Декларация прав человека и  гражданина  (declaration  des  droits  de
l'homme et du citoyen). Уже в наказах  1789  г.  встречается  требование
чтобы во Франции была издана Д. прав, причем,  конечно,  имелся  в  виду
пример Америки. В самом национальном собрании первая мысль о такой Д.  и
первый ее проект (12 июля 1789  г.)  принадлежали  Лафайету,  а  за  ним
представил свой проект и Сиейс (20 июля). Национальное собрание решило 4
авг., перед знаменитым ночным заседанием, поставить во главе конституции
торжественное объявление о правах  человека  и  гражданина,  а  12  авг.
поручило выработку ее текста особой комиссии. По докладу Мирабо, 26 авг.
собрание приняло Д., которая потом и была поставлена впереди конституции
1791 г. Ее текст состоит из краткого введения, в котором заявляется, что
единственными  причинами  общественных  бедствий  и  порчи  правительств
являются незнание, забвение  или  презрение  естественных,  священных  и
неотчуждаемых прав человека, и из 17 статей, заключающих в себе, главным
образом, две основные идеи политической философии естественного права  -
идею индивидуальной свободы и идею народовластия. Все  люди  свободны  и
равны в правах. Цель  общества  -  сохранение  прав  личности  (свободы,
собственности, безопасности и сопротивления угнетению). Верховная власть
принадлежит нации.  Закон  есть  выражение  общей  воли;  участвовать  в
издании  законов   имеют   право   все   граждане,   лично   или   через
представителей. Все граждане равны перед законом. Особые статьи (7 - 12)
обеспечивали  личную  неприкосновенность,  судебные  гарантии  личности,
свободу  совести  и  мысли,  свободу  слова  и  печати.  Публичная  сила
существует для счастья всех, а  не  для  личной  выгоды  тех,  кому  она
вверена. Налоги, необходимые для ее содержания, должны быть распределены
равномерно;  граждане  имеют  право  сами,  чрез  своих  представителей,
определять их размер и способ взимания. Общество имеет  право  требовать
отчета у своих агентов. "Общество, в котором не обеспечена гарантия прав
и не установлено разделения властей, не  имеет  конституции".  Никто  не
может быть лишаем собственности, кроме случаев общественной  надобности,
законно  засвидетельствованной,  и  лишь  под  условием  вознаграждения.
Таково, вкратце, содержание Д., принципы которой легли в  основу  целого
ряда постановлений публичного и частного права,  созданного  французской
революцией. В свое время Д. прав была предметом как восторженных  похвал
и резких нападок, так и более спокойной критики; и теперь  она  обращает
на себя большое внимание историков (см.  статью  М.  М.  Ковалевского  в
"Юрид. Вестнике" за 1889 г.). Когда, после  падения  монархии  и  отмены
конституции 1791 г., национальный конвент озаботился составлением новой,
республиканской конституции, то Д. прав составила существенную  часть  и
жирондистского проекта конституции, и якобинской конституции 1793 г.,  и
так наз. конституции III (1795) года. И жирондисты, и якобинцы внесли  в
свои Д. новую черту, которой не было в Д. учредительного собрания. Это -
принцип, которым на общество возлагается  обязанность  помощи  неимущим,
посредством   доставления   работы   или   пропитания,   и   обязанность
содействовать образованию всех своих членов. В остальном обе Д. мало чем
отличались от первой; в  них  только  сильнее  подчеркнуты  безграничное
верховенство нации и право сопротивления угнетению, которое превращалось
здесь прямо в  право  возмущения  (insurrection).  Когда  после  падения
Робеспьера  началась  реакция,  она  сказалась  и  на   содержании   Д.,
предпосланной конституции III года. Из новой  Д.  было  выключено  право
сопротивления, и к Д. прав прибавлена была Д.  обязанностей  (decl.  des
devoirs). Прибавлено было еще, что  верховная  власть  принадлежит  всей
совокупности  граждан  и  что  частные  их  соединения  не  имеют  права
присваивать  себе  всей  верховной  власти.  Мысль  о  Д.   обязанностей
высказывалась еще в авг. 1789 г.; но тогда вопрос об этом  был  отложен.
Обязанности, изложенные в Д. III г.,  имеют  чисто  моральный  характер;
особенно выдвигается вперед требование  подчинения  законам  и  законным
властям и поддержания  собственности,  как  основы  всего  общественного
порядка. В общем и Д. III г. сохранила принципы индивидуальной свободы и
народовластия.  В  конституции  VIII  (1799)  года,  передавшей   власть
Наполеону Бонапарте, нет уже  попытки  формулировать  права  человека  и
гражданина в том смысле, как это делалось в конституциях  1791,  1793  и
1795 гг. Историческое значение этих Д.  заключается  в  стремлении  дать
законодательную санкцию самым важным  принципам  политической  философии
естественного права, произведшей такой крупный переворот в  политических
взглядах и отношениях новейшего времени. Тексты Д. можно найти  в  любом
сборнике франц. конституций (Helie, Tripier, Laferriere и  т.  п.;  рус.
пер. первой Д. на стр. 520 - 522 третьего тома "Ист. Зап. Евр.  в  новое
время", Н. Кареева), кроме жирондистской Д., которую  см.  у  Buchez  et
Roux, "Hist. parlementaire de la rev. franс." (XXIV, 106 и след.).
   Н. К.