Ермолов  (Алексей  Петрович)  ген.  от  инфантерии  (1772  -   1861);
происходил из старинной, но небогатой дворянской фамилии Орловской губ.;
еще в малолетстве был записан в л. гв. преображенский  полк.  Полученное
им домашнее воспитание Е. впоследствии дополнил  большою  начитанностью.
Боевое поприще начал в артиллерии, под начальством Суворова. В 1798  г.,
в чине подполковника, внезапно подвергся опале, заключен был в крепость,
а затем сослан на жительство  в  Костромскую  губ.,  где  воспользовался
свободным временем  для  основательного  изучения  латинского  языка.  С
воцарением имп. Александра I Е. был снова принять на службу  и  принимал
деятельное участие в кампаниях 1805 - 6 - 7 гг. Будучи начальником штаба
армии Барклая де Толли, особенно  отличился  в  Бородинской  битве,  где
вырвал из рук противников взятую уже ими батарею  Раевского.  В  1813  и
1814  г.  командовал  разными  отрядами.   В   1817   г.   Е.   назначен
главноуправляющим в Грузию в командиром отдельного кавказского  корпуса.
Представленный им Александру I план действий на Кавказе был одобрен, и с
1818 г. начинается ряд военных операций  Е.  в  Чечне,  Дагестане  и  на
Кубани, сопровождавшихся постройкою новых крепостей (Грозная, Внезапная,
Бурная) и наведших сильный страх на  горцев.  Он  подавил  беспокойства,
возникшие  в  Имеретии,  Гурии,  Менгрелии,  и  присоединил  к   русским
владениям  Абхазию)  ханства  Карабагское  и   Ширванское.   Гражданское
управление краем обнаружило в Е. выдающиеся способности администратора и
государственного человека: благосостояние  края  увеличилось  поощрением
торговле и промышленности; кавказская линия перенесена на более  удобную
и здоровую  местность;  организованы  лечебные  учреждения  при  местных
минеральных водах;  значительно  улучшена  Военногрузинская  дорога;  на
службу за Кавказом привлечены люди даровитые и образованные. В  1826  г.
совершился перелом в жизни и службе Е. Хотя  он,  озабоченный  усилением
персиян на наших границах, неоднократно и настоятельно требовал присылки
на Кавказ новых войск, но его опасениям не давали веры,  а  потому,  при
внезапном  вторжении  полчищ  Аббаса-Мирзы   и   вызванном   им   мятеже
магометанского населения, малочисленные войска наши очутились в  трудном
положении   и    не    могли    действовать    с    желаемым    успехом.
Неудовлетворительные  известия  из  Закавказья  вызвали   неудовольствие
импер. Николая против Е.; в Грузию, как  бы  в  помощь  Е.,  послан  был
генерал-адъютант Паскевич, которому поручено было лично от себя доносить
обо всем императору. Это подало повод  к  неудовольствиям  между  обоими
генералами, которых не мог прекратить и  посланный  для  того  Дибич.  В
марте  1827  г.  Е.  просил  увольнения  от  службы,  покинул  Кавказ  и
окончательно удалился от дел, хотя через несколько  лет  получил  звание
члена государственного совета. Последние годы своей  жизни  он  проживал
частью в своем  орловском  имении,  частью  в  Москве,  где  пользовался
особенным почетом и уважением. В войну 1853 - 56  гг.  москвичи  избрали
его начальником ополчения  своей  губернии;  но  звание  это  было  лишь
почетным, так  как  престарелый  Е.  неспособен  был  больше  к  военной
деятельности. Ср. записки Е.: "Материалы для  Отечественной  войны  1812
г.", М., 1864 г.; "Русская Старина" и "Русский Архив" разных годов.