‘еликс Ѕалонов

Ёллинска€ "рулетка" ƒостоевского

 аких только слов не приписывают классикам. » ‘едору ћихайловичу ƒостоевскому - тоже.  то только не "цитирует" его таким, например, образом: " расота спасет мир". ј он таких слов никогда и не писал. Ќечто похожее, правда, имеетс€ в черновой (1874 г.) редакции романа "ѕодросток" в намечавшемс€ диалоге, не вошедшем в окончательный текст романа, когда на вопрос отрока "„то же спасет мир?", ќн, родитель-атеист, в будущем романе - ¬ерсилов, насмешливо отвечает: " расота". Ќасмешливо - так пометил ремаркой ƒостоевский потому, что его герой (ќн) был убежден, как позднее —таврогин в "Ѕесах", в том, что красота присуща и добру, и злу.

ѕо-иному говорит на ту же тему в черновых наметках другого романа (1868 г.) один из персонажей: "ћир красотою спасетс€". Ёто высказывание наполнено уже другим смыслом: €сно, что мир сам должен спасти себ€ ("спасетс€"), а не ждать пассивно красоту-спасительницу. ќднако в окончательном тексте романа, получившего название, звучащее дл€ многих пр€мо-таки ругательно - "»диот", и этой фразы вы не найдете. ћожет быть потому, что в черновике за ней следовала пометка писател€: "ƒва образчика красоты", из которой оп€ть же лукаво выгл€дывает та же ирони€ ¬ерсилова. »ли нагло ухмыл€етс€ цинизм —таврогина. »ли робко проклевываетс€ сомнение ћити  арамазова: " расота есть не только страшна€, но и таинственна€ вещь. “ут дь€вол с Ѕогом боретс€, а поле битвы - сердца людей".

»звестно, какое значение придавал ‘едор ћихайлович евангельским текстам. ќбратившись к ним вслед за писателем в поисках "рецепта" спасени€ мира, обнаружим, например, что в ≈вангелии от »оанна (3:17) сказано: "»бо не послал Ѕог —ына —воего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Ќего". ј в другом месте (12:47): "я пришел не судить мир, но спасти мир" (подчеркнуто мной - ‘. Ѕ.). ясна мысль евангелиста: мир спасетс€ ’ристом, верой в Ќего, если следовать ≈го заветам.

—тановитс€ пон€тно, что и ƒостоевский, дума€ о единственном средстве спасени€ мира, слово красота использует как эвфемизм слова ’ристос. ƒл€ него эти пон€ти€ - ’ристос и красота - €вно были неотделимы одно от другого. ѕри этом красота внутренн€€, нравственна€, духовна€ превалировала над внешней, телесной. ¬ письме солисту оркестра ћариинского театра ¬.ј.јлексееву от 7 июн€ 1876 г., оспарива€ идеи социалистов, ƒостоевский отмечал: "...’ристос же знал, что хлебом одним не оживишь человека. ≈сли при том не будет жизни духовной, идеала  расоты, то затоскует человек, умрет, с ума сойдет, убьет себ€ или пуститс€ в €зыческие фантазии. ј так как ’ристос в —ебе и в —лове —воем нес идеал  расоты, то и решил: лучше вселить в души идеал  расоты; име€ его в душе, все станут один другому брать€ми и тогда, конечно, работа€ друг на друга, будут и богаты. “огда как дай им хлеба, и они от скуки станут, пожалуй, врагами друг другу. Ќо если дать и  расоту и хлеб вместе? “огда будет отн€т у человека труд, личность, самопожертвование своим добром ради ближнего - одним словом, отн€та вс€ жизнь, идеал жизни. » потому лучше возвестить один свет духовный".

ƒавным-давно исследователи творчества ‘.ћ.ƒостоевского в комментари€х к роману "»диот" стали отмечать, что слово, ставшее его названием, не только частично изменило свой смысл за минувшее врем€, но и изначально-то - не исконно русское, а пришедшее к нам (как и в другие европейские €зыки) из древнегреческого. » справедливо по€сн€ли, что первоначально это слово имело такие значени€: отдельный, частный человек. ¬о времена же ƒостоевского, согласно словарю ¬ладимира ƒал€, этим словом обозначалс€ "несмысленный от рождень€", "малоумный" человек, "юродивый". “огда же в " арманном словаре иностранных слов, вошедших в состав русского €зыка" Ќ.  ириллова по€сн€лось, что это слово означает человека "кроткого, не подверженного припадкам бешенства, которого у нас называют дурачком, или дурнем".

ќднако этим реестр значений слова идиот (по-гречески, ќdiхthV) не исчерпываетс€, поскольку и в его родной стихии - в греческом €зыке - их было гораздо больше. —реди них - не должностное лицо; сто€щий в стороне от общественных дел, непричастный к политической жизни; новичок, неопытныйчеловек; простой человек, простолюдин; несведущий человек, непросвещенный, неученый. ѕочти все перечисленные значени€ подход€т к характеру кн€з€ Ћьва Ќиколаевича ћышкина, главного геро€ романа, за исключением разве что таких, как простой человек, простолюдин. ƒа и то, учитыва€ некоторые намеки на его происхождение, кое-кто может согласитьс€ и с этими значени€ми.

 ак это ни покажетс€ сегодн€ странным и неожиданно нелогичным носителю любого €зыка, в том числе и русского, это слово имело еще и такое значение, как прозаик. ј дл€ древних греков в этом не было ничего удивительного, неожиданного и нелогичного. —ловом идиот в древней √реции называли, например, на ќлимпийских, ƒельфийских, ѕифийских и прочих играх некоторых участников, вовсе при этом не намека€ на какие-то особенности их интеллекта (поговорка о спортсменах "—ила есть - ума не надо" сложитс€ все же в наше врем€). “ех, кого мы сейчас назвали бы любител€ми - в отличие от спортсменов-профессионалов, в √реции (в отличие от профессионала, называемого словом атлет), называли идиотами. “очно так и в литературе, составл€вшей еще неразрывное целое с наукой и философией, - пишущих по определенным правилам, профессионалов, называли поэтами, то есть творцами, даже если они писали прозой. ј тех, кто выражал свои мысли прозаически, пусть и в стихотворной форме, но по тогдашним пон€ти€м непоэтично (с точки зрени€ "ѕоэтики" јристотел€, например), - тех считали прозаиками, использу€ дл€ этого то же слово - идиот. Ћюбопытно в св€зи с таким обозначением пон€ти€ прозаик в греческом отметить, что ƒостоевский, как отмечено исследовател€ми его творчества, в романе "»диот" проводит скрытую полемику с прозаиком Ћьвом “олстым. ј ведь геро€ ƒостоевского, кн€з€ ћышкина, зовут так же, как и “олстого - Ћьвом Ќиколаевичем.

Ќадо полагать, ‘едор ћихайлович ƒостоевский был хорошо осведомлен об этих особенност€х замечательного греческого слова. » можно думать, не только этого слова, но и многих других. Ётому способствовали и хорошие греческо-русские словари, издававшиес€ в –оссии начина€ с XVIII века, и русские переводы античных авторов, и приобщение ƒостоевского к греческому €зыку в годы ученичества (1834-1837) в пансионе Ћ. ». „ермака. ¬идимо, неслучайно именно тогда, когда в голове писател€ стали складыватьс€ первые замыслы будущего романа (1869-1870), в его черновых запис€х по€вл€ютс€ свидетельства того, что спуст€ тридцать с лишком лет он вдруг вспомнил свое пребывание и учение в этом пансионе. ¬ набросках так и не осуществленного романа "∆итие великого грешника", сделанных 2 €нвар€ 1870 г., тогда же, когда шла работа над "»диотом", писатель записал дл€ себ€: " лассическое образование у „ермака".

» во времена ƒостоевского, как ныне, под классическим образованием понимали такое, в систему которого входило изучение классических €зыков: греческого и латыни. —уществовали (и до сих пор продолжаютс€) две традиции чтени€ греческих слов.

–азница между ними заключаетс€ в том, как произносить дифтонги и некоторые буквы, прежде всего - букву h. ¬ первой из этих систем h называетс€ ита, откуда и название традиции - итацизм, впоследствии названной рейхлиновым чтением - по имени –ейхлина, придерживавшегос€ его. «десь отстаивалось произношение, приближенное к новогреческому, наследнику византийского, или средневекового, греческого €зыка. ƒруга€ - этацизм, поскольку в ней h называлась эта. »ное наименование этой традиции - эразмово чтение, так как идет она от одной басни Ёразма –оттердамского.

¬ –оссии на прот€жении всего XIX века, после того, как в 1810 г. на правительственном уровне было прин€то решение перейти в системе народного просвещени€ (гимнази€х и университетах) при обучении греческому €зыку с рейхлинова чтени€ на эразмово, оставалс€ актуальным вопрос о "правильном" греческом чтении. ќн не оставил равнодушных и посто€нно дебатировалс€ в печати.

¬опрос о достоинствах первого и недостатках (неправильности) второго активно обсуждалс€ и на страницах литературно-художественных журналов. –€д русских филологов выступал против этацизма, отмеча€, что эта традици€, относительно недавн€€, приспособлена более к нормам немецкого произношени€, и привнесена она в –оссию немцами. »тацизм же сложилс€ в –оссии исторически, поскольку правила чтени€ были усвоены здесь благодар€ введению православи€ через посредство ¬изантии. ѕритом, в отличие от ≈вропы, где изучение греческого стимулировалось приобщением не столько к духовной литературе (Ѕибли€ рано была переведена на латынь), сколько к философской (јристотель, ѕлатон и др.), на –уси, а потом и в –оссии на греческом читали по преимуществу тексты —в€щенного ѕисани€. ѕоэтому филологов, сто€вших за старое, привычное, чтение поддерживала ÷ерковь.

» если в системе светского образовани€ в конце концов привилс€ и упрочилс€ этацизм, то в духовном сохранилс€ итацизм. ј поскольку в пансионе „ермака преподавателем греческого €зыка был магистр богослови€, св€щенник (ѕономарев), то отрок ƒостоевский, естественно, должен был перен€ть от него именно рейхлинову традицию чтени€.

”становив это, обратимс€ теперь к некоторым другим использованным писателем греческим словам и тем русским, употребление которых наве€но, как представл€етс€, греческими. »х было немало, как отмечают комментаторы произведений писател€ в полном (академическом) собрании сочинений. ќднако, помимо замеченных комментаторами слов греческого происхождени€, в текстах ƒостоевского есть и такие, которые ускользнули от их внимани€. ѕерво-наперво привлекает внимание чернова€ заметка писател€ к роману "»диот", трижды повторенна€ на прот€жении трех дней апрел€ 1870 г.: " Ќя«№ ’–»—“ќ—". —реди исследователей нет разногласий в том, к чему и к кому она относитс€. ¬сем €сно и пон€тно, что слова эти, хот€ позднее они и не по€вились в тексте самого романа, относ€тс€ все-таки к кн€зю ћышкину. » в его образе, в ситуаци€х, в которых оказываетс€ этот герой романа ƒостоевского, в его высказывани€х много такого, что заставл€ет признать: в них немало от евангельского ’риста. Ќо...

ѕрежде чем вернутьс€ к потаенному смыслу двух слов, которые ƒостоевский выделил прописью, не помешает совершить небольшое лингвистическое путешествие. Ќадеюсь провести его так, чтобы читатель счел потом это не только полезным, но и увлекательным...

¬ лексике греческого €зыка, как и любого другого, имелись омофоны, то есть слова, звучавшие одинаково, но писавшиес€ по-разному. ѕравда, говор€ об одинаковости звучани€, надо делать оговорку, какой традиции чтени€ (произношени€) мы придерживаемс€ - итатической, "рейхлиновой" или этатической, "эразмовой".  оли мы решили идти по стопам ƒостоевского, а он обучалс€ греческому в системе первой из них, придетс€ следовать ей же.

ƒл€ начала рассмотрим вход€щее в вышеприведенную черновую заметку писател€ слово, которое в русской транскрипции передаетс€ буквами ’–»—“ќ—. ѕо-гречески оно могло быть написано дво€ко.

¬ одном случае это - cristуV, отглагольное прилагательное, выступавшее иногда и в функции имени существительного (нарицательного). —лов с такими функци€ми полно во всех €зыках. Ќапример, в русском: прилагательное от глагола болеть - больной, от ранить - раненый, от морозить - мороженое и т. п. —огласимс€: каждое из них работает на две ставки - это и прилагательное, и существительное. —лово cristуV имело такие значени€: служащий дл€ натирани€; помазанный.  ак им€ собственное оно с некоторых пор - уже не в столь древние времена, в средние века - писалось с заглавной буквы и, име€ прежнее буквальное значение - помазанник, стало как бы вторым именем —ына Ѕожьего - ’ристос.

ќмофон этого слова писалс€ с разницей всего в одну (третью) букву - crhstуV. Ёто тоже отглагольное прилагательное, употребл€вшеес€ и как существительное. Ќо значени€ этого слова - совершенно иные, чем у его собрата по звучанию. ќни таковы: хороший, отличный; добрый, благожелательный, благосклонный; счастливый, благопри€тный, успешный; пор€дочный, честный; кроткий, покорный; благоустроенный, упор€доченный; полезный, благотворный; знатный, именитый; ирон. простоватый, недалекий; изр€дный, сильный.

ѕрисмотревшись к ним, обнаружим, что они пр€мо-таки идеально подход€т к характеристике кн€з€ ћышкина: добрый человек, притом знатный - кн€зь.. ј некоторые из них соотнос€тс€ и со значени€ми греческого слова ќdiхthV (читаетс€: 'идиотис'), которым назван роман, например, со значением кроткий.

ѕриведенные выше значени€ греческих слов наход€т реальные соответстви€ в произведени€х ‘. ћ. ƒостоевского (в чем мы еще сможем убедитьс€), притом - в тех, что написаны за сравнительно короткий отрезок времени. », мало того, одни и те же приведенные нами значени€ тесно соседствуют на относительно небольшом текстовом пространстве.

≈сли согласитьс€ с тем, что не может быть случайным столь тесное соседство в пространстве и времени большого количества разнородных пон€тий, выражаемых словами, далеко не созвучными в русском €зыке, но омофоничными в греческом, то надо признать, что ƒостоевский в 1864-1876 годах нашел себе не только интересную, но и весьма полезную лингвистическую игру. » эта игра довольно азартна.

ѕусть нашей первой ставкой в этой игре будет "поле хромых". «аметим, что беглое произношение глагола crбomai/crйomai [храомэ / хрэомэ] дл€ русского уха звучит так, что напоминает известное русское слово (в той форме, в которой оно употребл€лось в прошлом веке, что и отмечено словар€ми того времени) - хромый.

» как раз тогда, когда в подготовительных материалах и черновых вариантах к будущему "»диоту" и другим произведени€м ‘едор ћихайлович делает записи, свидетельствующие о том, что мысль его обращалась ко временам отрочества, учебе в пансионе, где он учил греческий €зык; когда трижды за несколько дней он пишет одно и то же слово греческого происхождени€ - ’–»—“ќ—, - именно тогда и там же впервые он намечает образ хромой, хромоногой, места которому не нашлось в окончательной редакции "»диота", но который был воплощен в разных его произведени€х впоследствии.

¬первые хроменька€, хрома€ (девочка 12 лет) по€вилась в замыслах писател€ в сюжете рассказа, придуманном еще в 1864 г., о чем он писал в письме Ќ.Ќ. —трахову 18/30 марта 1869 г. «атем этот сюжет получил разработку в плане рассказа дл€ журнала "«ар€" (февраль - перва€ половина марта 1868 г.). Ќи тот, ни другой рассказы, правда, так и не были написаны.

— 19/31 июл€ 1869 по 3/15 ма€ 1870 гг. писатель набрасывает планы большой эпопеи, котора€ должна была состо€ть из серии романов под общим названием "∆итие великого грешника", где среди других был намечен и женский образ с условным прозвищем ’роменька€. Ётим планам также не дано было осуществитьс€ в полном виде, но некоторые разработки образов, фабульных звеньев и сюжетных линий были перенесены писателем в другие задуманные им произведени€.

— конца 1869 г. по февраль 1870 г. ƒостоевский составл€ет планы и делает черновые записи к задуманному им роману без названи€ (условно именуемому романом о  н€зе и –остовщике). —юда из планов "∆ити€ великого грешника" он переносит и ’роменькую, которой дает теперь слегка измененное прозвище - ’ромоножка. –оман о  н€зе и –остовщике в конце концов, сильно преобразившись, стал известен как "»диот". ј ’ромоножка, места которой в "»диоте" уже не было, поковыл€ла дальше и, преобразившись в ћарью “имофеевну Ћеб€дкину, оказалась в романе "Ѕесы" (создан в 1870-1872, издавалс€ в 1871-1872 гг.). Ќо и здесь ’ромоножка как бы раздваиваетс€: она €вилась прообразом не только Ћеб€дкиной, но и девочки ћатреши в "»споведи —таврогина", не вошедшей при публикации из-за причуд цензуры в основной текст романа (она известна нынешнему читателю как составна€ часть IX главы романа - "” “ихона").

 ак отметил в своей книге "ƒостоевский: по вехам имен" ћ. —. јльтман, "ћари€ Ћеб€дкина из "Ѕесов" родственна не только ћарфе »гнатьевне из "Ѕратьев  арамазовых" и ћарфе ѕетровне из "ѕреступлени€ и наказани€", но и еще одной ћарфе из "Ѕесов" же. ќб этой ћарфе, ћарфе —ергеевне, известно только, что она сломала себе ногу и живет при монастыре &;lt;...&;gt;. Ѕольше ничего. Ќо и этих двух примет достаточно, чтобы мы вспомнили о хромоногой Ћеб€дкиной, одно врем€ также проживавшей в монастыре " (подчеркнуто мной - ‘. Ѕ.). ¬ то врем€ јльтман, конечно, не мог отметить еще одного зан€тного обсто€тельства: человек, живущий при/в монастыре, иначе говор€ - ушедший от мира, мирской суеты, отшельник, по-гречески должен быть назван словом ќdiast∞V [идиастис]. Ќадо ли подсказывать, насколько это слово звучит похоже на ќdiхthV [идиотис]?

ј теперь еще раз обратим внимание на то, что русские слова хромый (хромой), ’роменька€, ’ромоножка фонетически сопр€гаютс€ с греческим словом crбomai/ crйomai [храомэ/хрэомэ], имеющим значени€, вовсе не соответствующие идее хромоногости. –усско-греческий и греческо-русский словари ». —инайского, которые были вполне доступны ƒостоевскому (из личной библиотеки барона ¬рангел€, например, к которой ‘едор ћихайлович имел открытый доступ), выдержавшие к концу 1860-х уже по два издани€, отмечали, что русское хромый может быть передано двум€ греческими словами - cwlтV и kullтV [холос] и [киллос или кюллос]. Ќельз€ пройти и мимо того, что эти слова созвучны, в свою очередь, еще одному греческому слову - kбlloV [каллос], а kullтV, кроме того, похоже на kбlloV и по написанию, отлича€сь, как видно, лишь одной буквой.

—кептическое сознание читател€, возмущенное хитросплетени€ми, €вленными нами здесь, скорее всего запротестует: "Ќу и нагорожено!.." ќднако попробуем не тер€ть хладнокрови€. Ћучше примем во внимание то, что последнее из названных нами греческих слов означает не что иное как красота. “аким образом, наш поезд, выйд€ из пункта A, пройд€ пункты B, C и D, вновь пришел в пункт A, и мы вернулись к вопросу о способах и мере спасени€ мира. ¬не зависимости от того, нравитс€ или нет читателю иде€ тождественности красоты и ’риста, в расчет надо принимать прежде всего то, что дл€ самого ‘.ћ. ƒостоевского это было аксиомой.

—делаем теперь новую ставку в нашей игре - на "поле ростовщика". ќтметим то, что практически синхронно с первым по€влением образа хроменькой, хромоногой, хромоножки по€вл€етс€ и образ ростовщика - в черновых набросках и планах только еще задуманных ƒостоевским произведений. ¬спомним, что по-гречески ростовщик обозначаетс€ словом crШsthV [христис], производным, как было показано, от глагола crбomai/crйomai, и, как это ни парадоксально, созвучным словам crhstуV и cristуV, CristуV.

–остовщик - образ, возникший впервые в одном из набросков, датируемых февралем - первой половиной марта 1869 г., а затем, чуть позже (конец 1869 г. - февраль 1870 г.), по€вившийс€ и в планах романа о  н€зе и –остовщике.

ј в черновых материалах к эпопее о ∆итии великого грешника 2/14 но€бр€ 1869 г. ‘.ћ. ƒостоевский делает запись: "ѕодпольна€ иде€ дл€ "–усского вестника": я &;lt;...&;gt;, семейство, с детских лет, ћосква &;lt;...&;gt;. –ост. „ермак &;lt;...&;gt;". ¬озьмем на заметку: и здесь ему оп€ть вспомнилс€ пансион „ермака!  роме того, наше внимание привлекает еще и загадочное "–ост".  онечно, его можно воспринимать и как простое указание на рост персонажа (выраженный, скажем, в аршинах и вершках), и рост - в смысле взрослени€. Ќо первое не подкреплено никакими цифровыми величинами, а второе - излишне, поскольку и так пон€тно, что отрок, подросток с течением времени растет.

ћожет быть, не стоит отказыватьс€ от другого возможного прочтени€: "рост." как сокращение от ростовщик? Ёто предположение, кажетс€, имеет право на существование еще и потому, что в тех же запис€х встречаетс€, во-первых, множество иных сокращений (в том числе и от слова ростовщик) и, во-вторых, в них на самом деле разрабатываетс€ образ –остовщика, который позднее получит дальнейшее развитие в "ѕодростке" (1874-1875 гг.) и " роткой" (1876 г.). ѕодойд€ к упом€нутой только что повести, мы невольно вспоминаем, что слово кроткий встречалось нам прежде.  онечно же: это одно из значений греческого слова ќdiхthV, ставшего со временем названием знакомого нам романа, с которого и началось все это путешествие.

¬спомина€ ростовщиков у ƒостоевского, нельз€, конечно, забыть и несчастную жертву –одиона –аскольникова - из "ѕреступлени€ и наказани€" (1865-1866 гг.). ¬идимо, только потому, что в русском €зыке не прин€то употребление женского рода к слову ростовщик, писатель использовал в этом романе такое т€желовесное словосочетание как старуха процентщица.

“еперь поставим на "поле оракула" (crбw, crкsiV, crhstШrion). ¬спомним, что в "Ѕесах" хромонога€ ћарь€ Ћеб€дкина посто€нно зан€та тем, что гадает на картах. Ћюбое гадание - будь это на картах игральных (пась€нсных), на картах ли “аро, бросание костей, люба€ игра вообще - вопрошение судьбы, предугадывание рока. ƒействи€ Ћеб€дкиной здесь таковы же, что и у ћарфы ѕетровны —видригайловой из "ѕреступлени€ и наказани€", котора€, как говоритс€ в этом романе, "мастерица гадать была"; —видригайлову после смерти жены привиделс€ даже ее призрак, от которого он получил предложение погадать ему на картах.

ѕочти одинаковые трагические судьбы двух этих женщин из разных романов, павших жертвами, вынуждает нас сделать следующую ставку - на "поле жертвы" (crhst∞rion). Ќапомним, что ћарь€ “имофеевна Ћеб€дкина, как и ћарфа ѕетровна —видригайлова - обе хромые, и обе погибают насильственной смертью. ¬ черновой заметке "ћысль" (€нварь - февраль 1870 г.) к задуманному роману о  н€зе и –остовщике ’ромоножка, влюбленна€ в  н€з€, была изнасилована и брошена им, после чего она стала жертвой беглого каторжника. Ќе хрома€, но занимающа€с€ ростовщичеством, "старуха процентщица" в "ѕреступлении и наказании" стала жертвой –аскольникова. ∆ертвами насили€ или жертвами обсто€тельств станов€тс€ у ƒостоевского многие персонажи. » чаще всего - пр€мо или косвенно из-за денег. ¬ св€зке с темой денег стоит и убийство –огожиным Ќастасьи ‘илипповны в "»диоте" (хот€ мотив убийства иной - ревность). —ам –огожин (что особенно хорошо видно в черновых редакци€х "»диота") с самого начала повествовани€ св€зан с темой денег и предлагает  н€зю их взаймы (напомню, что пон€ти€ займа, заимодавства, должничества в греческом €зыке передаетс€ теми же словами, что и пон€ти€ ростовщичество, ростовщик). “ак или иначе сплетенность всех отмеченных тем приводит героев произведений ƒостоевского к роковому концу.

ѕоэтому и наша последн€€ ставка должна быть сделана на "поле рокового конца" (creхn/creуn). «десь нет смысла вновь перечисл€ть выше приведенные примеры, достаточно вернутьс€ к ним и, напомнив их себе, сделать вывод: лингвистическа€ игра, в которой мы, вслед за ‘.ћ.ƒостоевским сделали р€д ставок, оказалась не только азартной, но и выигрышной.

ќбратив в начале нашего путешестви€ по произведени€м ƒостоевского внимание на троекратно повторенную в черновых запис€х к роману "»диот" заметку " Ќя«№ ’–»—“ќ—", затем обнаружив, сколь широко раскинулись ветви лексического и фонологического древа, выросшего на почве греческого €зыка, мы можем в заключение сказать, что наши странстви€ не были напрасными. ќни позволили увидеть, как глубинные архетипы, засевшие в подсознании писател€ еще в ученические годы, со временем стали про€вл€тьс€ и богато плодоносить.
     
     


  титульной странице
¬перед
Ќазад