Ушаков (Симон или Пимен Федорович, 1626 - 86) - знаменитый московский
иконописец, происходил, вероятно, из  посадских  людей  и,  по-видимому,
очень рано получил основательную подготовку к своей  специальности,  так
как, будучи всего 22-х лет от роду, был принят  в  царские  "жалованные"
(т. е. получавшие постоянное содержание) мастера Серебряной  палаты  при
Оружейном приказе. Здесь прямыми его обязанностями было "знаменить",  т.
е. делать рисунки для разных предметов  церковной  утвари  и  дворцового
обихода,  преимущественно  для  золотых,  серебряных   и   эмалированных
изделий, расписывать знамена,  сочинять  узоры  для  рукоделий,  чертить
карты, планы и т. д. Усердно исполняя подобные работы, он  писал,  кроме
того, образа для двора, церквей и частных лиц,  причем  приобрел  вскоре
известность лучшего на Москве иконописца. С переводом У.  на  службу  из
Серебряной  палаты  в  Оружейную,  в  1664  г.,  круг  его  деятельности
расширился, а слава возросла еще более: он стал во главе прочих  царских
мастеров, образовал целую школу иконописцев, пользовался милостями  царя
Алексея Михайловича и его преемников на престоле, исполнял всяческие  их
поручения по художественной  части  и  до  самой  своей  кончины  жил  в
довольстве и почете. Икон, писанных У., дошло до нас довольно много, но,
к  сожалению,   большинство   их   искажено   позднейшими   записями   и
реставрациями. Как на сохранившиеся лучше других и особенно  любопытные,
можно указать на иконы:  Благовещения,  в  которой  главное  изображение
окружено композициями на  темы  акафиста  Пресв.  Богородицы  (наход.  в
церкви Грузинской  Божьей  Матери,  в  М.),  Владимирской  Богоматери  с
московскими угодниками (там же), св. Феодора Стратилата (у  могилы  царя
Федора Алексеевича, в Архангельском соборе), Нерукотворенного  Спаса  (в
соборе Троицко-Сергиевской лавры), Сошествие Св.  Духа  (там  же)  и  на
икону-портрет  царей  Михаила  Федоровича  и  Алексея   Михайловича   (в
Архангельском соборе). Эти произведения, равно как и  другие  работы  У.
свидетельствуют, что он был человек весьма развитый по  своему  времени,
художник талантливый, прекрасно  владевший  всеми  средствами  тогдашней
техники и старавшийся вывести русскую живопись из  застоя  и  рутины,  в
которых она находилась до его появления. Оставаясь  на  почве  исконного
русско-византийского  иконописания,  он  не   относился   равнодушно   к
западному искусству, веяние которого вообще уже сильно  распространилось
в XVII стол. на Руси, писал и древним пошибом, и  в  новом.  так  назыв.
"фряжском" стиле, улучшал первый заимствованиями из  второго  и,  вместо
рабского повторения одних  и  тех  же  типов  икон,  вместо  изображения
окоченелых,   неестественных   фигур,   изобретал   новые    композиции,
присматривался к  западным  образцам  и  к  натуре,  стремился  сообщать
фигурам характерность и движение, хотя достигал  всего  этого,  конечно,
лишь настолько, насколько было ему доступно  при  тогдашней  зависимости
искусства от церкви и от требований русского быта.  В  круг  занятий  У.
входило  изготовление  рисунков  для  граверов.  Д.  Ровинский  в  своем
"Подробном  словаре  русских  граверов"   указывает   на   два   офорта,
исполненных им самим. Ср. Г. Филимонов,  "Симон  У.  и  современная  ему
эпоха русской иконописи" (Москва, 1873).
   А. С - в.