Диптих (diptucon)  -  две  деревянные,  костяные  или  металлические,
продолговатые дощечки, соединенные одна с другою помощью шнурка,  тесьмы
или шарнира и складывающиеся  вместе,  на  подобие  книжного  переплета.
Снаружи они имели гладкую поверхность или же украшались резною  работою,
а с внутренней стороны, представляя также гладкое  поле,  обведенное  по
краю выпуклою полоскою, покрывались слоем воску, на котором  можно  было
писать или, вернее, царапать, посредством стальной  заостренной  палочки
(стиля). Д. играли у древних римлян и греков роль  записных  и  памятных
книжек. Иногда дощечки, с одного из своих  узких  краев,  были  снабжены
маленькими рукоятками, чтобы удобные было держать их в руке при писании.
Термин "диптих" явился только во времена Константина Великого; перед тем
подобные записные  дощечки  назывались  у  римлян  tabulae,  pugillares,
codices и codicilli, а у греков - pinakeV;  и  deltoi.  В  тех  случаях,
когда записная книжка заключала в себе, сверх двух внешних створок,  еще
одну, две и более дощечек внутри, ее называли триптихом,  тетраптихом  и
т. д. Особую категорию составляют так называемые "консульские  Д.".  Они
отличались от обыкновенных более значительным размером (доходили  иногда
до 1/4 фут. в вышину) и делались  всегда  из  слоновой  кости.  То  были
дорогие художественные произведения, которые новоизбранный консул  дарил
сенаторам, префектам провинций и другим важным лицам, подавшим  за  него
свой  голос.  Внешние  стороны  консульских  Д.  украшались   надписями,
эмблемами и художественно  исполненными  изображениями  самого  консула,
восседающего на курульском кресле, в роскошном одеянии,  и  держащего  в
одной руке скипетр, с бюстом императора на верхнем конце, а в другой
   - цирковую маппу (mappa circensis), - сверток ткани,  которою  консул
давал  сигнал  дня  начала  игр.   Под   фигурою   консула,   снабженною
обозначением его имени, нередко изображались представления в цирке,  бой
гладиаторов и т. п. На внутренних поверхностях створок помещался  список
консулов, начиная  с  Л.  Юния-Брута  и  кончая  тем,  по  чьему  заказу
изготовлен Д. Консульские  Д.  вошли  в  употребление  на  Западе  и  на
Востоке, по-видимому, не ранее III в. по Р. Хр.; самый  древний  из  них
относится к 248 г., самый поздний - к 541 г. Доселе  сохранились  Д.  21
консула,  в  30  экземпл.  Из  них  пять,  происходящие   из   коллекции
Базилевского, находятся в Имп. Эрмитаже (в Отделении Средн. Век. и эпохи
Возрождения). Когда христианство в Римской империи восторжествовало  над
язычеством, новая религия приспособила консульские и другие Д. к  своему
употреблению. Одни из них стали служить переплетными досками Евангелий и
вообще священных книг, причем их обделывали в  богатые  золотые  оклады,
украшенные драгоценными каменьями и эмалью.  Большинство  древнейших  Д.
дошло до нас, благодаря именно употреблению их  в  христианской  церкви.
Другие экземпляры заняли место на алтарях, в виде украшения и, вместе  с
тем, в  значении  таблиц,  по  которым  священнодействующий  мог  читать
богослужебные молитвы или поминать  живых  и  умерших.  С  конца  IV  в.
появились  Д.,  изготовленные  специально   для   церковных   целей,   с
изображением уже не мирских  сюжетов,  а  евангельских  и  ветхозаветных
событий,  ликов  Христа,  Богородицы,  апостолов  и  т.  п.  Так  как  в
поминальные списки вносились имена  всех  тех,  кто  выказал  усердие  и
преданность  религии  -   царей,   патриархов,   епископов,   мучеников,
исповедников, благотворителей и пр., - то подобные синодики делались,  с
течением времени, слишком длинны для того, чтобы умещаться на  одном  Д.
Поэтому  заведись  Д.  троякого  рода:  1)  епископские   Д.   (diplycha
episcoporum),  для  поминовения  местных  архиереев;  2)  Д.  живых  (d.
vivorum), в кот. вписывались  имена  здравствующих  государей,  духовных
сановников, жертвователей на пользу церкви и вообще  всех  достойных  ее
чад, и 3) Д. усопших (d. mortuorum), назначенные для записи скончавшихся
поборников религии и благочестивых людей. Запись чьего-либо имени  в  Д.
считалась для этого лица  почетом;  наоборот,  получить  отказ  в  такой
записи или быть вычеркнутым из Д. - составляло позор, в  некотором  роде
отлучение от церкви. В средние века употребление Д. в церквах  сделалось
всеобщим; они стали водиться и у частных людей, причем, однако, характер
и назначение  их  постепенно  изменялись.  Священные  изображения  стали
помещаться на внутренних сторонах досок, внешние же стороны  оставлялись
гладкими Это были уже не записные таблетки или переплетные оклады  книг,
а образа-складни, перед которыми благочестивые  люди  молились  в  своих
домах, и которые крестоносец, пилигрим и самый бедный странник  брали  с
собою в путь, как предметы религиозного поклонения. Памятники этого рода
особенно  размножаются  с  IX  ст.,  после  эпохи  иконоборства.   Можно
предполагать, что именно гонение на священные изображена  способствовало
распространению таких небольших, легко передвижных и скрываемых образов.
Наряду с Д. из слоновой кости вошли в большое  употребление  триптихи  -
трехстворчатые складни, - сделанные из того  же  материала,  а  равно  и
складные образа, резанные из дерева, литые  из  меди,  изготовленные  из
благородных металлов и украшенные эмалью. В XIV ст., вследствие редкости
и дороговизны слоновой кости, получили преобладание складни  деревянные,
принимавшие порою значительные размеры  и  служившие,  в  таком  случае,
надпрестольными  иконами  в  церквах  и  капеллах;  однако  костяные   и
металлические Д. продолжали быть в ходу вплоть до XVI ст. и даже  позже.
Ср.  Fr.   Gori,   "Thesaurus   veterum   diptychorum   consularium   et
ecclesiasticorum" (1759); "Catalogue of the  Fejervari  ivories  in  the
Museum of  F.  Mayor"  (Ливерп.,  1856);  F.  Westwood,  "A  descriptive
catalogue of the fictile ivories in the  South-Kensingtou  Museum"  (Л.,
1876); F. Labarte, "Histoire des arts industriels" (т. I); "Dictionnaire
des antiquites grecques et romaines, publ. par Saglio" (т. V. статья Gr.
Bloch'a: "Diptychon").
   А. С - в.