке при ней было закончено, и 30 августа (11 сентября по новому стилю) над крепостью, которая получила название Форт Росс, был поднят российский флаг. И. А. Кусков был назначен правителем крепости и находился на этом посту до конца 1821 г.

Историк Форта Росс В. Потехин писал в 1859 г.: «Российско-Американская компания, основывая Форт Росс, имела в виду то обстоятельство, что со временем здесь можно будет развить земледелие и молочное скотоводство до такой степени, что хлебом и молочными изделиями можно будет снабжать не только Русскую Америку, но и Камчатку, и Охотское побережье. Если бы этого удалось добиться, то значительно сократились бы расходы на организацию кругосветных плаваний, военные корабли привозили бы только необходимое снаряжение и припасы». К сожалению, хлебопашество так и не удалось развить в значительных размерах. Вместе с тем в колонии были заведены огороды, которые давали в изобилии различные овощи, что было очень важно для снабжения промысловиков компании. Хорошо было развито также скотоводство. В 1821 г. в Форте Росс числилось 187 голов рогатого скота, 736 голов овец, 124 свиньи. В Ново-Архангельск вывозились в значительных количествах солонина, масло, сало, кожи, шерсть. Колонисты занимались также и своим основным делом - морским промыслом.

Самому И. А. Кускову пришлось решать много дипломатических проблем и прежде всего с соседними испанскими колониями. Хотя никаких прав на занятые русскими земли испанцы не имели, но постоянно предъявляли на этот счет свои претензии. В 1817 г. проблема была решена. Между представителем компании и вождями индейских племен был составлен договор, который юридически закреплял передачу русских владений в Калифорнии в собственность Российско-Американской компании.

Одной из забот И. А. Кускова являлось также строительство собственного флота, для чего в колонии имелась судоверфь.

Капитан В. М. Головин, хорошо знавший И. А. Кускова по совместной деятельности, так его характеризовал: «Он такой человек, которому подобного едва ли компания имеет другого в службе, и, если бы во всех ее селениях управляли такие же Кусковы, тогда бы доходы ее знатно увеличились, и она избежала бы многих нареканий, ныне директорами ее без причины претерпеваемых».

В 1821 г. И. А. Кусков вышел в отставку и 4 июля 1823 г. вернулся на родину - в Тотьму. За время 30-летней службы в Америке он подорвал свое здоровье и в октябре 1823 г. умер. Похоронен И. А. Кусков на территории Спасо-Суморина монастыря, но точное местонахождение могилы, к сожалению, не известно.

Имя славного сына земли Вологодской Ивана Александровича Кускова не забыто. В 1990 г. в мемориальном доме И. А. Кускова в Тотьме открыт музей. Его именем названа набережная реки Сухоны. Территория Форта Росс превращена властями штата Калифорния в национальный парк, а сама крепость имеет статус федерального исторического памятника. Большую работу по освещению русского периода в истории Калифорнии проводит Русско-Американское историческое общество, в частности профессор В. П. Петров, профессор Н. И. Рокитянский и Г. П. Третьяков. В день 200-летия Соединенных Штатов Америки - 4 июля 1976 г. - американцы русского происхождения выпустили в свет медаль памяти основателя крепости Росс Ивана Александровича Кускова.

Литература

История Русской Америки (1732-1867): В 3-х тт. / Отв. ред. акад. Н. Н. Болховитинов. - М., 1997-1999.

Кичин Е. В. Иван Александрович Кусков. Биография // Вологодские губернские ведомости. - 1848. - № 8. Часть неофициальная. - С. 83-85.

Петров В. Селение Росс и его основатель Иван Александрович Кусков // Петров В. Русские в истории Америки. - М., 1991. - С. 34-62.

Федорова С. Г. Русская Америка и Тотьма в судьбе Ивана Кускова // Проблемы истории и этнографии Америки. - М., 1979. - С. 299-254.

Ф. Я. Коновалов

Текст свидетельства, выданного Ивану Кускову по окончании службы

«Господин коммерции советник Иван Александрович Кусков издавна продолжал служение свое в Америке, в честь своего имени и на пользу Отечества, за что был взыскан Высшей милостью. Последнее время пребывания его в Америке он начальствовал на берегах нового Альбиона, в селении и крепости Росс; сию крепость он, г. Кусков, сам основал и выстроил, завел в ней корабельную верфь и построил там три купеческих корабля, которые поднесь с великою пользою употребляются и в колониях Российско-Американской Компании. Он среди диких народов, близ крепости, завел скотоводство, огородничество и часть землепашества; он умирил враждующие между собой толпы диких и в продолжение многих лет удерживал сих дикарей в добром союзе с живущими в крепости, и единственно мерами кротости и справедливости. С 1820 года ... он находился под моим начальством, и я с удовольствием, в знак моего душевного уважения сим свидетельствую о благородном поведении, высокой его честности и неуклонной ревности его на пользу общую.

Его опытность и познание местных обстоятельств столь важны, что трудно его заменить кем бы то ни было. Я, с сердечным пожеланием ему всех благ, но с душевным прискорбием, расстаюсь с ним.

Дано в Ново-Архангельске за подписанием моим и приложением печати Российско-Американской Компании. Апреля 20 дня 1822 года.

Его Императорского Величества Всемилостивейшего Государя моего, флота Капитан-Лейтенант и кавалер, Российско-Американских колоний главный правитель Матвей Муравьев».

МИЛЮТИН

Иван Андреевич

(1829, г. Череповец - 4.07.1907, там же)

Крупный промышленник, общественный деятель, почетный гражданин Череповца.

Родился в Череповце в купеческой семье. После окончания Череповецкого уездного училища занялся, как и его отец, торговлей скотом.

В 1853 г. избран гласным городской думы, в 1855 г. - бургомистром Череповецкого городского магистрата. 4.02.1861 г. избран городским головой г. Череповца и прослужил на этой должности до конца своей жизни. «По ходатайству Череповецкого городского общества разрешено (1866, января 5) Министерством внутренних дел иметь навсегда портрет его, господина Милютина, в зале думы, в память потомству за его полезную для общества службу». В 1866 г. «государь император, по всеподданнейшему докладу господина министра внутренних дел, ходатайству Череповецкой городской думы, высочайше соизволил по случаю предстоящего 4 февраля 1886 года 25-летия беспрерывного служения статского советника Милютина череповецким городским головою: ... на украшение имеющегося в зале собрания городской думы портрета статского советника Милютина видами наиболее важных городских сооружений, воздвигнутых в Череповце преимущественным попечением господина Милютина». Практический опыт и знания Ивана Андреевича ценились не только в городе и губернии, но и в правительственных кругах. Он неоднократно приглашался в Петербург в разные комиссии и совещания при министерствах: внутренних дел, финансов, путей сообщения. В частности, в 1867 г. состоял членом комиссии по оказанию помощи голодающим в северной России и активно занимался закупкой хлеба для населения. По преданию, работа в данной комиссии привела к установлению добрых отношений между предприимчивым череповецким купцом и наследником престола, будущим царем Александром III, возглавлявшим комиссию. Милютин работал также в комиссиях, разрабатывавших положение о воинской повинности и новое Городовое положение (1890).

Объектом особого приложения сил Ивана Андреевича как городского головы стала сфера просвещения. Его неустанными заботами она развилась настолько, что о Череповце писали не иначе, как о «Северных Афинах» или «Северном центре народного просвещения». Первым было устроено в 1863 г. женское начальное трехклассное училище. Милютин считал, что изменять нравы горожан нужно начинать с воспитания и обучения девочек - будущих матерей. Тогда же, в 1863 г., на личные средства Милютина было открыто в Череповце техническое училище, которое было одним из первых учебных заведений подобного типа. До 1873 г. Милютин содержал его на собственные средства, выделяя ежегодно до 15 000 руб. В 1873 г. училище было принято в ведение Министерства финансов и, как отмечалось в 1907 г., «поныне является одним из лучших рассадников ученых и дельных мастеров, применяющих свои сведения по различным концам обширной Российской империи». В 1873 г. в Череповце было открыто реальное училище, в 1875 г. - учительская семинария, в 1878 г. - женская гимназия. На эти учебные заведения Милютин также выделял свои собственные средства. В 1887 г. он добился открытия сельскохозяйственного низшего училища и женского профессионального двухклассного училища. Последнее в 1893 г. было преобразовано в пятиклассное с трехгодичным курсом «рукодельно-ремесленных классов» и переименовано в «женское хозяйственно-ремесленное училище». За активную просветительскую деятельность Николай II пожаловал ему чин действительного статского советника, который давал право на потомственное дворянство. Получение общественным деятелем такого высокого чина - случай беспрецедентный в истории России.

Милютин был крупным предпринимателем. Еще в 1860 г. вместе с братом Василием они приобрели в рассрочку пароход «Смелый» и открыли первую пассажирскую линию Рыбинск-Череповец-Чайка. В 1870-е гг. они имели уже более 40 буксирных пароходов и свыше 500 более мелких судов. «Фирма братьев Милютиных, - пишет первый биограф Милютина Ф. И. Кадобнов, - загремела по всей Волге и Мариинской системе и распространила свою деятельность от Баку до Петербурга, и вся Мариинская система была почти вся в одних руках Милютиных». Для того, чтобы проводить волжские баржи без перегрузки их в Рыбинске, благодаря хлопотам Милютина была проведена в 1890-е гг. реконструкция Мариинской водной системы. В Череповце были построены судостроительная верфь и механический завод, которые стали строить суда, в том числе и морские. В 1863 г.

Милютин выступил с инициативой создания Волжско-Камского банка, который открыл свои операции в 1870 г. Кроме того, при нем в Череповце был учрежден городской банк и Общество взаимного кредита уездного земства. Благодаря хлопотам Милютина железнодорожная линия Петербург-Вологда-Вятка прошла через Череповец, и в будущем именно это обстоятельство, а также создание на р. Шексне гавани для разгрузки и погрузки с железной дороги больших волжских барж предопределили превращение Череповца в крупный промышленный центр России.

Успевал Иван Андреевич заниматься и публицистической деятельностью. Из-под его пера вышло несколько брошюр: «Мариинский водяной путь, или Продолжение Волги до Финского залива» (1884), «Белое море и Волга. Записки по поводу Вятско-Двинской железной дороги» (1885), «Значение магистральной линии железной дороги Петербург-Вологда-Вятка в области государственно-экономической и политической» (1898). Из писем, опубликованных в журнале «Русская речь» в 1880 г., Милютин предстает перед нами человеком по-житейски мудрым, рассудительным, пытающимся осмыслить общественные отношения того времени, рассуждающим о соотношении «цивилизации» и «старины», умеющим чувствовать почву и желающим идти по пути прогресса.

В некрологе, помещенном в журнале «Исторический вестник» за 1907 г., он назван «выдающимся общественным деятелем». Кроме того, его биография с портретом была помещена в вышедшем в 1905 г. сборнике «Современная Россия в портретах и биографиях выдающихся деятелей» среди жизнеописаний самых известных людей России того времени (С. Ю. Витте, К. П. Победоносцев, Д. И. Менделеев, И. И. Мечников, В. О. Ключевский, Л. Н. Толстой, Ф. И. Шаляпин, И. Е. Репин и др.).

В 1895 г. еще при жизни И. А. Милютина дума решила поставить ему памятник, но тогда это так и не было исполнено. Лучшим же памятником для И. А. Милютина является сам город Череповец, который является ныне одним из столпов экономики России.

Ф. Я. Коновалов

Из писем городского головы своим согражданам:

«Прежде всего, господа, нам не следует убаюкивать себя мыслью, что, устроив у себя ряд учебных заведений и другие городские учреждения и улучшения, мы уже завершили наши общественные задачи или, по крайней мере, устроились настолько, что уже вправе отдохнуть и ничего более долго-долго не делать. Правда, мы много сделали, но это не значит, что мы закончили свои общественные задачи. Нет, мы только пробудили общество от вековой дремоты, пользуясь для этого исключительно благоприятными условиями нашего времени, столь богатого благими реформами, обновившими всю Россию. Нашим своевременным пробуждением мы приобрели только, так сказать, компас и средства для дальнейшего прогрессивного движения по экономическому пути; но вот на этом-то пути, чем больше мы будем раздвигать старую завесу, заслонявшую свет от жизни, тем боле будут раскрываться пред нами и выступать на очередь все новые и новые интересы нашей семейной и общественной жизни.

...По нашему мнению, если и были, и есть еще до сих пор у нас в России своего рода препятствия к развитию общественной самодеятельности, то_ эти препятствия кроются не столько в объеме дарованных нам прав, кои еще далеко не исчерпаны, сколько в нас самих, в болезни времени, и происходят, главным образом, от нашего прошлого. Это прошлое раздвоило человека и раскололо жизнь на две отдельные половины, из коих одна, вооруженная книжным, теоретическим умозрением, писарством, заправляла порядками, а другая жила в темном лесу, корчевала пни и во всем уповала на волю Божию, чуждаясь всякой мысли о каком-либо прогрессе.

Таким образом, в общественной жизни не было возможности восполнять взаимно друг друга или соединить в одном целом две силы, знание и практику, без которых правильный экономический и умственный рост общества немыслим. Отсюда является понятным и нынешний разлад мыслей с жизнью.

В жизни нашего Череповца, кажется, этот период работы самих над собою - работы над экономическими вопросами - теперь наступил и толкает нас под бока. Преддверие, ведущее к осмысленной жизни, мы прошли; стоим уже у входа в нее. Период подготовки образовательных средств для освещения экономического пути мы почти оканчиваем, а теперь должен наступить период разумного пользования этими средствами, как своего рода могучим орудием для практического разрешения предстоящих нам экономических задач.

...Мы видим, как сама жизнь выдвигает в город людей, выдающихся из общей среды по своей предприимчивости и практической сообразительности и т. п., и эта-то составляющаяся безыскусственно передовая народная сила есть в сущности интеллигенция массы; она в последнее время весьма заметно уже стала придвигаться к интеллигенции общества, а последняя, исполняя высшую миссию, видимо, опускается на землю. Отсюда, конечно, неизбежным последствием явится благотворное сочетание двух элементов: образования и практики в одном лице; тогда только у нас, как и в Америке, наука и знание могут производить свое благотворное влияние на жизнь населения, силы которого воспрянут от дремоты, и тогда закопошится среди его работа в желанном экономическом направлении, производя правильное круговращение во всяком данном районе экономических сил.

Литература

Формулярный список о службе Череповецкого городского головы И. А. Милютина (публикация Г. М. Серединой) // Череповец: Краеведческий альманах. - Вып. 2. - Вологда, 1999. - С. 146-163.

Современная Россия в портретах и биографиях выдающихся деятелей. В пользу больных и раненых воинов на Дальнем Востоке. - СПб., 1905. - С. 126.

Милютин И. А. [Некролог] // Исторический вестник. -1907. - Т. 109. - Июль-сентябрь. - С. 682-684.

Милютин И. А. Письма городского головы города Череповца к свои согражданам // Русская речь. - 1880. - Май. - С. 244-262.

Кадобнов Ф. И. Городской голова // Московский журнал. - 1993. - № 8. - С. 9-11.

Краткий очерк возникновения города Череповца Новгородской губернии и его героический рост за время 50-летней деятельности городского головы И. А. Милютина. 1909 год. Составил Ф. И. Кадобнов (бывший гласный и секретарь думы и управы) // Череповец: Краеведческий альманах. - Вып. 1. - Вологда, 1996. - С. 95-138.

Ф. Я. Коновалов

 

ВЕРЕЩАГИН

Николай Васильевич

(13.10.1839, д. Пертовка, Череповецкий уезд (ныне Череповецкий р-н)  -

13.03.1910, г. Москва)

Общественный деятель, создатель первых русских сыроварен на артельных началах, создатель масла «Вологодское».

Родился в семье потомственного дворянина, отставного коллежского асессора Василия Васильевича Верещагина.

В семье было четыре сына, и все они оставили след в истории России. Второй сын - Василий Васильевич (1842 г. рождения) стал великим русским художником-баталистом. Сергей Васильевич (1845 г. рождения) обнаружил большие способности в рисовании, будучи ординарцем М. Д. Скобелева в годы русско-турецкой войны 1877-1878 гг., удивлял всех храбростью, но, к сожалению, погиб при штурме Плевны. Александр Васильевич (1850 г. рождения) участвовал в русско-турецкой войне 1877-1878 гг., его «военные» рассказы хвалил Л. Н. Толстой, с 1900 г. служил на Дальнем Востоке, вышел в отставку в чине генерал-майора.

Десяти лет Николай был отдан в Морской корпус вместе со своим младшим братом Василием. Во время Крымской войны 1853-1856 гг. молодой гардемарин служил на паровой канонерской лодке Кронштадтского порта. В 1859 г. мичман Н. В. Верещагин получил от своего начальства разрешение посещать вольнослушателем Санкт-Петербургский университет, где слушал лекции на естественном факультете. В 1861 г. он вышел в отставку лейтенантом и поселился в имении родителей. Был избран в мировые посредники Череповецкого уезда.

Д. Магакьян приводит отрывок из письма Николая Васильевича министру земледелия Ермолову, в котором он объясняет причины своего увлечения молочным хозяйством: «Для того, чтобы объяснить, почему я занялся молочным хозяйством и притом не частным делом, а общественным, прошу позволения обратиться к тому времени, когда мне пришлось начать заниматься сельским хозяйством.

По образованию моряк, я при всем желании не мог приучить себя переносить морскую качку и из офицерских классов Морского корпуса перешел в Петербургский университет. Здесь на естественном факультете я, между прочим, посещал лекции профессора Светлова и в его горячей проповеди о травосеянии видел одну из лучших гарантий для обеспечения нашего скотоводства кормовыми средствами. Мне уже тогда рисовалось как жителю одной из северных губерний - Новгородской, что только усиленные заботы об улучшении скотоводства могут поддержать наше хозяйство...».

Средством, которое может способствовать интенсификации и крестьянского и помещичьего хозяйства, Н. В. Верещагин считал сыроварение. Первоначально он попытался заняться сыроварением в отцовском имении, но не смог найти в России хороших специалистов, чтобы они смогли обучить его этому делу. Тогда он уехал в Швейцарию, где в небольшой сырне около Женевы постиг основы сыроварения, а затем у разных специалистов обучался тонкостям ремесла.

Вернувшись в Россию осенью 1865 г., Н. В. Верещагин обратился в Вольное экономическое общество (ВЭО) с предложением «сделать опыт устройства артельных сыроварен». ВЭО поддержало эту идею и выделило средства из капитала, завещанного «на улучшение хозяйств Тверской губернии». Зимой он поселился с женой в полузаброшенной пустоши Александровке, арендовав две избы. Лучшую оборудовали под сырню, другую приспособили под жилье. Н. В. Верещагину важно было на собственном примере показать возможность изготовления в России хорошего сыра и масла.

Здесь же шло и обучение всех желающих. Одновременно Николай Васильевич ездил по окрестным деревням, склоняя крестьян к созданию артельных сыроварен. За два года таких артелей образовалось более десятка. У Н. В.  Верещагина стали появляться ученики. Один из его учеников А. А. Калантар свидетельствовал, что Николай Васильевич умел увлекать людей своими идеями, и они становились его помощниками и продолжателями дела. В частности, он привлек бывших моряков Н. И. Бландова и Г. А. Бирюлева, которые стали его соратниками в развитии сыроварения, а позднее и крупными коммерсантами.

В начале 1870 г. Н. В. Верещагиным была подана докладная записка в Министерство государственных имуществ о необходимости устройства в России школы молочного хозяйства, и в 1871 г. в с. Едимонове Тверской губернии такая школа была создана. Кроме грамоты и счета, в Едимонове учили делать сгущенное молоко, честер, бакштейн, зеленый и французские сыры, сливочное масло; велись опыты со швейцарским сыром; голландский и эдамский сыры готовили в филиале школы в с. Коприно (Ярославская губерния). Едимоновская школа существовала до 1894 г. и за этот период подготовила более 700 мастеров.

Среди учителей Едимоновской школы была и семья голштинцев Буман. Когда закончился срок их контракта, Верещагин помог им открыть собственную маслодельню под Вологдой. Они принимали стажеров из Едимонова и держали собственных подмастерьев. За 30 лет Буманы обучили около 400 мастеров. На базе их образцового хозяйства в 1911 г. был создан Молочный институт - первое подобное учреждение в России (в настоящее время - Молочнохозяйственная академия им. Н. В. Верещагина).

Н. В. Верещагину принадлежит заслуга в создании способа изготовления уникального масла, которое он называл «Парижским». Вкус этого масла достигался за счет кипячения сливок и был схож со вкусом масла, изготавливаемого в Нормандии. Появившееся на рынке в Петербурге «Парижское» масло заинтересовало шведов, которые, узнав технологию его изготовления, стали делать такое же масло у себя и назвали его «Петербургским». Название «Вологодское» данное масло получило лишь в 1939 г. согласно приказу Народного комиссариата мясной и молочной промышленности Союза ССР «О переименовании названия «Парижского» масла в «Вологодское».

Постепенно деятельность Н. В. Верещагина стала приобретать общественное признание: продукция организованных им сыроварен и маслодельных артелей получает награды на выставках, его приглашают выступить с докладами на заседаниях ВЭО, избирают в члены Московского общества сельского хозяйства (МОСХ). На международной выставке молочного хозяйства в Лондоне в 1880 г. русский отдел был признан экспертами лучшим, а Н. В. Верещагин получил большую золотую и три серебряные медали и первую премию за сыр «честер».

Естественно имелись и скептики, которые считали, что российский скот в силу своих генетических особенностей не может быть высокопродуктивным, поэтому начинания Н. В. Верещагина обречены на неудачу. Н. В. Верещагину пришлось организовать три экспедиции для обследования русского скота, чтобы реабилитировать «ярославок» и «холмогорок».

Больших усилий стоила работа по воздействию на культуру крестьян.

Технология изготовления сыра требует особой чистоты, а крестьяне часто сдавали молоко в грязной посуде, нередко разбавленное, от больных коров. Пришлось налаживать систему проверки качества молока.

Сложной была ситуация с кредитованием артелей. Правительство, боясь, что в деревне может развиться ростовщичество, ограничивало возможности получения банковских ссуд крестьянами. Верещагину пришлось добиваться разрешения на ссуды молочным артелям от Госбанка под вексель поручителя. Кроме того, вместе с «князем-кооператором А. И. Васильчиковым они начали создавать ссудно-сберегательные товарищества взаимного кредита.

Чтобы шире распространить свои идеи, Н. В. Верещагин начал выступать в печати. Его статьи стали появляться в ежегодниках ВЭО. В сентябре 1878 г. по его инициативе начала выходить газета «Скотоводство». Правда, просуществовала газета недолго - чуть больше двух лет. Позднее Н. В. Верещагиным был основан «Вестник русского сельского хозяйства», который издавался двенадцать лет. Там было опубликовано 160 статей Николая Васильевича.

Став в 1889 г. председателем Комитета скотоводства при МОСХе, Верещагин ввел в практику ежегодные выставки областного крестьянского скота, что заставило заниматься этим делом и земства.

Все крупнейшие Всероссийские выставки сельского хозяйства (Харьков, 1887, 1903; Москва, 1895), художественно-промышленные выставки (Москва, 1882; Нижний Новгород, 1896) и другие имели отделы скотоводства, молочного хозяйства и демонстрационный отдел, устроенные (полностью или частично) Верещагиным. В демонстрационных отделах ученики из школы в Едимонове делали сыр и масло на глазах посетителей

Кроме выставок, пропаганду среди крестьян вели передвижные маслодельни и отряд датских мастеров, выписанный Министерством государственных имуществ. Работой датчан руководил выдающийся практик К. X. Риффесталь, привлеченный Верещагиным в 1891 г.

С широким развитием маслоделия и сыроварения большой проблемой стала доставка готовых продуктов потребителям, особенно заграничным. Н. В. Верещагин немедленно вступает в, казалось бы, безнадежную борьбу. Он обращается с проектами и ходатайствами к железнодорожным компаниям, к правительству с требованием создания вагонов-холодильников, понижения тарифов на перевозку скоропортящихся грузов, ускорения скорости их продвижения, указывает на международный опыт и т. д. Благодаря его настойчивости перевозка молочных продуктов постепенно стала в России образцовой.

Усилия Н. В. Верещагина стали приносить результаты. До начала его деятельности Россия практически не вывозила в Европу сливочного масла. В 1897 г. его экспорт составил более 500 тыс. пудов на сумму 5,5 млн. рублей, а в 1905 г. - уже 2,5 млн. пудов на сумму в 30 млн. рублей. И это не считая продуктов, которые потреблял внутренний рынок. Интересы развития молочного хозяйства стали учитываться Министерством образования, Министерством путей сообщения, Главным управлением торгового мореплавания и портов, другими ведомствами. Нормой стали междуведомственные совещания и заседания Государственного совета по вопросам развития маслоделия.

В последние годы жизни Николая Васильевич отошел от практической работы, передав ее своим сыновьям. Последним его делом стала подготовка русского отдела молочного хозяйства для Всемирной выставки в Париже (1900). Экспонаты отдела получили множество высших наград, а весь отдел в целом - почетный диплом.

Жизнь Николая Васильевича Верещагина - это жизнь подвижника, фактически создавшего в России новую отрасль народного хозяйства: маслоделие и сыроварение. Не имея средств и влиятельных связей, одной лишь силой убеждения и личного примера он сумел всколыхнуть в чиновничьих кругах, земстве, крестьянских хозяйствах многих губерний интерес к повышению эффективности молочного скотоводства путем углубленной переработки молока. Результатом его деятельности стало вхождение России в начале XX в. в число ведущих мировых экспортеров масла.

Литература

Малыгина И. Н. Н. В. Верещагин - организатор первой в России школы молочного хозяйства // Актуальные проблемы переработки молока и производства молочных продуктов. - Вологда, 1989. - С. 4.

Верещагин Н. В. [Некролог] // Исторический вестник. - 1907. - Апрель. - С. 349-350.

Магакьян Д. Первые российские сыроварни // Наука и жизнь. - 1981. - № 7. - С. 116-120.

Гутерц А. В. О Николае Васильевиче Верещагине // Кооперация. Страницы истории. - Т. 1. - Кн. 1. - 30-40-е годы XX - начало XX в. - М., 1999. - С. 441-450.

Ф. Я. Коновалов

ЛЕДЕНЦОВ Христофор Семенович

(24.07.1842, г. Вологда - 31.03.1907, г. Москва)

Общественный деятель, крупный предприниматель, меценат.

Родился в Вологде в семье купца первой гильдии Семена Алексеевича Леденцова. Окончил Вологодскую губернскую гимназию (1860) и с похвальным листом Московскую практическую Академию коммерческих наук (1862). Для продолжения образования выбрал Кембриджский университет, для чего отправился в Англию, но семейные проблемы вынудили его вернуться в Россию. Женитьба породнила его с семьей известных вологодских купцов Белозеровых. От отца он унаследовал довольно значительный капитал и умело его умножил. Был владельцем винокуренного завода, нескольких доходных домов, один из которых находился в Петербурге, имел магазин в Вологде, занимался торговлей льном и пушниной. Но основное богатство принесли ему акции железных дорог, для того времени, пожалуй, самые доходные. Как и все купцы того времени, Леденцов считал себя обязанным часть заработанных денег возвращать обществу, поэтому благотворительная деятельность была для него естественной. С 1869 г. он входил в состав комитета Скулябинского дома призрения, а 1 сентября 1884 г. открыл богадельню, построенную на средства его отца, в то время уже покойного.

С образованием Вологодской городской думы в 1871 г. Христофор Семенович избирается ее гласным, а с 1883 по 1887 г. занимает должность городского головы. 14 марта 1885 г. он выступил на собрании гласных Вологодской городской думы с предложением создать в городе ломбард: «Я считаю предметом существенной важности и обязательной необходимости, - сказал он, - учредить при городском общественном банке кассы ссуд или городской ломбард. Учреждение такого ломбарда имело бы своей задачей, если не уничтожение, то по крайней мере значительно уменьшить ростовщичество, достигшее у нас громадных размеров...». У думы, однако, не оказалось денег для создания такого учреждения, и X. С. Леденцов пожертвовал в основной капитал причитающееся жалованье городского головы - 6162 руб. 72 коп. Городской ломбард открылся 25 октября 1888 г. – это было первое учреждение подобного рода в России. Устав вологодского ломбарда стал образцом при создании ломбардов в других городах.

В 1887 г. после смерти жены X. С. Леденцов переехал на жительство в Москву. Как общественного деятеля его уже интересовали другие проблемы. В 1897 г. он писал: «Я бы желал, чтобы не позднее 3 лет после моей смерти было организовано Общество, если позволено так выразиться, «друзей человечества». Цель и задачи такого Общества - помогать по мере возможности осуществлению, если не рая на земле, то возможно большего и полного приближения к нему. Средства, как я их понимаю, заключаются только в науке и возможно полном усвоении всеми научных знаний».

Идеализация науки не была чем-то новым для того времени, и X. С. Леденцов не был здесь первооткрывателем. Рациональный взгляд на мир завоевывал тогда все большую популярность. Казалось, что найден метод, с помощью которого можно быстро продвинуться к установлению гармонии в общественных отношениях. Правда, одни считали, что в первую очередь необходимо менять основы общественного устройства, другие, к которым относился и X. С. Леденцов, первоочередным считали улучшение материальной базы. Наука виделась той силой, которая позволит осуществить быстрый технический переворот, что, в свою очередь, позволит одеть и накормить всех страждущих, а значит, и дать им счастье. Иными словами, Леденцова захватил сам дух эпохи. «Я не хочу дела благотворения, исцеляющего язвы людей, случайно опрокинутых жизнью, я ищу дела, которое должно коснуться самого корня человеческого благополучия».

В 1900 г. Леденцов передал Русскому техническому обществу 50 тыс. руб. для создания Технического музея содействия труду и был избран председателем его правления. Музей занимался просветительской деятельностью (организовывал лекции, издавал литературу, выпускал периодические издания) и позднее много способствовал созданию первых профсоюзных организаций в России. Но это было не то, к чему стремился X. С. Леденцов, и он начал продумывать новые организационные формы стимулирования научных исследований.

В 1903 г. вместе с ректором Московского университета А. А. Тихомировым и директором Московского технического училища С. А. Федоровым они составляют проект устава Общества содействия успехам опытных наук.

Однако регистрация общества встретила препятствия в правительстве, которое опасалось, что так же, как и музей, оно станет рассадником смуты. Леденцову так и не удалось увидеть свое детище в действии. Тяжело больной, он уехал лечиться в Швейцарию и 31 марта 1907 г. умер в Женеве. Его тело было перевезено в Вологду и предано земле на Введенском кладбище.

Но еще до отъезда он составил завещание, в котором в случае смерти все его имущество должно было быть продано, а деньги - составить особый неприкосновенный капитал «имени X. С. Леденцова», поступающий в распоряжение Московского университета и Московского технического училища. Доход с этого капитала необходимо было использовать на деятельность создаваемого при этих вузах Общества содействия успехам опытных наук. Цель Общества, по мнению Леденцова, должна выражаться «преимущественно в пособиях тем открытиям и изобретениям, которые при наименьшей затрате капитала могли бы принести возможно большую пользу для большинства населения, причем эти пособия должны содействовать осуществлению и проведению в жизнь упомянутых открытий и изобретений, а не следовать за ними в виде премий, субсидий, медалей и тому подобного».

Иными словами, главную задачу своего Общества Леденцов видел не в награждении ученых и изобретателей, а во внедрении открытий и изобретений в жизнь.

24 февраля 1909 г. устав Общества наконец-то был утвержден, а 17 мая состоялось его первое общее собрание, на котором единогласно было решено присвоить Обществу имя X. С. Леденцова. Академик И. П. Павлов писал: «Общество с обширной жизненной программой и с практическим способом ведения дела... представляется мне огромным небывалым фактором русской жизни... Леденцовское общество, очевидно, вынесла новая волна, самая высокая из подымавшихся до сих пор, волна общечеловеческого интереса, и не платонического только в сторону опытных наук и их жизненных приложений, волна, пробегающая по всему культурному миру». В совет Общества вошли: С. А. Федоров (председатель), А. А. Мануйлов (ректор Московского университета), профессора университета и технического училища Н. А. Умов, П. Н. Лебедев, В. И. Вернадский, К. А. Тимирязев, Н. Е. Жуковский, С. А. Чаплыгин, А. Н. Крылов и многие другие известные ученые. Ежегодные доходы Общества от неприкосновенного капитала X. С. Леденцова составляли от 100 до 200 тыс. руб. в год, а сам капитал к 1914 гг. - 1 881 230 руб.

Результаты деятельности Общества впечатляют: была построена и оборудована физиологическая лаборатория И. П. Павлова в Петербурге, аэродинамическая лаборатория Н. Е. Жуковского в Московском университете и лаборатория для испытания гребных винтов и моделей самолетов при Московском техническом училище (впоследствии на ее основе возник ЦАГИ). В 1916 г. на Миусской площади было выстроено специальное здание для научного института общества, в котором открылся Институт биофизики и физики. Позднее из них выделились Институт физики Земли, Институт рентгенологии и радиологии, Институт стекла и др. Общество субсидировало также исследования отдельных ученых, в частности В. И. Вернадского (исследование радиоактивных минералов), К. Э. Циолковского (опыты по дирижаблестроению), А. Е. Чичибабина (получение медицинских препаратов из отходов нефти), издавало научные труды, вело патентование изобретений и открытий.

События Октября 1917 г. и последующие общественные катаклизмы привели к закрытию Леденцовского общества, а капитал его был национализирован. Однако накопленный Обществом потенциал был так велик, что на основе его патентного отдела было создано патентное бюро, положившее начало патентоведению в советское время.

К сожалению, имя X. С. Леденцова надолго было забыто, и лишь после публикаций журналиста В. Рыбникова оно вновь стало привлекать к себе внимание. Немногим удается оставить заметный след не только в местной, но и в российской истории. Христофор Семенович Леденцов стал одним из таких людей. В некоторых газетных статьях его именуют «русским Нобелем». На надгробии, выполненном из дорогого черного гранита, мы можем прочитать слова из его завещания: «Наука - средство, ведущее к возможному благу человечества» и «При наименьшей затрате капитала принести возможно большую пользу большинству населения». Имя Леденцова носит Фонд поддержки изобретательства и рационализаторства Всероссийского общества изобретателей и рационализаторов.

Литература

Христофор Семенович Леденцов (К 150-летию со дня рождения). - Вологда, 1992.

Второв О. А. Личный почетный гражданин России // ЭКО. 2000. - № 8. - С. 134-143.

Лишевский В. П. Меценат науки // Вестник Российской Академии наук. - 2000. - Т. 70. - №. 1. - С. 60-62.

Ф. Я. Коновалов

РУХЛОВ

Сергей Васильевич

(24.07.1852, г. Вологда - 31.10.1918, г. Пятигорск)

Государственный деятель.

Сергей Васильевич Рухлов сделал ошеломляющую карьеру в царской России. От рядового чиновника он дослужился до министра и члена Государственного совета, получил высший в то время чин действительного тайного советника и почетное звание статс-секретаря, которое давалось только за большие заслуги. Даже при наличии высоких покровителей сделать такую карьеру было нелегко, а он, по крайней мере в начале карьеры, таковых не имел. А. В. Круглов приводит слова, сказанные С. В. Рухловым: «Уверяю вас, что никакой даже идеи о карьере у меня не было, я вовсе не думал о ней. У меня была привычка, какое бы дело ни подвернулось, делать его как следует, вполне добросовестно, вот и все. Меня интересовало справиться с задачей не как-нибудь, а непременно хорошо. Вот и весь секрет моей карьеры».

Родился Сергей Васильевич в г. Вологде. Окончил Вологодскую мужскую гимназию (1870), затем юридический факультет Санкт-Петербургского университета со степенью кандидата права. В 1873 г. он начал службу в Министерстве внутренних дел, затем с 1879 г. служил в Министерстве юстиции в Главном тюремном управлении старшим делопроизводителем, инспектором, дослужился до чина действительного статского советника.

Именно здесь он обнаружил свои административные способности. Не случайно ему было поручено участвовать в подготовке нового издания «Устава о ссыльных и содержащихся под стражей». Составление этого документа требовало не только юридических знаний, но и понимания государственной политики, умения ориентироваться в ведомственных отношениях, знания судебной практики и др. Кроме того, им был подготовлен «Систематический сборник узаконений и распоряжений по тюремной части». Оба издания он готовил вместе со своим коллегой по Главному тюремному управлению, будущим премьер-министром и министром финансов В. Н. Коковцовым, который начал службу в этом ведомстве почти одновременно с С. В. Рухловым. В тот период Коковцов занимал пост помощника начальника Главного тюремного управления.

В 1892 г. Сергей Васильевич был назначен помощником статс-секретаря Государственного совета в отделение государственной экономии, в 1895 г. - и. д. статс-секретаря, а в 1897 г. - статс-секретарем. Государственный совет являлся высшим законосовещательным учреждением в стране (до 1906 г.), состоявшим из нескольких департаментов, в которых проводилось предварительное обсуждение законопроектов специалистами перед внесением их в общее собрание совета. В 1903 г. он был назначен товарищем (заместителем) главноуправляющего торговым мореплаванием и портами. Это было вновь создаваемое ведомство, выделенное из Министерства финансов, возглавил его великий князь Александр Михайлович, поэтому практическая работа по его организации почти всецело легла на плечи С. В. Рухлова. В октябре 1905 г. Главное управление было передано во вновь созданное Министерство торговли и промышленности, и Рухлова назначили членом Государственного совета.

По своим политическим взглядам Сергей Васильевич был довольно консервативен. В силу своей деятельной натуры он считал, что патриотически настроенным консерваторам необходимо организоваться для противодействия очень активно действующим революционерам и либералам. Именно поэтому с образованием партий он вошел в состав членов «Союза русского народа», был одним из инициаторов создания монархического «Всероссийского национального союза».

Не забывал Сергей Васильевич и своей родины. В 1905 г. в Вологде возник Северный кружок любителей изящных искусств. Рухлов, который приезжал отдыхать в свое имение - село Новое, расположенное на берегу р. Сухоны, помогал этому кружку, в том числе и материально. Для его коллекции он также передал свой портрет, сделанный учеником И. Е. Репина Куликовым. Эта картина сохранилась до настоящего времени и находится в Вологодской областной картинной галерее.

В 1909 г. Сергей Васильевич был назначен на пост министра путей сообщения. Председателем Совета министров был в тот период П. А. Столыпин, которому Рухлов был во многом близок по политическим взглядам. Не исключено, что кандидатуру нового министра подсказал Коковцов, являвшийся тогда министром финансов. С. Ю. Витте, который не стеснялся критически отзываться о высших чиновниках и который, судя по всему, не относился к числу доброжелателей Рухлова, высказался о нем так: «Нынешний министр путей сообщения Рухлов - чиновник очень умный, толковый, из простых мужичков, что, конечно, делает ему честь, человек с характером, но, к сожалению, не знающий железнодорожного дела; вообще, он склонен скорее плыть по течению, нежели против течения, хотя бы движение против течения и было правильно». Последнее не очень-то подходит к Рухлову, потому что, несмотря на разногласия с занявшим после убитого Столыпина пост председателя Совета министров В. Н. Коковцовым, Рухлов твердо держался своей линии. В частности, одним из вопросов, по которым они расходились, был вопрос о собственнике железных дорог. С. В. Рухлов считал, что они должны быть в собственности государства и много делал для этого. Видимо, именно расхождение во взглядах по многим позициям привело к охлаждению отношений между ними в период премьерства Коковцова. Министром путей сообщения Рухлов был до 1915 г.

С началом революционных событий Сергей Васильевич уехал на Кавказ в свое имение под Пятигорском. Но волна террора докатилась и до тех мест. 29 августа 1918 г. он был арестован в Ессентуках ЧК Северного Кавказа и содержался в Пятигорске в составе группы заложников по делу «О покушении на жизнь вождей пролетариата», а 31 октября 1918 г. расстрелян.

Писатель и издатель А. В. Круглов в заметке, посвященной 40-летнему юбилею государственной службы С. В. Рухлова, писал о нем: «Он на всяком посту - работал, служил не ради карьеры, а сознавая свой долг перед страной, желая быть насколько только возможно полезным родине. Он весь уходил в труд, жил до увлечения, служба не была для него тяжелой обязанностью, он отдавался ей с тем же чувством внутреннего удовлетворения, какое ощущает и писатель, и художник, творящий и созидающий. Забывая о себе, горя, можно сказать, он был счастлив за работой, несмотря на все утомление, какое несет она, ответственная, трудная, вечно волнующая. Она забирала всего его - сначала простого чиновника, а потом уже сановника. Это не белоручка, а неустанный работник... таков же был он всегда, еще и в юности, еще на школьной скамье. Он не умел ничего делать вполовину, относиться к чему-либо слегка, без особого интереса. У него не было маленького дела, всякое дело... было для него важным».

Литература

А.В.К. [Круглов А. В.] На службе Родине (По поводу 40-летнего юбилея С. В. Рухлова) // Светоч и дневник писателя. 1914. - Январь. - С. 125-126.

Государственный совет. 1906-1909. - СПб., 1907. - С. 105.

Государственные деятели России XIX - начала XX в. Биографический справочник. - М., 1995. - С. 164.

Витте С. Ю. Избранные воспоминания. - М., 1991. - С. 177.

Ф. Я. Коновалов

КУДРЯВЫЙ

Виктор Андреевич

(23.11.1860, г. Вологда - 28.05.1919, там же)

Общественный и государственный деятель.

Родился в Вологде в дворянской семье, крещен в церкви при Вологодской духовной семинарии. Отец, Андрей Николаевич, дослужился до чина полковника, мать, Мария Федоровна, - помещица. В семье, кроме Виктора, было еще три сына: Николай, Владимир и Лев.

В 1879 г. Виктор поступил, а в 1885 г. окончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета. Еще будучи студентом, он женился. Женой его стала дочь купца Ольга Захаровна. У них было трое детей: сыновья Сергей (1885 г. р.) и Андрей (1889 г. р.) и дочь Мария (1886 г. р.).

Около трех лет В. А. Кудрявый в качестве помощника присяжного поверенного занимался адвокатской практикой в Петербурге, но за политическую деятельность (на его квартире в 1886 г. собирались члены кружка Н. Н. Шелгунова) был привлечен к дознанию, и по повелению императора Александра III от 27 сентября 1887 г. ему пришлось отбывать двухмесячное заключение в вологодской тюрьме. Затем он был выслан в административном порядке в Грязовецкий уезд. Поселился в своем имении Коротыгино и занимался сельским хозяйством.

25 октября 1888 г. на сессии Грязовецкого уездного земского собрания В. А. Кудрявый был избран мировым судьей 2-го участка, но Правительствующий сенат не утвердил его в этой должности. В октябре 1891 г. земским собранием В. А. Кудрявый был избран и вскоре утвержден вологодским губернатором председателем Грязовецкой уездной земской управы, которую возглавлял три срока. В 1894 г. указом Правительствующего сената он был утвержден в чине губернского секретаря, в 1895 г. произведен за выслугу лет в коллежские секретари, а в 1897 г. получил чин титулярного советника. Имел и награды: в 1896 г. он был награжден серебряной медалью в память в Бозе почившего Александра III, в 1897 г. - бронзовой медалью за труды по всеобщей переписи населения, в 1899 г. – орденом св. Анны 3-й степени.

В феврале 1900 г. Вологодским губернским земским собранием В. А. Кудрявый большинством голосов был избран на должность председателя губернской земской управы, а в феврале 1904 г. переизбран на новый срок. Новое избрание министр внутренних дел, однако, не утвердил, считая Виктора Андреевича настроенным оппозиционно к существующей власти. К этому у министра были основания. Вологодское губернское жандармское управление представило сведения о политической неблагонадежности В. А. Кудрявого, который был замечен в общении с политическими ссыльными В. А. Ждановым, П. П. Румянцевым, Б. В. Савинковым, П. Н. Щеголевым и др.

Потеряв службу, Виктор Андреевич решил на некоторое время уехать в Петербург. В Вологде он был уже заметным общественным деятелем, поэтому вологодские земцы, не имея возможности иным путем протестовать против решения министра, демонстративно устроили ему в помещении губернской земской управы прощальный обед, на котором выступили земский начальник Грязовецкого уезда Лавров, земский техник Ильин, земский врач В. Грабовский, ссыльный социал-демократ И. А. Саммер. Это было время так называемой «банкетной кампании», поэтому речи названных лиц, скорее всего, носили оппозиционный характер.

В Петербурге В. А. Кудрявому устроиться на службу в общество «Надежда», как он рассчитывал, не удалось, но удалось установить контакты с московскими земцами-либералами, и 6-9 ноября 1904 г. он присутствовал на втором съезде земских деятелей. Съезд принял резолюцию, в которой потребовал от власти обеспечения «свободы совести и вероисповедания, свободы слова и печати, а также свободы собрания и союзов». Большинство членов съезда высказались также за создание выборного органа из народных представителей в осуществлении законодательной власти. Под этой резолюцией стояла и подпись В. А. Кудрявого.

Возвратившись в Вологду, Виктор Андреевич 25 января 1905 г. получил свидетельство частного присяжного поверенного при Вологодском окружном суде. Вскоре он был избран гласным Вологодской городской думы на 1905-1909 гг., а в мае 1909 г. Вологодское губернское земское собрание вновь избрало его на должность председателя Вологодской губернской земской управы. В этой ситуации министру внутренних дел пришлось подчиниться требованию вологодской общественности и утвердить В. А. Кудрявого в должности.

Во время руководства В. А. Кудрявым губернской управой Вологодское губернское земство предприняло проведение масштабных работ - подворное обследование крестьянских хозяйств губернии. Эти работы были начаты еще тогда, когда В. А. Кудрявый возглавлял Грязовецкую земскую управу. Грязовецкий уезд был первым при проведении подворных обследований; на нем отрабатывались программа и методика сбора сведений. Итоги этой работы опубликованы. Они содержат полное статистическое описание всех деревень Грязовецкого, Кадниковского, Вологодского, Тотемского, Вельского и Великоустюгского уездов. По остальным уездам сведения, к сожалению, не были обработаны.

В 1906 г. В. А. Кудрявый был избран от вологодского земства в состав Государственного совета. Как известно, после Манифеста 17 октября 1905 г. Госсовет был преобразован в одну из палат российского парламента. Законодательство гласило: «Никакой закон не может восприять силы без одобрения Совета и Думы». Часть членов Госсовета царем назначалась, другую часть составляли выборные от духовенства, дворян, земств, а также представители науки, торговли и промышленности. Избирали в члены Госсовета на 9 лет. В. А. Кудрявый вошел в состав его выборной части.

Виктор Андреевич стоял и у истоков создания вологодской группы партии народной свободы. В Вологде он пользовался репутацией известного либерала, и, возможно, в отместку за его активную оппозиционную деятельность в сентябре 1910 г. его дом ночью был подожжен неизвестными.

В сентябре 1911 г. В. А. Кудрявый привлекался к суду, но содержание обвинения установить не удалось. В 1912 г. случилось еще одно несчастье - умер его старший сын Сергей, известный социал-демократ.

Его общественная и земская деятельность была разнообразна: он был членом Вологодского общества изучения Северного края (с ноября 1913 г.), избирался председателем правления городской публичной библиотеки (март 1914 г.), но не был утвержден губернатором, состоял членом Вологодского губернского комитета общеземского союза (с августа 1914 г.) и т. д.

В первой половине 1915 г. В. А. Кудрявый какое-то время находился на фронте, но поскольку по возрасту он уже не мог быть призван в армию, то, возможно, это было как-то связано с деятельностью земского и городского союза.

В августе 1915 г. на заседании чрезвычайного губернского земского собрания В. А. Кудрявый был избран членом губернской земской управы.

В этом качестве он присутствовал в октябре 1915 г. на заседании областного комитета Всероссийского союза городов, а в январе 1916 г. в Москве на районном совещании уполномоченных по продовольственному делу.

После Февральской революции он сразу же вошел в состав Вологодского губернского временного комитета, а 4 марта 1917 г. был избран его председателем. Но на этой должности он находился недолго. 6 марта

1917 г. В. А. Кудрявый был утвержден Временным правительством в должности губернского комиссара и занимал этот пост до 26 января 1918 г.

После перехода власти в руки Вологодского Совета рабочих и солдатских депутатов В. А. Кудрявый выступил с публичным протестом против установления Советской власти в губернии, однако участия в борьбе против новой власти не принял.

В мае 1919 г. Виктор Андреевич заболел оспой и 28 мая умер. 29 мая он был похоронен на Введенском кладбище. Точное место могилы в настоящее время неизвестно. Извещение о смерти вологодская газета «Красный Север» поместила на первой странице, что свидетельствует о том, что новые власти пытались отдать должное общественному деятелю, известному не только на местном, но и на общероссийском уровне.

Литература

Государственный Совет. 1906-1909. - СПб., 1907. - С. 183.

Второй съезд земских деятелей в С.-Петербурге, 6-9 ноября 1904 г. Б/м, б/г.

Деятели России. 1906. Б/м, б/г. - С. 29. (портрет).

Маляков А. Памяти Кудрявого // Красный Север. - 1919. - 31 мая.

Ф. Я. Коновалов, О. Г. Сурмачев

 

ЛОБЫТОВ

Михаил Григорьевич

(24.05. 1907, с. Слобода Белозерского у. - 05. 11. 1998, г. Вологда)

Председатель колхоза «Родина» Вологодского района,

дважды Герой Социалистического Труда.

Михаил Григорьевич Лобытов родился в семье крестьянина в селе Слобода Белозерского уезда, входившего тогда в состав Новгородской губернии. Долгим был его жизненный путь, и весь он связан с жизнью и проблемами северной вологодской деревни.

Начало сознательной жизни Михаила Григорьевича совпало со временем коренных перемен в общественном устройстве страны и его родного края. С тринадцати лет он начал трудовую деятельность в качестве рабочего Шольского лесозавода. Был затем продавцом, позже - заведующим магазином рабочего кооператива. С 1930 г. началась работа М. Г. Лобытова в советских органах Шольского района, входившего поначалу в состав Ленинградской, а с 1937 г. - Вологодской области. Он работал инспектором и заведующим финансовым отделом райисполкома, заведующим орготделом, секретарем, а впоследствии и председателем райисполкома. В 1932 г. был принят в члены ВКП(б), в 1947 - поступил в Ленинградскую областную партийную школу. По ее окончании был в 1949 г. избран председателем Вологодского райисполкома и проработал на этом посту около пяти лет. Однако затем М. Г. Лобытов решился круто переломить ход своей жизни, в которой начался новый, самый важный ее этап.

Пережившее страшные военные годы коллективизированное сельское хозяйство Вологодской области находилось в нелегком положении: бесправные и нуждающиеся люди, выживавшие лишь за счет личных подсобных хозяйств, запущенные поля, пораженный бескормицей скот... Теряя последние жизненные перспективы, колхозники уходили в город. Надежды на лучшее появились после сентябрьского (1953 г.) Пленума ЦК КПСС, наметившего меры по подъему сельского хозяйства и уровня жизни населения деревни.

В этой непростой обстановке Михаил Григорьевич принял принципиальное решение, определившее всю его дальнейшую жизнь. Он решил стать руководителем одного из отстающих, находящихся в сложном положении колхозов с тем, чтобы вывести его в число передовых хозяйств. Коммунисту Лобытову было предложено возглавить колхоз им. Ворошилова Вологодского района. В этом был дальний расчет: земли колхоза располагались вблизи южных окраин областного центра и при умелом хозяйствовании могли бы стать мощной базой снабжения его жителей продовольственными продуктами. В январе 1954 г. М. Г. Лобытов на общем колхозном собрании был избран председателем этого хозяйства. Именно на этом посту за долгих тридцать три с половиной года Михаил Григорьевич ярко проявил свои способности, исполнил жизненное предначертание.

Колхоз им. Ворошилова был образован в 1948-1950 гг. в результате укрупнения ряда мелких хозяйств. Позже, в конце пятидесятых годов, при очередном укрупнении к нему был присоединен соседний колхоз «Родина», и с тех пор это название закрепилось за объединенным хозяйством. Тогда же, в начале пятидесятых годов, дела в колхозе не ладились. Средний надой молока от коровы составлял менее одной тысячи кг. Поля заросли кустарником и мелколесьем и давали крайне скудные урожаи. В первую же зиму председательства Лобытова нечем было кормить колхозных коров, и новый руководитель хозяйства дал команду пустить в ход солому с крыш колхозных построек...

Энергия председателя, его предприимчивость, умение найти подход к людям дали плоды. Колхозники поверили в возможность успеха. Председателю удалось подобрать кадры ведущих специалистов, сплотить вокруг себя единомышленников, которые успешно справлялись с порученными им делами. Уже в пятидесятые годы колхоз стал передовым. Этому немало способствовало упразднение машинно-тракторных станций и продажа техники хозяйствам. Были выстроены новые коровники, постепенно механизировали труд работников животноводства, были организованы горячие обеды за казенный счет для полеводов. Обильные плоды дали расчистка пашни и лугов от кустарников и мелколесья, внесение в почву органических и минеральных удобрений, строгое соблюдение севооборотов, осушение переувлажненных земель точное выполнение всех приемов агротехники.

Новые возможности для развития сельского хозяйства появились в середине шестидесятых годов, когда озабоченное застоем в сельскохозяйственном производстве союзное правительство наметило ряд мер по его развитию и стимулированию труда колхозников. В 1967 г. в колхозе «Родина» был введен внутрихозяйственный расчет. Картофеля стали получать более 200 ц с га, льноволокна - по 9 ц. В 1971 г. колхоз был награжден орденом Трудового Красного Знамени. В 1977 г. от каждой из тысячи двухсот коров было получено в среднем почти по 4,6 тыс. кг молока. Крупный рогатый скот сдавался весом не менее 450 кг. Валовой доход достиг почти 4 млн. руб., чистый доход - полутора млн. На одного работающего энерговооруженность составляла 26 лошадиных сил, продукции производилось на 6238 руб. Почти полностью было механизировано производство зерна, картофеля, льна, кормовых культур, молока и мяса. Колхоз не раз выходил победителем во Всесоюзном и Всероссийском социалистическом соревновании, награждался переходящими Красными знаменами, был занесен на Всесоюзную Доску почета ВДНХ. В дома колхозников пришел достаток.

Занялись племенным животноводством крупного рогатого скота черно-пестрой породы, вначале лишь в силу внутриколхозных надобностей. В дальнейшем успехи в племенной работе привели к тому, что Министерство сельского хозяйства перевело «Родину» в ранг государственных племенных заводов. Было создано семеноводческое хозяйство, которое поставляло колхозам и совхозам района и области более 1000 т семян овса, ячменя, ржи. Прибыль шла на развитие колхоза.

К середине восьмидесятых годов в колхозе «Родина» получали по 5,2 тыс. кг молока фуражной коровы. Выручка от продажи молока составляла 2680 тыс. руб., от продажи мяса соответственно - 1728 и 736 тыс. На 100 га пашни выходило более 1000 ц молока и около 100 ц говядины. Рост технической оснащенности хозяйства привел к переменам в социальной сфере. Изменился сам характер профессий колхозников: вместо доярок, свинарок, скотников - мастера машинного доения, операторы откормочных комплексов. Переход на двухсменную работу значительно повысил качество жизни тружеников колхоза.

Производственные задачи и необходимость решения социальных проблем требовали переселения колхозников из мелких деревень на центральную усадьбу - поселок Огарково. Вторым центром колхоза стал поселок Харычево. За десятилетия облик колхоза и быт его тружеников неузнаваемо переменились. Строились благоустроенные дома, к 1986 году число их почти достигло четырехсот. В колхозе были построены современная средняя школа, детский комбинат, Дом быта, детская музыкальная школа, филиал областной картинной галереи, Музей трудовой славы, стадион, поликлиника на 150 посещений со стационаром. Дом культуры на 400 зрителей. Прославился колхозный хор. Большое внимание уделялось спорту, были созданы футбольная и баскетбольные команды, а мужская волейбольная команда стала одной из сильнейших в области.

Своим опытом М. Г. Лобытов делился с молодыми председателями колхозов и директорами совхозов области, которых отправляли в «Родину» на учебу на 2-3 недели.

В июне 1987 года, в возрасте 80 лет, Михаил Григорьевич ушел на заслуженный отдых.

Широкой и разносторонней была общественная деятельность М. Г. Лобытова. Он был членом Всероссийского Совета колхозов, избирался в Советы депутатов трудящихся, был депутатом Верховного Совета РСФСР двух созывов подряд: 1967-1971 и 1971-1975 гг. Был членом Вологодского обкома и райкома КПСС. Избирался делегатом XXV, XXVI и XXVII съездов КПСС. Жизненный подвиг Михаила Григорьевича был оценен высокими государственными наградами. Дважды, в 1966 и 1985 гг., он был удостоен звания Героя Социалистического Труда, был награжден орденами Ленина (трижды), Октябрьской Революции, Отечественной войны II степени, медалями. На доме, где жил М. Г. Лобытов, установлена мемориальная доска.

«В конце шестидесятых годов был взят курс на внедрение комплексной механизации на фермах и организацию двухсменного режима труда доярок. Это позволило сократить их рабочий день. В настоящее время мастера машинного доения коров, телятницы, скотники и другие работники регулярно пользуются выходными днями и рабочими отпусками. Эти мероприятия претворены в жизнь без резкого увеличения числа работающих <...>

При двухсменной организации труда у операторов стало больше свободного времени. Они имеют возможность больше уделить внимания домашним делам, посмотреть телевизор, почитать книгу или газету, съездить в театр, принять участие в художественной самодеятельности.

С октября по май в колхозе действует пятидневная неделя. Однако объем выполненных работ за неделю не сократился, а возрос. Это достигнуто благодаря повышению ответственности людей за порученные обязанности».

Лобытов М. Г. Село меняет облик: Заметки председателя // Политическая агитация. - 1986. - № 14. - С. 13-14.

Сочинения

Каждому - по его труду. - Вологда, 1963 (в соавторстве);

Стираются вековые грани. - [Вологда], 1968;

Ступени роста. - М., 1980.

Литература

Асташенков В. Устремленность в завтра // Колхозная гвардия. - М., 1988. - С. 352-361.

Козлов П., Соколов И. Восхождение // Колхоз - моя судьба. - М., 1979. - С. 115-120.

Лазаревич А. П. По времени равняя шаг. - М., 1976.

Лапин Б. Земля-кормилица. - Архангельск, 1988.

Подосенов А. Председатель // Гвардейцы труда: Очерки о вологжанах - Героях Социалистического Труда. - Вологда, 1974. - С. 94-101.

Л. С. Панов

КОЛЬЦОВ

Иван Васильевич

(28.07.1922, д. Козлово Череповецкого р-на Череповецкой губ.)

Главный врач медсанчасти Череповецкого металлургического завода (1959-1987), народный врач СССР (1982), почетный гражданин города Череповца (1992).

Родился в деревне Козлово Череповецкого района Череповецкой губернии (в 1918- 1927 гг. существовала самостоятельная Череповецкая губерния, выделенная из состава Новгородской губернии) в крестьянской семье. В 1936 г. Иван Кольцов окончил 7 классов неполной средней школы, а в 1940 г. - трехгодичное фельдшерское отделение Череповецкой фельдшерско-акушерской школы. С августа 1940 по июнь 1941 года И. В. Кольцов работал заведующим участковой больницей в селе Бечевинке Белозерского района Вологодской области.

В самом начале Великой Отечественной войны, 23 июня 1941 г., добровольцем ушел на фронт. Окончил краткосрочные курсы младших лейтенантов, в ноябре 1941 года в должности командира стрелкового взвода Кольцов направлен на Западный фронт. Принимал участие в ожесточенных боях под Москвой. Был тяжело контужен. После выписки из медсанбата переведен на должность фельдшера. В этой должности, а затем старшим военфельдшером и исполняющим обязанности врача служил в саперных частях действующей армии. Участвовал в боях на Западном и Карельском фронтах, в танковом сражении под Прохоровкой на Орловско-Курской дуге, в освобождении Украины, Молдавии, Румынии, Белоруссии, Литвы, воевал в Восточной Пруссии. Был ранен.

В июле 1946 года демобилизован из рядов Советской Армии в звании гвардии старшего лейтенанта медицинской службы и поступил в Ярославский государственный медицинский институт, лечебный факультет которого с отличием окончил в 1951 г. В 1951-1957 гг. работал главным врачом Барановской районной больницы Ульяновской области. Одновременно заведовал терапевтическим отделением больницы и исполнял обязанности районного терапевта. В сентябре 1957 года Иван Васильевич был переведен Минздравом РСФСР в распоряжение Череповецкого горздравотдела и приступил к должности главного врача больницы треста «Череповецметаллургхимстрой». В январе 1959 года он был назначен главным врачом вновь организованной медико-санитарной части Череповецкого металлургического завода, где трудился в течение 28 лет (с 21.01.1959 по 05.06.1987).

За эти годы медико-санитарная часть металлургов превратилась из цеховых здравпунктов и небольшой поликлиники в крупное лечебно-профилактическое учреждение Вологодской области. Под руководством И. В. Кольцова были построены две поликлиники на 750 посещений в смену каждая, два хирургических корпуса на 360 коек, начато строительство третьей поликлиники и родильного дома. Коечный фонд медсанчасти вырос до 630 коек. Открыто 46 здравпунктов и травматологический пункт. Все подразделения медсанчасти были оснащены современным медицинским оборудованием.

Много внимания уделял главный врач внедрению новых методов лечебно-диагностического процесса. Обращалось особое внимание на диспансерное обслуживание рабочих, снижение заболеваемости и травматизма. Проводилась большая работа по научной организации труда медсанчасти, созданы врачебно-инженерные бригады на металлургическом и сталепрокатном заводах. Медсанчасть была награждена дипломом Министерства здравоохранения СССР и ЦК профсоюза медицинских работников, а также денежной премией.

И. В. Кольцов заботливо относился к медицинским кадрам. Активно участвовал в подготовке врачей-интернов, средних медицинских работников. В течение 24 лет он преподавал терапию в медицинском училище.

Наряду с административной работой в течение 35 лет Иван Васильевич работал ординатором терапевтического отделения медсанчасти. Имел первую квалификационную категорию врача-терапевта.

Участвовал во всесоюзных, международных съездах, конференциях и симпозиумах. Он - автор десяти научно-практических печатных работ.

И. В. Кольцов вел большую общественную работу. В течение 28 лет избирался депутатом Череповецкого городского Совета, где был председателем постоянной комиссии по здравоохранению, социальному обеспечению и спорту.

В течение 21 года был членом Вологодского областного совета профсоюзов и председателем комиссии по социальному страхованию облсовпрофа.

За боевые и трудовые заслуги И. В. Кольцов отмечен многочисленными правительственными наградами и почетными званиями. Он награжден орденом Красной Звезды, орденами Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, орденами Октябрьской Революции и «Знак Почета», пятью медалями, знаками «Отличник здравоохранения», «Отличник санитарной обороны СССР», нагрудным знаком Н. И. Пирогова. 9 сентября 1982 года Указом Президиума Верховного Совета СССР ему присвоено почетное звание «Народный врач СССР», одному из немногих в стране и единственному в Вологодской области. В 1992 г. Ивану Васильевичу присвоено звание «Почетный гражданин города Череповца». И. В. Кольцов дважды был занесен на областную Доску почета.

В августе 1992 г. Иван Васильевич ушел на заслуженный отдых.

Его жена, Калерия Андреевна, - врач-офтальмолог. По стопам родителей пошли их дети: дочь, Котова Татьяна Ивановна, - акушер-гинеколог высшей категории, проживает в г. Череповце; сын, Кольцов Анатолий Иванович, - хирург высшей категории, кандидат медицинских наук, работает в Санкт-Петербурге.

Литература

Турупанов Н. А. Дело, выбранное сердцем. - Ч. I. (Очерки из истории медицины Вологодского края). - Вологда, 1993. - С. 125-128.

Е. А. Свинцов

 

Губернаторы и предводители дворянства

25 января 1780 г. было учреждено Вологодское наместничество, состоящее из провинций Вологодской, Великоустюжской и Архангельской. Указами 31 декабря 1796 г. и 27 ноября 1803 г. первые две провинции преобразованы в Вологодскую губернию. В составе губернии имелось 10 уездов, 234 волости, 12 городов, 1 посад и 14 722 остальных поселения.

Первоначально губернией правил генерал-губернатор, а в провинции был его наместник. Одновременно с 1784 г. возникает сословное объединение дворян во главе с губернским предводителем дворянства. С 1798 г. появляется должность вологодского губернатора.

Генерал-губернаторы.

Мельгунов Алексей Петрович 25.1.1780 - 2.7.1788

Кашкин Евгений Петрович 13.7.1788 - 2.9.1793

Лопухин Петр Васильевич 2.9.1793 - 17.12.1796

Правители наместничества

Макаров Григорий Дмитриевич 25.1.1780 - 2.7.1784

Мезенцев Петр Федорович 1784 - 1792

Шетнев Николай Дмитриевич 1793 - 14.12.1798

Губернаторы

Норман Федор Карлович 14.12.1798 - 9.2.1800

Путимцов Василий Лукич 9.2.1800 - 9.7.1800  

Лисаневич Василий Иванович 9.7.1800 - 21.7.1800

Горянинов (Гаряйнов) Алексей Алексеевич 21.7.1800 - 1806

Линеман фон Карл Иванович 1806 - 1809

Воейков Василий Иванович 1809 - 1810

Барт Николай Иванович 1811 - 1813

Винтер Иван Иванович 1814 - 1818

Попов Иван Иванович 1818 - 1821

Брусилов Николай Петрович 7.7.1821 - 19.2.1834

Кузьмин Степан Иванович 21.2.1834 - 16.2.1836

Болговский Дмитрий Николаевич 20.2.1836 - 30.12.1840

Волховский Степан Григорьевич 6.1.1841 - 20.12.1850

Романус Иван Васильевич 3.12.1851 - 13.8.1854

Стоинский Филипп Семенович 13.8.1854 - 3.4.1860

Пфеллер Владимир Филиппович 3.4.1860 – 1.9.1861

Хоминский Станислав Фаддеевич 1.9.1861 – 30.7.1878

Дараган Михаил Петрович 30.7.1878 – 30.11.1879

Черкасов Леонид Иванович 10.21880 – 28.4.1882

Мосолов Александр Николаевич 9.6.1882 – 3.12.1882

Кормилицын Михаил Николаевич 3.12.1882 – 21.3.1892

Коленко Владимир Захарович 26.3.1892 – 20.12.1894

Дунин-Барковский Иосиф Яковлевич 20.12.1894 – 25.4.1898

Мусин-Пушкин Александр Александрович 25.4.1898 – 8.5.1900

Князев Леонид Михайлович 29.1.1901 – 6.7.1902

Лодыженский Александр Александрович 20.9.1902 – 2.6.1906

Хвостов Алексей Николаевич 2.6.1906 – 23.8.1910

Шрамченко Михаил Николаевич 23.8.1910 - 1913

Бологовский Яков Дмитриевич 1913 - 1914

Лопухин Виктор Александрович 1914 - 1915

Страхов Владимир Митрофанович 1915 - 1916

Арапов Александр Викторович январь 1917 – март 1917

Подгорнов Николай Михайлович ноябрь 1991 – февраль 1996

Позгалев Вячеслав Евгеньевич март 1996 – н/в

Губернские предводители дворянства

Олешев Алексей Васильевич 1784 - 1787

Рындин Кирилл Степанович 1787 - 1792

Волков Платон Степанович 1792 - 1799

Еропкин Василий Иванович 1799 - 1802

Барт Николай Иванович 1802 - 1807

Левашов Николай Степанович 1807 - 1808

Рязанов Федор Дмитриевич 1808 - 1811

Чернавский Петр Яковлевич 1811 - 1814

Брянчанинов Иван Афанасьевич 1814 - 1817

Цорн Павел Иванович 1817 - 1819

Брянчанинов Николай Иванович 1.1.1820 - 16.1.1826

Левашов Александр Николаевич 16.1.1826 - 21.6.1832

Волоцкой Владимир Алексеевич 21.6.1832 - 11.2.1835

Брянчанинов Николай Иванович 11. 2.1835 - 15.10.1849

Баграков Николай Васильевич 15.10.1849 - 18.1.1850

Межаков Павел Александрович 31.1.1850 - 12.11.1856

Баграков Николай Васильевич 1857 - 1860

Челыщев Степан Николаевич 19.2.1860 - 21.12.1862

Шарыгин Николай Тихонович 5.4.1863 - 10.1.1867

Дружинин Михаил Алексеевич 10.1.1867 - 16.3.1878

Волоцкой Дмитрий Владимирович 30.10.1878 - 31.1.1892

Касаткин Владимир Александрович 31.1.1892 - 4.5.1893

Волков Александр Александрович 4.5.1893 - 14.12.1893

Касаткин Владимир Александрович 31.12.1893 - 12.4.1900

Эндауров Алексей Иванович 3.9.1901 - 1.2.1903

Андреев Николай Николаевич 1.2.1903 - 1912

Неелов Александр Николаевич 1913 - 1917

Составил Г. В. Судаков

Герои Социалистического Труда

В список включены уроженцы Вологодской области, удостоенные звания Героя Социалистического Труда (в том числе и проживающие в других регионах), лица, удостоенные этого звания в период работы в Вологодской области, в единичных случаях - Герои Социалистического Труда, приехавшие в Вологодскую область из других регионов. Стандарт справки: фамилия, имя, отчество, место рождения, должность, местонахождение предприятия, год присвоения звания. Опыт составления такого списка - первый, составители с благодарностью примут предложения и дополнения к предлагаемому варианту.

Ильюшин Сергей Владимирович (Вологодский р-н), генеральный авиаконструктор, Москва, трижды Герой (1957, 1974)

Лобытов Михаил Григорьевич (Белозерский р-н), председатель колхоза, Вологодский р-н, дважды Герой (1966, 1985)

Акинин Владимир Петрович (Павлович), начальник управления, Череповец, 1986.

Амосов Николай Михайлович (Череповецкий р-н), чл-корр. АМН СССР, 1973.

Антонов Анатолий Иванович (Череповецкий р-н), машинист экскаватора, Череповец, 1981.

Аршинов А. В. Кадуй, 1977.

Бакин Борис Владимирович (Вологда), министр монтажных и специальных строительных работ СССР, Москва, 1975.

Банин Симон Яковлевич (Великоустюгский р-н), экскаваторщик Великий Устюг, 1974

Бараев Александр Иванович (Вытегра), директор НИИ, академик ВАСХНИЛ, 1980.

Барашков Василий Афанасьевич (У.-Кубинский р-н), машинист, Сокол, 1971.

Басников Василий Сергеевич (Бабаевский р-н), председатель колхоза, Бабаевский р-н, 1971.

Бахвалова Людмила Григорьевна (Череповецкий р-н), доярка, Череповецкий р-н, 1966.

Белоусова Вера Андреевна (Бабаевский р-н), свинарка, Бабаевский р-н, 1950.

Беляев Николай Павлович (Бабушкинский р-н), шофер, Сокол, 1971

Бехтерев Александр Михайлович, бригадир, Череповец, 1986.

Болонин Василий Иванович (Вологда), машинист паровоза, Вологда, 1943.

Большакова Анна Васильевна (Грязовецкий р-н), звеньевая, Грязовецкий р-н, 1949.

Бородулин Анатолий Иванович, директор завода, Череповец, 1971

Буровкин Станислав Александрович (Череповецкий р-н), тракторист, Череповецкий р-н, 1973.

Бурцев Леонид Николаевич (Тарногский р-н), директор совхоза Грязовецкий р-н, 1981.

Бухалов Вениамин Алексеевич (Вашкинский р-н), бригадир, Череповец, 1986.

Быстров Георгий Михайлович (Шекснинский р-н), горновой, Череповец, 1977.

Валуев Василий Федорович, машинист экскаватора, Череповец, 1963.

Валуев Евгений Трофимович, бригадир, Череповец, 1980.

Валяев Борис Дмитриевич, старший машинист локомотива, Вологда, 1959.

Васильева Нина Ивановна (Вологодский р-н), кружевница, Вологда, 1974.

Векшин Павел Терентьевич, сталевар, Череповец, 1971.

Георгиевский Петр Константинович (Белозерский р-н), заместитель начальника управления, Москва, 1949.

Глебов В. Р. (Харовский р-н).

Глухов Леонид Иванович, сталевар, Череповец, 1963.

Грачева Клавдия Петровна (Вологодский р-н), мастер машинного доения, Вологодский р-н, 1973.

Грибанов Виктор Алексеевич (Бабаевский р-н), первый секретарь райкома КПСС, Вологодский р-н, 1966.

Григорьев Борис Николаевич (Вологда), бригадир «Металлургмонтажпрокат», Липецкая обл.

Гусев Александр Алексеевич, механизатор, Череповец, 1971.

Гуторов Александр Ильич, мастер, Череповец, 1966.

Данилова Ольга Николаевна (Сокольский р-н), доярка, Вологодский р-н, 1966.

Девятков Николай Дмитриевич (Вологда), академик АН СССР, 1969.

Дрыгин Анатолий Семенович (Саратовская обл.), первый секретарь обкома КПСС, Вологда, 1984.

Дубровский Алексей А(О)рестович (Устюжна), председатель колхоза, Сортавальский р-н Карельской АССР, 1958.

Зязина Ольга Васильевна (Грязовецкий р-н), председатель колхоза, Грязовецкий р-н, 1949.

Иванова (Пылаева) Александра Григорьевна (Грязовецкий р-н), доярка, Грязовецкий р-н, 1960.

Иванова Антонина Анатольевна (Сямженский р-н), мастер машинного доения, Вологодский р-н, 1971.

Игнатов Константин Осипович, тракторист, Грязовецкий р-н, 1957.

Ильина Галина Владимировна (Вологодский р-н), доярка, Вологодский р-н, 1966.

Кадыков Георгий Андреевич (Шекснинский р-н), бригадир колхоза, Шекснинский р-н, 1966.

Калин Николай Григорьевич (Грязовецкий р-н), председатель колхоза, Сокольский р-н, 1950.

Калинин Виталий Дмитриевич (Грязовецкий р-н), бригадир леспромхоза, Тотемский р-н, 1966.

Кардакова А. А. (Вологодский р-н).

Карзанова Анна Александровна (Грязовецкий р-н), звеньевая колхоза, Грязовецкий р-н, 1949.

Климов Иван Семенович (Череповецкий р-н), председатель колхоза, Череповецкий р-н, 1948.

Клочев Борис Павлович (Вытегорский р-н), мастер-сантехник гидросооружений, Вытегорский р-н, 1965.

Колотилова Мария Александровна (Грязовецкий р-н), звеньевая колхоза, Грязовецкий р-н, 1949.

Корегин Авенир Васильевич, электромонтер ЧМК, Череповец, 1973.

Корепин Петр Яковлевич, старший мастер леса, Великоустюгский р-н, 1957.

Кузьминова Александра Николаевна (Вологодский р-н), доярка, Вологодский р-н, 1949.

Куприянов Владимир Григорьевич, газовщик ЧМК, Череповец, 1980.

Лебедев Ириней Васильевич (Вологодский р-н), бригадир ВПВРЗ, Вологда, 1959.

Левченко В. П. (Вожегодский р-н), бригадир ЦБК, Архангельск.

Лобанов В. В. (Нюксенский р-н).

Лушин В. А. (Вытегорский р-н).

Люскова Александра Евгеньевна (Междуреченский р-н), свинарка, Междуреченский р-н, 1949.

Лютиков В. Н. (Верховажье), шофер, Москва.

Маклакова Валентина Акиндиновна (Вологодский р-н), директор школы, Вологда, 1968.

Максимов Капитон Александрович, заведующий отделением медсанчасти, Череповец, 1978.

Мамай Анна Александровна (Вологодский р-н), доярка, Вологодский р-н, 1966.

Мамлеев Диниахмед Набиулиевич, управляющий трестом, Череповец, 1958.

Мардашёв Сергей Руфович (Харовский р-н), академик АМН СССР, 1964.

Машьянов Николай Прокопьевич (Тарногский р-н), первый заместитель председателя Госплана СССР.

Могутов И. Я. (Верховажский р-н), Волховский алюминиевый завод.

Молостовская Г. Ф., обрезчица завода «Красный Октябрь», Архангельск.

Мохов Геннадий Иванович (Череповецкий р-н), огнеупорщик ЧМК, Череповец, 1966.

Мышенков Анатолий Александрович (Череповецкий р-н), бригадир слесарей, Череповец, 1981.

Мягичев Михаил Александрович, Сокол.

Надсадный Терентий Григорьевич (Брянская обл.), председатель колхоза, Междуреченский р-н, 1966.

Нежданов Николай Васильевич (Великоустюгский р-н), председатель колхоза, Великоустюгский р-н, 1966.

Обнорская Мария Александровна (Тотемский р-н), помощник мастера льнокомбината, Вологда, 1966.

Овсянников Ф. В. (Сокольский р-н), слесарь завода, Ленинград.

Ольховиков Анатолий Иванович, старший мастер ЧМК, Череповец, 1958.

Онохин С. М. (Сокольский р-н), врач, г. Дятьков Брянской обл.

Павликов А. И. (Вытегорский р-н), токарь моторостроительного завода, Пермь.

Папурина Анна Александровна (Сокольский р-н), заведующая свиноводческой фермой, Сокольский р-н, 1950.

Петрова А. И. (Тарногский р-н).

Погодин Алексей Иванович (Белозерский р-н), генеральный директор объединения, Череповец, 1981.

Пузырный Иван Васильевич, машинист экскаватора «Волгобалтстроя», 1965.

Пуногина (Короткова) Лидия Николаевна (Междуреченский р-н), свинарка, Междуреченский р-н, 1949.

Разин Николай Васильевич (Кирилловский р-н), чл.-корр. АН СССР, 1958.

Решетов П. П. (Бабушкинский р-н), Мурманская обл.

Савин С. Н. (Белозерск), бригадир слесарей, Воронеж.

Сапожников Николай Петрович, старший мастер ЧМК, Череповец, 1971.

Свилева (Тяпкина) Евдокия Васильевна (Междуреченский р-н), доярка, Междуреченский р-н, 1950.

Серкова Ира Николаевна (Вологодский р-н), мастер машинного доения, Вологодский р-н, 1983.

Сиряева Фаина Константиновна (Сокольский р-н), доярка, Сокольский р-н, 1971.

Скачков Вениамин Иванович (Шекснинский р-н), бригадир ЧМХС, Череповец, 1971.

Смирнов С. И. (Харовский р-н).

Соболева Анна Александровна (Грязовецкий р-н), звеньевая колхоза, Грязовецкий р-н, 1949.

Соколов Алексей Алексеевич (Чагодощенский р-н), машинист стеклозавода, Чагода, 1971.

Темкин Наум Ефимович, начальник коксохимпроизводства ЧМК, Череповец, 1981.

Уханов Александр Владимирович (Вологодский р-н), бригадир совхоза, Вологодский р-н, 1973.

Ухаев Алексей Александрович (Вологодский р-н), машинист электровоза, Вологда, 1974.

Федюшкин Вячеслав Александрович (Череповецкий р-н), бригадир треста «Севзапстальконструкция», Череповец, 1971.

Фешанков Борис Андреевич (Вытегорский р-н), вальщик леса, Вытегорский р-н, 1971.

Харитонова К. Г., главный зоотехник совхоза, Рязанская обл.

Челышков Борис Иванович (Грязовецкий р-н), инструктор спорткомплекса, Череповец, 1980.

Черемухина В. И. (Вологодский р-н).

Чечулин Михаил Григорьевич (Грязовецкий р-н), бригадир колхоза, Грязовецкий р-н, 1949.

Чечулина Александра Николаевна (Грязовецкий р-н), звеньевая колхоза, Грязовецкий р-н, 1949.

Чистоедов Михаил Николаевич, старший оператор ЧМК, Череповец, 1971.

Шамов А. Г. (Вологда), комбайнер, Украина.

Шарыпин Александр Степанович (Череповецкий р-н), председатель профкома «Севзапэлектромонтаж-1», 1963.

Шевелев Александр Иванович (Грязовецкий р-н), бригадир совхоза, Грязовецкий р-н, 1949.

Шевелев Федор Андреевич (Грязовецкий р-н), председатель колхоза, Грязовецкий р-н, 1949.

Шилов Николай Николаевич (Сокольский р-н), машинист насосной станции Сокольского ЦБК, Сокол, 1966.

Штых Александр Петрович, директор завода, Череповец, 1964.

Юшков Ю. В. (Вытегорский р-н), управляющий трестом «Белдорстрой», Минск.

Яковлев Владимир Васильевич (Вологодский р-н), бригадир каменщиков, Вологда, 1976.

Составил Г. В. Судаков

Вперед

Назад

К титульной странице