Остромирово Евангелие - один из древнейших памятников церк.-славянск.
письменности и древнейший памятник русской редакции. Писано в 1056-57 г.
для новгородского  посадника  Остромира  (в  крещении  Иосифа)  дьяконом
Григорием. Остромирово Евангелие -  отлично  сохранившаяся  пергаментная
рукопись красивого письма (длина 8 врш., ширина немного менее 7 врш.) на
294  лист.,  из  которых  на  трех   помещены   живописные   изображения
евангелистов  Иоанна,  Луки  и  Марка,  а  два  остались  незаписанными.
Евангельский текст писан в 2 столбца, по  18  строк  в  каждом,  крупным
уставом;  средним  уставом  писаны  оглавления  евангельских  чтений   и
календарь, мелким - послесловие. О. - апракос (недельное);  евангельские
чтения расположены в нем по неделям, начиная с Пасхи. Надпись "Евангелие
Софейское апракос"  указывает  на  то,  что  О.  Евангелие  принадлежало
новгородскому  Софийскому  собору.  Около  1700  г.  оно   хранилось   в
Воскресеннской ризнице мастерской  Оружейной  палаты;  в  1720  г.  было
вытребовано в СПб. и в 1806 г. было найдено Я. В.  Дружининым  в  покоях
Екатерины  II.  Александр  I  повелел  хранить  его  в  Имп.   Публичной
Библиотеке. Первое известие в печати об О. Евангелии появилось  в  журн.
"Лицей" (1806, ч. 2). С 1814 г. О. Евангелие стал изучать  Востоков.  До
издания О. Евангелия источниками для изучения церковно-славянского языка
были сборник  Клоца,  изданный  Копитаром,  и  Фрейзингенсие  статьи.  В
вышедшем в 1820 г. знаменитом "Рассуждении о славянском языке"  Востоков
впервые привлек к изучению филологические данные Остромирова Евангелия и
уяснил, руководствуясь им, значение  юсов  в  древне-церковно-славянском
языке. - Оригинал О. Евангелия, по всей вероятности, был юго-славянского
происхождения. Русский переписчик отнесся к своему труду с замечательной
аккуратностью;  этим  объясняется  большая  выдержанность   правописания
памятника, которое Григорий старался  сохранить;  в  О.  Евангелии  мало
заметно влияние русского говора. В виду этого, О. Евангелие долго играло
первостепенную роль при обнаружении  свойств  старо-церковно-славянского
яз.; но даже и теперь,  с  открытием  других  современных  О.  Евангелию
памятников церковно-славянской письменности, так называемой  "паннонской
редакции"  (как  Евангелия  Зографское,  Мариинское),  значение  его   в
филологическом отношении велико. То обстоятельство, что переписчик очень
тщательно отнесся к употреблению юсов, к несвойственному русскому  языку
начертанию ръ, лъ, рь, заставляет думать, что далеко не все особенности,
отличающие  О.  Евангелие  от  современных  ему  других  старославянских
памятников, могут быть отнесены на счет русского влияния.  К  несомненно
древним особенностям О. Евангелия, бывшим в его оригинале, относятся: 1)
сохранение  глухих  ъ  и  ь,  которые  пропускаются  очень   редко;   2)
употребление ть в 3 единств и  множ.  чисел  в  спряжении  глаголов;  3)
постоянное употребление эпентетического л (земли  приступль).  С  другой
стороны,  по  сравнению  с  "паннонскими  памятниками",   О.   Евангелию
незнакомо,  напр.,  употребление  простого  и  сложного  нетематического
аористов. Число  руссизмов  в  правописании  и  в  формах  О.  Евангелия
невелико; сюда принадлежат 1) немногие ошибки против употребления юсов и
замена их через у, ю, я; 2) смешение е и h; 3) употребление ж вместо жд;
4) написание ър, ъръ и т. п.; 5) 3 случая полногласия,  из  которых  два
приходятся на послесловие и только  один  на  сам  текст  0.  Евангелия.
Миниатюры,  изображающие  апостолов,  принадлежат  скорее   всего   руке
приезжего грека; они не вклеены, а исполнены на том же пергаменте, что и
само О. Евангелие. Художник усвоил и внес в свои изображения технику так
называемой  инкрустированной  эмали,  бывшей  тогда   в   исключительном
употреблении в Византии;  быть  может,  эти  миниатюры  -  только  копии
византийских  миниатюр.  переписчику  (а   не   художнику)   принадлежит
исполнение ряда заставок и многочисленных заглавных букв. В первый  раз,
по  поручению  академии  наук,  О.  Евангелие  издано  Востоковым   ("О.
Евангелие, с приложением греческого текста  евангелий  и  грамматических
объяснений",  СПб.,  1843).  Издание  Ганки  (Прага,  1853)  в   научном
отношении неудовлетворительно. Есть  два  факсимилированных  издания  И.
Савинкова ("О. Евангелие, хранящееся в Имп.  Публ.  Библ.  ",  1-е  изд.
СПб., 1883; 2-ое СПб., 1889). О языке О. Евангелия писали:  Востоков  (в
изд. 1843; перепеч. в книге  "Филологич.  наблюдения"  Востокова,  СПб.,
1865); И. И. Срезневский, "Древн.  славянск,  памятники  нового  письма"
(СПб., 1868); M. M. Козловский, "Исследование о языке О.  Евангелия"  (в
"Исследов. по русс, яз.", изд. акад. наук, т. 1, СПб. 1895, и отд. СПб.,
1886). А. А. Шахматов и В. Н. Щепкин (дополнения по языку О. Евангелия к
"Грам.  старославянского  яз."  Лескина,  пер.  с   нем.,   М.1890).   О
"Миниатюрах О. Евангелия" см. ст. К. Герца в "Летописях рус. литературы"
1860, т. III.
   Л. Лященко.