Нартские богатыри. - Сказания о  нартах  -  древнем  горском  народе,
родственном кабардинцам - до сих пор сохранились у  терских  кабардинцев
Пятигорского отдела. По  преданию,  нарты  населяли  нынешнюю  Кубанскую
область и вообще весь сев. Кавказ. В народном воображении  они  рисуются
богатырским племенем, проводившим  время  в  набегах  и  поиске  опасных
приключений. Слово "нарт" сделалось  нарицательным  и  служит  синонимом
удалого,   доброго   молодца.   Врагами   нартов   являются   мифические
гиганты-идиоты,  пожиравшие  человеческое  мясо  -  эмегены.  Последние,
несмотря на свое  физическое  превосходство,  не  могли  устоять  против
несравненно более развитых нартов. Затем сказания  говорят  о  борьбе  с
татарскими ханами, известными нам из истории; предание,  таким  образом,
сливается  с   действительностью.   В   песнях   прежних   странствующих
певцов-поэтов, так назыв.  гегуако,  прославляются  богатырские  подвиги
отдельных героев из Н. племени. Свои победы герои одерживают при  помощи
необыкновенных   коней,   переплывающих   обширные    моря,    говорящих
человеческим голосом и способных принимать вид всевозможных животных. Не
малое содействие также оказывает богатырский меч  -  сырпин.  Древнейшим
нартским героем является в песнях Урызмек, который по совету  прекрасной
княжны Сатаной, сделавшейся позже его женой, залез в жерло пушки,  чтобы
путем выстрела попасть на небо и там убить врага своего народа  -  Нука.
Другой  богатырь,  Рачикау,  по  преданию  -  сын  русского   поселенца.
Позднейшие песни сложены про  Айдемыркана,  воспитывающегося  при  дворе
крымского  хана  Довлет-гирея.  И  у  него  есть  чудная  лошадь,   есть
непобедимое оружие, но общая обстановка,  среди  которой  он  действует,
более правдоподобна и близка к действительности. См. "Сборник материалов
для описания племен и местностей Кавказа" (Тифлис, 1881,  1886  и  1888,
вып. 1, 5 и 6). Нарцисс (NarkiissoV) -  красивый  юноша  из  Фестий  или
Лакедемона, сын реки Кефисса и нимфы Лейриопы. На вопрос,  какова  будет
судьба мальчика, Тирезий ответил Лейриопе, что  он  достигнет  старости,
если не  увидит  сам  своего  лица.  О  смерти  Н.  мифология  сохранила
несколько рассказов, из которых известнейший прекрасно  передан  Овидием
("Metam.", III, 339  -  510).  В  жаркий  день  Н.,  никого  никогда  не
любивший, нагнулся над чистым источником и увидел свое лицо: с  того  же
момента он влюбился в себя и скоро умер, при чем тело его  обратилось  в
цветок.