Хоровод. - Хороводными называются в Великоруссии весенние игры-пляски
с песнями.  Этимология  слова  указывает  как  будто  на  греческое  его
происхождение,  хотя  у  южных  славян,  которые  наиболее   подверглись
греческому влиянию, название аналогичной обрядности - чисто  славянского
происхождения ("коло"). Нет названия "Х." и у малороссов, кроме  случаев
,  объясняющихся  легче  всего   заимствованием.   Современные   Х.,   и
аналогичные  обрядности  иного  названия  представляют   собой   остатки
первобытного синкретизма поэзии, предшествовавшего ее дифференциации.  В
Х. элементы  песни,  драматического  действия  и  пляски  соединены  еще
неразрывно. Содержанием игры бывает  как  символизация  явлений  природы
(напр.  перелет  птиц),  так  и  подражание  явлениям  обыденной   жизни
(земледельческие работы, сватанье, брак). Великорусские  Х.  водится  во
всякое время года даже зимой (в избах), но более всего весной  и  летом.
Сходные игры в Малороссии приурочены к весне и более всего к  пасхальной
неделе. П. В. Шейн  в  хороводных  великорусских  песнях  различает  три
группы: а) хороводные  наборные  (приступ  к  Х.),  b)  самый  Х.  и  с)
хороводными разборные или разводные. Однако, некоторые группы Х.  служат
как наборными, так и Х.; таковы так наз.  "заиньки"  в  сборнике  Шейна.
Наборные хороводные песни имеют своим  содержанием  почти  исключительно
сватанье  и  брак.  Содержание  это  развивается  либо  просто,  либо  в
символической форме, обычной в  народной  песне  (песни  о  "веночке"  =
"девство", о "девушке, идущей  по  жердочке"  "любящей"  и  т.  д.).  По
окончании сбора Х., начинается самое хороводное действо,  сопровождаемое
песнями,  которые  известны  под  именем  "игровых".  П.  В.  Шейн  дает
несколько описаний Х. 1) Девушки и мужчины, взявшись за руки, составляют
круг и двигаются в одну сторону; потом под ту  же  песню  вожак  -  или,
чаще, вожачка - входит в круг. За ней двигаются  все  и  составляют  при
движении фигуру цифры 8. Потом снова составляется круг. 2) Х. с платком.
В начале устраивается круг. У каждого из играющих или у  половины  их  в
руках платки. Вожак подает своей соседке  конец  платка,  та  берет  его
левой рукой и, оба, отступя друг  от  друга,  поднимают  руки  так,  что
образуют  ворота.  В  эти  ворота  входит  следующая  пара  и,   пройдя,
становится за первою, тоже поднимает руки кверху и образует новые ворота
и т. д. 3) Крест. Образуется круг, внутри которого становятся две  пары.
С притаптыванием и помахиванием  платками  пары  сходятся  каждая  между
собой, потом поворачиваются и расходятся. Круг в это время поет песни. В
так  называемых  "заиньках"  парень,  изображающий  заиньку,  выходит  в
середину круга и под песню исполняет, что в  песне  поется.  Когда  поют
"заинька, поцелуй", он целует одну из участвующих в Х. девушек. К  числу
хороводных песен-игр относится игра "сеянье проса", воспроизводящая  ход
полевой работы при первоначальном положении земледелия и в то  же  время
символизирующая брак.  Великорусская  игра  "варение  пива"  в  песне  и
мимически воспроизводит, как варится пиво; затем  садятся  его  пить  и,
наконец, напившись, дерутся. В конце игры участвующие мирятся и  мужчины
целуются с мужчинами, женщины с женщинами. Большинство хороводных песен,
как и наборных, так или иначе связано с  представлениями  о  сватанье  и
браке. В связи с этими представлениями - в великорусских песнях  не  так
рельефно, как в  малорусских  -  является  представление  о  прохождении
ворот, по-видимому имеющее в основе мифическое представление. Родственны
с Х. великорусские детские игры с пением, которые представляют собой  ни
что иное, как потерявшую значение для взрослых обрядность. Некоторые  из
таких  детских  игр  в  других  местах  исполняются  еще  взрослыми  как
обрядовые  игры  ("Кострома",  "Коршун").   Еще   труднее   разграничить
хороводные песни от некоторых обрядовых, часто вполне  тождественных  по
содержанию. Таковы, напр.,  приводимые  П.  В.  Шейном  в  его  сборнике
"Великорусс"  в  отделе  святочных,  под  рубрикой  "игрища",   или   же
песни-игры При обрядности "завивания березки". Вообще надо полагать, что
современный великорусский Х. является результатом обветшания  обрядности
и превращения ее в игру. На такой процесс указывает и положение  сходных
элементов народной поэзии у малороссов. Здесь выделившегося из обряда Х.
нет; аналогичные игры-песни, иногда почти совпадающие  с  великорусскими
(напр. "сеянием проса", "заинькой" и т. д.),  входят  в  цикл  веснянок.
Местами в Малороссии  вся  группа  весенних  обрядовых  Х.  носит  общее
название "петь володаря", по названию той игры-песни, которая составляет
центр  группы  Эта  весенняя  игра-песня,  обрядовое  значение   которой
затемнено случайно попавшим в нее именем князя Романа, раскрывает  смысл
самой  обрядности.  В   образе   ребенка   на   золотом   кресле   здесь
символизируется появление нового солнца, по  первобытному  представлению
нарождавшегося всякую весну. Раскрытие ворот означает восход солнца,  но
тот же образ,  путем  неясной,  по-видимому,  мифологической  ассоциации
символизирует брак-любовь. Эти два представления - весны и любви-брака -
являются основными в весенних хоровых играх обрядового характера,  равно
как и в хороводных. Детские игры малороссов, как и у великороссов, часто
являются   результатом   обветшания   хоровой   обрядности.   Содержание
малорусских весенних игр-песен раскрыто в прекрасной работе покойного А.
А. Потебни: "Объяснение малорусских и  сродных  песен".  Эта  же  работа
может до известной степени  послужить  и  для  объяснения  великорусских
хороводных и весенних  песен,  о  которых  самостоятельного  труда  нет.
Малорусская игра-песня "Володарь" вызвала целую литературу,  из  которой
выдается, кроме соответствующей главы у Потебни, работа покойного  проф.
И.  Н.  Жданова  ("К  литературной  поэзии  русской  былевой   поэзии"),
выдвигающая историческое объяснение песни. Диаметрально  противоположная
по точке  зрения  и  выводам  статья  Н.  Коробки:  "Весенняя  играпесня
Володарь и песни о князе Романе" ("Изв. II отд.  Акд.  Наук",  т.  IV  и
отдельно, СПб., 1899). О  значении  игры-песни  в  развитии  поэзии  см.
прекрасный труд академика А. Н. Веселовского: "Три главы из исторической
поэтики". Описание великорусских Х. и собрание хороводных песен у Шейна,
"Великоросс"; богатое собрате  малорусских  веснянов  и  детских  игр  в
сборнике Чубинского, "Труды этнографической  экспедиции  в  Юго-Западном
крае".
   Н. Коробка.