Обвинительный акт (indictment, Anklageschrift, acie  d'accusation)  -
письменное  изложение  предъявляемого  суду   обвинения,   по   которому
подсудимый предается уголовному суду. Сообразно устройству  в  уголовном
процессе органов  обвинении  отношении  их  к  органам  судебной  власти
изменяется характер  О.  акта,  его  содержание,  а  также  порядок  его
составления.  В  уголовных   процессах,   давших   наибольшее   развитие
обвинительным формам  (Англия,  Шотландия,  Америка,  Австрия),  О.  акт
служил  выражением   требования   обвинителя   о   судебном   разрешении
возбуждаемого им обвинения, посредством постановки уголовного приговора.
Сообразно этому О. акт является единственным формальным  основанием  для
предания заподозренного суду и определяет пределы исследования  дела  на
судебном (главном) следствии. В уголовных процессах  французского  типа,
ограничивающих  свободу  действий   органов   обвинительной   власти   и
подчиняющих их, в  отношении  деятельности  по  преданию  суду,  органам
власти судебной. О. акт является  не  единственным  основанием  предание
суду; по делам наибольшей важности для признания за  ним  процессуальной
силы требуется  определение  о  предании  суду,  постановляемое  органом
судебной власти (судебной  палатой).  Содержание  О.  акта  обнаруживает
большое разнообразие. Так, в Англии, О.  акт  заключает  в  себе  только
сущность  тех   действий   обвиняемого,   в   которых   выразилась   его
преступность, с указанием его прозвища и профессии, имени  потерпевшего,
времени и места совершения преступного деяния;  затем  указывается,  что
подсудимый за нарушение мира королевы предается суду такого-то суда. Так
как в английском О. акте не излагаются основания обвинения и  подсудимый
может быть им обвиняем только в одном преступном деянии, то краткость  -
неизбежное его свойство, несколько  нарушаемое  дозволением  употреблять
различные   варианты,   определяющие    преступное    действие    (напр.
предъявляется обвинение в краже или в присвоении). Как  на  особенность,
характеризующую О. акте в Англии, следует указать  еще  на  то,  что,  в
противность французской системе, по англ. праву  одна  и  та  же  группа
деяний может послужить поводом к  составлении  нескольких  обвинительных
актов. напр. в случае одновременного учинения подсудимым, по отношению к
разным лицам, убийства, покушения  на  убийство  и  причинения  телесных
повреждений. Содержание О. акта по французскому праву значительно  шире.
Он составляется генеральным прокурором,  после  постановления  палаты  о
предании подсудимого суду, и должен заключать  в  себе  обозначение:  1)
свойства преступного деянии, служащего основанием обвинения и 2) события
и всех обстоятельств, служащих к увеличению  или  уменьшению  наказания,
при чем заподозренный должен  быть  поименован  и  описан  с  надлежащей
ясностью. Заключением О. акта  служит  формула:  такой-то  обвиняется  в
совершении   такого-то   преступления,    сопровождавшегося    такими-то
обстоятельствами. Французские О. акты часто составляются прокуратурою  с
пренебрежением к правам и интересам подсудимого и носят  на  себе  следы
страстности, под влиянием которой обвинение излагается  обыкновенно  как
вполне доказанное, а подсудимый  изображается  вполне  изобличенным.  Не
мало обращается  при  этом  внимания  и  на  самое  изложение  О.  акта:
посредством  соответствующей  группировки   собранного   предварительным
исследованием материала,  а  также  картинностью  изложения  составители
рассчитывают  самым  чтением  его  произвести  благоприятное,  в  смысле
обвинения,  впечатление  на  судей.  В  австрийском  процессе   О.   акт
составляется обвинителем, которыми и вносится прямо следственному судье,
производившему следствие, а если оно не производилось  -  то  президенту
совещательной камеры, от которых затем и получает  дальнейшее  движение,
или поступает, путем обжалования, во вторую судебную инстанцию. О.  акт,
независимо  от  указания  личности  подсудимого  и  суда,   рассмотрению
которого подлежит дело, должен, по австрийскому праву, заключать в себе:
1) изложение всех обстоятельств дела, относящихся к предмету обвинения и
могущих влиять на квалификацию  деяния,  2)  квалификацию  деяния  и  3)
законы,  под  которые  подводится   деяние   и   которыми   определяется
подсудность. Германский устав уголовного судопроизводства по вопросам  о
предании суду поставил лиц прокурорского обвинения в большую зависимость
от суда, чем австрийский устав уголовного судопроизводства; это  оказало
влияние и на деятельность прокуратуры по составлению О. акта. В Германии
не прокуратура, а суд, по окончании предварительного  следствия,  решает
вопрос о том, должно  ли  быть  открыто  главное  производство,  или  же
обвиняемый должен быть  освобожден  от  преследования.  Прокурор  только
предлагает суду об открытии главного следствия, посредством внесения  О.
акта. В О. акте означается поставляемое в  вину  обвиняемого  деяние,  с
указанием законных его признаков и применимого к нему уголовного закона,
а также доказательств и суда,  в  котором  должно  иметь  место  главное
следствие. По уголовным делам, подлежащим производству в имперском суде,
в суде присяжных или в ландсгерихте, в О. акте приводятся,  кроме  того,
существенные  результаты  произведенный,  исследований.  Наши   судебные
уставы 20 нояб. 1864 г., приняв в основных  чертах  французскую  систему
предания суду, установили и в отношении О. акта  порядок  вещей,  близко
подходящий к французскому. По уставу  уголовного  судопроизводства  (ст.
520), в О. акте должно быть означено: 1) событие,  заключающее  в.  себе
признаки преступного деяния; 2) время и место совершения его,  насколько
это известно; 3)  звание,  имя,  отчество,  фамилия  или  прозвище  лица
обвиняемого; 4) сущность  доказательств  и  улик  и  5)  определение  по
закону,    какому    именно    преступлению    соответствуют    признаки
рассматриваемого деяния. К обвинительному акту прилагается  составленный
прокурором список лиц,  вызываемых  со  стороны  обвинения  к  судебному
следствию  (ст.  521).  По  делам,  производящимся  в  порядке  частного
обвинения, О. акт заменяется жалобою частного обвинителя  (ст.  526).  У
единоличных наших судей особого обряда предания  суду  не  существует  и
никакого О. акта не составляется. Постановления закона нашли  дальнейшее
развит в разъяснениях сената, который, между прочими, высказал, что  для
предания суду достаточно фактов. выясняющих "вероятность" вины (69,877),
что при составлении его надлежит  избегать  излишних  подробностей  дела
(68,829) и что в нем надлежит означать только род преступления, а не вид
его и степень (67,263). В нашей литературе  процессуальное  значение  О.
акта определяется  тем,  что  через  посредство  его  подсудимый  узнает
окончательно формулированное  против  него  обвинение  и  таким  образом
ставится в необходимые условия  для  дальнейшей  состязательной  борьбы.
Велико также процессуальное значение О. акта для деятельности обвинителя
и суда. Для обвинителя  О.  акт  установляет  пределы  обвинения,  далее
которых он не  может  идти  в  своих  требованиях,  а  для  суда  и  его
председателя определяет границы судебного следствия и приговора. Хотя, в
уклонение от этого, наш действующий процессуальный  кодекс  и  дозволяет
суду ставить вопросы о не предусмотренных в О. акте преступных  деяниях,
но лишь настолько, насколько вновь обнаруженные деяния  подвергаются  по
закону наказанию не более строгому, чем деяние в  О.  акте  определенное
(ст. 752). О. акт у нас (в отличие от французского порядка) не допускает
отдельного  обжалования  и  может  быть  обжалован  только  совместно  с
состоявшимся приговором. Ср. К. К. Арсеньев, "Предание суду" (1870);  Н.
Буцковский, "О деятельности прокурорского надзора  вследствие  отделения
обвинительной власти от судебной" (1867); ст. В. Жуковского  в  "Журнале
Гражданского и Уголовного Права" (1876, № 5).
   В. С - ий.