Даргомыжский (Александр Сергеевич) - выдающийся  русский  композитор,
род. 2 февраля  1813  г.  в  имении  отца  своего,  Смоленской  губ.  До
пятилетнего возраста он был совершенно лишен дара слова. Шестилетнего Д.
начали учить игре на фортепиано.  Первою  его  учительницею  была  Луиза
Вольгеборн, а впоследствии весьма хороший  музыкант,  Адриан  Трофимович
Данилевский, который не поощрял ранние попытки  Д.  сочинять  романсы  и
маленькие фортепианные пьески. Последним его учителем игры на фортепиано
был Шоберлехнер, ученик известного Гуммеля. Игре на скрипке Д. учился  у
Юшкова, а  пению  у  Цейбиха.  В  начале  30-х  годов  Д.  уже  приобрел
известность, как  автор  многих  романсов  и  сочинений  для  скрипки  и
фортепиано. Около этого же времени он поступил в министерство  двора,  в
котором служил до 1835 г.; познакомился с Глинкой, Жуковским,  Пушкиным,
и стал писать оперу "Лукреция Борджиа", но вскоре, по совету Жуковского,
принялся за другую, не окончив первой. "Эсмеральда" была окончена в 1839
г., но, несмотря на все старания  автора,  не  была  принята  на  сцену.
Огорченный этой неудачей,  Д.  отправился  за  границу,  где  сошелся  с
Фетисом в Брюсселе и Галеви в Париже. Их советы и сочувственные отзывы о
его  таланте  в  иностранной  печати  отразились  благоприятно  на   его
музыкальной деятельности. По возвращении из-за границы, в 1845  г.,  Д.,
наконец, добился постановки  "Эсмеральды".  Она  шла  в  первый  раз,  с
успехом в Москве, 5 декабря 1847 г., а впоследствии, в 1851 г., в  СПб.,
где имела еще больший  успех.  Знаменитый  итальянский  певец  Тамбурини
желал, чтобы "Эсмеральда" была поставлена на итальянской  сцене,  в  его
бенефис: но ему было в том отказано. Опера-балет Д. : "Торжество  Вакха"
не была принята на сцену, причем дирекция даже ничем не объяснила своего
отказа. Если бы не успех концерта Д., устроенного в 1853 г.  кн.  В.  Ф.
Одоевским и А. Н. Карамзиным, то, быть может, такая же  участь  постигла
бы и "Русалку", которая была окончена в 1855 г. и в следующем году  была
поставлена  в   театре-цирке,   нынешнем   Мариинском.   "Русалка",   за
исключением   даровитого   О.   А.    Петрова,    исполнялась    сначала
второстепенными артистами  и  не  имела  того  успеха,  которого  вполне
заслуживала, несмотря на благоприятные о  ней  отзывы  в  печати  А.  Н.
Серова и других критиков.  Только  в  1866  г.  она  приобрела  всеобщие
симпатии. Этот успех ободрил упавшего духом автора,  и  он  принялся  за
волшебно-комическую оперу "Рогдана", писать  которую  вскоре  бросил,  а
потом за "Каменного гостя",  который  вполне  окончен  им  не  был.  Это
произведение оркестровано Римским-Корсаковым и дописано Кюи после смерти
автора.  Из  оркестровых  произведений   Д.   главные:   "Малороссийский
казачок", "Чухонская фантазия" и  "Баба-яга".  Кроме  того,  он  написал
множество  романсов  (свыше   100),   собрание   хоров   ("Петербургские
серенады") и др. Д. ум. 5-го янв. 1869 г. Влияние Глинки  на  творчество
Д.  несомненно.  Крупное  дарование  Д.  получило  бы  гораздо   большее
развитие, если бы  он  жил  при  других  условиях.  Главным  тормозом  в
деятельности Д. была дирекция имп. театров.  "Эсмеральда",  пишет  Д.  в
своей автобиографии, помещенной в газете "Музыка и Театр",  издававшейся
А. Н. Серовым в 1867 г., - "пролежала у меня  в  портфеле  целые  восемь
лет. Вот эти-то восемь лет напрасного ожидания и в  самые  кипучие  годы
жизни легли тяжелым бременем на всю мою артистическую  деятельность".  В
1863 г. Д. пишет Кукольнику (письмо это помещено в  газете  "Музыкальный
Сезон" за 1870 г.): "Ты спрашиваешь, как идет  моя  музыка?  Да  как  ей
идти, проход-то тесен. С одной стороны,  гнусный  произвол  дирекции,  с
другой - ярое  невежество  публики".  Когда,  наконец,  "Русалка"  стала
вызывать восторги публики, Д. было  уже  53  года;  утомленный  прошлыми
невзгодами, он уже не мог воспрянуть. Наиболее крупным произведением  Д.
следует считать  его  "Русалку",  в  которой  автор  выказал  наибольшую
самобытность, наибольшую  силу  творчества.  В  ней  есть  драматические
моменты, полные правдивости и выражения.  В  особенности  в  речитативах
Наташи в первом действии, в дуэте князя и мельника в третьем действии Д.
является замечательным психологом-музыкантом. В массе номеров этой оперы
виден чисто русский  композитор,  глубоко  проникнутый  складом  русской
музыки.  В  дуэтах,  ариях,  ансамблях  Д.   заметна   слишком   большая
разработка, вследствие чего они имеют более  концертный  характер  и  на
сцене кажутся замедляющими ход действия. На очертания характеров автором
обращено немалое внимание. Опере вредит  то  обстоятельство,  что  самое
сильное  впечатление  производит  первое  действие,  а   затем   интерес
постепенно падает. В последней  опере  Д.,  "Каменном  госте"  -  сплошь
речитативная    музыка,    в    которой    больше    обдуманного,    чем
прочувствованного. Первый большой труд  Д.:  "Эсмеральда",  написан  под
влиянием  произведений  французской  комической  оперы.  В   ней   виден
многообещающий талант, еще  не  развернувший  свои  крылья.  Д.  немного
занимался теорией композиции; его можно скорее считать автодидактом. Все
его  серьезные  теоретические  занятия,  судя  по  словам   самого   Д.,
ограничились знакомством с теоретическими рукописями проф. Дена, которые
Д., получив от Глинки, переписал и "скоро усвоил себе мнимые премудрости
генерал-баса и контрапункта" (как выражается Д. в своей  автобиографии).
Формой, а в особенности симфонической, Д. владел не особенно свободно. В
романсах Д.  много  вкуса,  чувства  и  того  психологического  анализа,
который с таким блеском проявился в "Русалке". Выдающейся чертой таланта
Д., которую, к  сожалению,  он  мало  разрабатывал,  была  склонность  к
комическому  элементу.  Он  проглядывает  в  партии  мельника  в  первом
действии "Русалки", в партии свата и в песенке Ольги в той же  опере,  в
романсе "Титулярный советник" и др. Но Д., как артисту и художнику, было
не до  веселья,  о  котором  он  редко  вспоминал  в  продолжение  своей
творческой деятельности.
   Н. Соловьев.