Нигилизм - полемический термин для  обозначения  крайностей  движения
60-х гг. (от лат. nihil - ничего, т. е.  ничего  не  признающие).  Самое
слово существует очень давно. В средние века было еретическое учение Н.,
преданное анафеме папой Александром III  в  1179  г.  Учение  Н.,  ложно
приписанное схоластику Петру Ломбард,  отвергало  человеческое  естество
Христа. В русской литературе слово  Н.  впервые  употреблено  Надеждиным
(ст. "Сонмище нигилистов", в "Вестнике Европы") в значении отрицателей и
скептиков.  В  1858  г.  вышла  книжка  казанского   проф.   В.   Берви:
"Психологический сравнительный взгляд на начало и конец  жизни".  В  ней
тоже употребляется слово Н., как синоним скептицизма. Добролюбов  осмеял
книжку Берви, подхватил это слово - но оно не стало  популярным  до  тех
пор, пока Тургенев в "Отцах и  детях"  не  назвал  нигилистом  Базарова.
Огромное впечатление, произведенное "Отцами и детьми", сделало  крылатым
и термин "нигилист". Никто, однако, из людей 60-х гг. официально его  не
принял. Писарев, который в ряде статей  признал  в  Базарове  воплощение
идеалов и взглядов нового поколения, называл себя "мыслящим  реалистом".
Понятно, что тургеневской клички не усвоила  себе  и  та  многочисленная
часть молодежи, которая в Базарове и вообще в "Отцах и детях"  усмотрела
карикатуру на новое движение. С тем большей цепкостью ухватились за него
противники новых идей. В своих воспоминаниях Тургенев рассказывает,  что
когда он вернулся в Петербург после выхода в свет его  романа  -  а  это
случилось во время известных петербургских пожаров 1862 г., -  то  слово
нигилист уже было подхвачено тысячами  голосов,  и  первое  восклицание,
вырвавшееся из уст первого  знакомого,  встреченного  Тургеневым,  было:
"посмотрите, что ваши нигилисты делают: жгут Петербург!" С тех пор  этот
термин является в статьях и романах, направленных против  движения  60-х
гг. Не было тех черных  красок,  которых  Лесков-Стебницкий,  Клюшников,
Авенариус, позднее Всеволод Крестовский и др. жалели бы для  изображения
"нигилистов", соединяя воедино все  оттенки  отрицательного  настроения,
смешивая  лучших  его   представителей   с   теми   подонками,   которые
примешиваются ко всякому массовому  движению).  В  лучшем  случае  новые
люди, фигурировавшие в противонигилистической литературе, были лохматые,
нечесаные, грязные мужчины и утратившие всякую женственность девицы;  но
сплошь да рядом к этим качествам ожесточенные изобразители Н. прибавляли
шантаж, воровство и подчас даже убийство. К концу 60-х и началу 70-х гг.
слово нигилист почти исчезает из  русской  полемической  литературы,  но
воскресает в западноевропейской  литературе,  как  обозначение  русского
революционного движения; его принимают и  некоторые  русские  эмигранты,
писавшие на иностранных языках о русском революционном движении.