на главную | назад

 

 

Соловьев Ю.П.
Экспорт лесной продукции : состояние и перспективы

/ Ю.П. Соловьев, Ю.А. Зайцева // Экономика природопользования. – 2012. – № 1. – С. 124 – 133.

 

Россия среди всех стран мира занимает первое место по площади лесов, по запасам и приросту. На Россию приходится 22% площади сомкнутых лесов (877,2 млн. га), 21% общего запаса древесины (82,1 млрд. м3), 28% мирового годичного прироста (891,0 млн. м3) и более половины всей мировой площади и запасов хвойных пород, пользующихся наибольшим спросом на мировом рынке лесопродукции.
Однако место России на бурно развивающемся мировом рынке лесопродукции не соответствует ее потенциалу. Слабое использование технологий глубокой переработки сырья, низкий процент производства и использования отходов снижают эффективность экспорта и не обеспечивают более значительного притока валютных средств. Нерациональная структура производства и устаревшая инфраструктура комплекса привели к тому, что Россия обеспечивает только 3% от мирового объема лесопродукции. Именно сложившаяся в стране система производства лесопродукции определяет эффективность экспортной деятельности.
Оценка внешних рынков лесобумажной продукции на перспективный период, проведенная на основе прогнозов ФАО ООН, перспективного исследования Комитета по лесоматериалам Европейской Экономической Комиссии ООН по лесному сектору Европы на период до 2020 года, а также прогнозных разработок развития лесного сектора отдельных стран показали, что в перспективе на внешних рынках стран Западной и Восточной Европы, Северной Африки и Азиатско-Тихоокеанского региона спрос на продукцию ЛПК будет постоянно возрастать.
Так, потребление пиломатериалов к 2020 г. увеличится на 16%, фанеры на 80%, древесностружечных плит – на 50%, древесноволокнистых плит – на 27%. Мировое потребление бумаги и картона увеличится на 35% и в 2020 г. составит 490 млн. т против 362 млн. т в 2007 г. По мнению экспертов, потребление лесобумажной продукции в Европе будет превосходить возможности производства, что приведет к росту дефицита лесопродукции (см. табл. 1). Особенно быстро будет расти дефицит бумаги и картона.

Таблица 1

Дефицит лесопродукции в Европе в 2000 и 2020 гг.

Вид лесоматериалов

Единица
измерения

Год

2000

2020

Круглый лес Пиломатериалы Листовые материалы Древесные полуфабрикаты Бумага и картон

Млн. м3
Млн. м3
Млн. м3

Млн. т
Млн. т

22,7
11,6
5,2

4,6
0,2

36.3
14.3
9,6

5.3
10,1

Во всех прогнозных работах Россия рассматривается как один из ведущих лесоэкспортеров для стран Европы, особенно в части круглого леса, пиломатериалов и, частично, целлюлозы, бумаги и картона.
Возможности России по покрытию дефицита лесобумажной продукции вполне реальны, и в ближайшие десятилетия Россия может стать одним из ведущих лесоэкспортеров для стран Европы и Азии. При этом необходимо существенно сократить долю экспорта круглого леса и увеличить экспорт продукции переработки древесины, существенно подняв качественный уровень экспортируемой продукции, а для этого необходимо изменить существующую структуру производства.
На сегодняшний день нерациональная отраслевая структура производства является самой острой проблемой нашего лесопромышленного комплекса. В России всего 20% заготавливаемой древесины идет на производство продукции глубокой переборки, в то время как в странах с развитой лесной промышленностью этот показатель достигает 80% и выше.
Большая часть оборудования российских деревообрабатывающих заводов устарела и их реконструкция зачастую менее эффективна, чем замена на новое современное оборудование. Мощности по выпуску целлюлозы, бумаги и картона в настоящее время используются практически на 100% и
их дальнейшее увеличение возможно лишь при вводе в эксплуатацию новых заводов или коренной модернизации существующих.
Отсутствие нового современного оборудования крайне негативно отражается на конкурентоспособности российской лесопродукции. При самом высоком в мире качестве сырьевой базы, из-за низкого качества обработки, цены на продукцию отечественных производителей на 30-40% ниже среднемировых. А это, прежде всего, влияет на поступления экспортных доходов в бюджет страны. По оценкам экспертов, российская казна теряет более 1 млрд. долл. в год.
Другим сдерживающим фактором российской лесозаготовительной промышленности является отсутствие развитой дорожно-транспортной инфраструктуры. Значительная часть лесных ресурсов расположена на удаленных, труднодоступных территориях. Доказано, что лесозаготовка становится нерентабельной, если расстояние вывозки по лесовозным дорогам превышает 50 км. В России же настолько низкая плотность железных и автомобильных дорог общего пользования, что экономически недоступными становятся миллионы кубометров леса.
По оценке Федерального агентства лесного хозяйства (Рослесхоз), в России на 1 тыс. га лесов приходится всего 1,46 км. лесной дороги. Это в 30 раз меньше, чем в Германии, и в 25 раз меньше, чем в Австрии. В то время как потребность в дорогах круглогодичного действия для нормального функционирования ЛПК составляет 25-30 м/га.
Именно отсутствие лесных дорог является сдерживающим фактором развития лесозаготовок: 70% расчетной лесосеки недоступны для лесозаготовителей, там невозможно вести лесозаготовку, равно как доставить технику и вывезти заготовленную древесину. Развитие транспортной инфраструктуры – это острейшая проблема, без решения которой у российского ЛПК нет будущего.
Для того чтобы разрешить сложившуюся ситуацию в ЛПК, необходим значительный приток инвестиций. В настоящее время в качестве основного источника для проведения полномасштабной модернизации в ЛПК могут выступать прямые иностранные инвестиции. Пока их явно недостаточно, к тому же они в лучшем случае среднесрочные. В то время как ЛПК нуждается в значительных и долгосрочных капиталовложениях. Для привлечения таких инвестиций необходимо улучшать инвестиционный климат, который до сих пор остается непривлекательным для инвесторов. В первую очередь следует совершенствовать такие компоненты инвестиционного климата как нормативные акты, регулирующие процессы в ЛПК, полномочия чиновников (в частности, уменьшить их личное участие в контроле за финансовыми потоками, посредствам внедрения компьютерных технологий) и деятельность судов, защищающих интересы предпринимателей.
Модернизация в ЛПК по большей части должна идти не на основе кредитов (они должны иметь второстепенное значение), а на основе собственных средств компаний. Для этого компаниям следует активнее привлекать зарубежных инвесторов.
Реализация потенциала лесопромышленного комплекса непосредственно связана с экспортом его продукции. По объемам экспорта ЛПК занимает 3-е место среди российских промышленных комплексов (после ТЭК и металлургического комплекса). Более половины лесной и целлюлозно-бумажной продукции реализуется на внешнем рынке. Внешняя торговля является одним из основных ресурсных источников для поддержания экономики ЛПК и важнейшим инструментом интеграции большинства предприятий комплекса в систему рыночных отношений.
Экспорт продукции лесопромышленного комплекса всегда играл важную роль во внешнеторговом обороте страны. Однако в конце XX века сложившийся в советский период истории лесоэкспортный потенциал, основанный на производстве качественных специализированных пиломатериалов, был разрушен. Доля круглого леса в валютной выручке увеличилась с 28,4% в 1990 г. до 32,4% в 2007 г., а пиломатериалов, наоборот, уменьшилась с 34,2% до 18,8%. Для российского лесного сектора вхождение в рыночную экономику оказалось очень тяжелым и затяжным. Это связано с тем, что реформы в лесном секторе и, в частности, приватизация в лесной промышленности и деревопереработке, происходили без учета сложившейся за долгие годы структуры производственных связей этого сектора. В результате структура экспорта существенно изменилась в пользу лесозаготовительной деятельности (1998 г. – 27,5%, 2007 г. – 34,5%). Одновременно, доля бумажной продукции, включая картон и печатную продукцию, снизилась с 34,5% до 15,8%. Таким образом, кризис 1988 г., первоначально положительно сказавшийся на темпах роста производства лесопродукции, не остановил, а, по сути, ускорил деградацию структуры экспорта лесопродукции. Она еще более сдвинулась в сторону продукции неглубокой степени переработки.
Характерной особенностью экспорта лесных товаров из России, начиная с 1988 г., был рост экспорта необработанного круглого леса, который вырос в 2,5 раза (1998 г. – 19,8 м3, 2007 г. – 49,4 м3). В сфере внешнеэкономической деятельности Россия обеспечивает 40% мирового экспорта круглого леса хвойных пород и 30% экспорта круглого леса лиственных пород. В валютной выручке России доля необработанного круглого леса составляет третью часть, что в первую очередь говорит о несовершенной структуре производства и неразвитости химико-механической переработки древесины.
Конечно, высокая доля круглого леса в российском лесном экспорте несколько лучше, чем в Уругвае (40%), где лесопереработка практически не развита. Однако по сравнению с другими лесными странами с нормально развитой переработкой, в которых доля экспорта круглого леса не превышает 5-10%, это чрезмерно много.
Сформировавшаяся структура экспорта российского ЛПК крайне консервативна и не только из-за технико-технологической отсталости, но и от бремени непрофильной деятельности. Так, при существующей низкой отпускной цене леса на корню, по оценкам ряда экспертов можно добиться 300-400% рентабельности от заготовки и продажи только круглых лесоматериалов, если предприятие не обременено затратами на содержание большой инфраструктуры, строительство и поддержание в исправном состоянии лесовозных дорог и т. д.
Структура российского лесного экспорта свидетельствует о том, что имеет место явная сырьевая направленность экспорта продукции ЛПК. В результате чего государство лишено возможности получать полностью свою долю дохода от производства и экспорта лесоматериалов.
С целью побороть сырьевую направленность экспорта продукции ЛПК с 1 июля 2007 года постановлением правительства РФ были увеличены экспортные тарифы на круглый лес до минимального уровня 10 евро за 1 м3 с последующим увеличением до 15 и 50 евро за 1 м3 в начале 2008 и 2009 годов соответственно. Поэтапным повышением экспортных пошлин на круглый лес правительство предполагало стимулировать переработку древесины внутри страны. Одновременно были отменены экспортные пошлины на большинство видов продукции лесопереработки.
Действительно, в 2007-2009 гг. удельный вес круглого леса в объеме экспорта продукции отрасли снизился с 34,7% в 2007 г. до 32,0% в 2008 г. и 23,2% в 2009 г. Однако на этом положительный эффект от введения заградительных пошлин на экспорт круглого леса закончился.
Решение правительства России о повышении экспортной таможенной пошлины на круглый лес привело к снижению конкурентоспособности российских компаний-экспортеров на мировых рынках. Цены на российский кругляк на мировом рынке стали неконкурентоспособными. Многие иностранные импортеры начали переориентировать свой бизнес на новые рынки импорта; некоторые иностранные инвесторы приостановили деятельность части своих производств в России. Традиционные страны – импортеры российской древесины – Китай, Финляндия, Япония (на их долю приходится более 80%), учитывая политику России, направленную на отказ от экспорта круглого леса, переключились на других поставщиков. Так, по материалам исследования агентства DISCOVERY Research Group, Китай и Япония обратили свой рынок на поставки древесины из Индонезии, Австралии, Европы, Канады, и скандинавские предприятия – из стран Латинской Америки. А, Финляндия, которой резкое сокращение российского импорта грозило потерей 8-20 тыс. рабочих мест на деревоперерабатывающих предприятиях, начала наращивать собственную лесозаготовку.
Повышение экспортных тарифов негативно отразилось и на экономике приграничных российских регионов, которые начали испытывать серьезные трудности социального плана, связанные с резким падением лесозаготовок и соответственно со снижением занятости на лесозаготовках.
Столкнувшись с подобными проблемами, российские власти, возможно, придут к пониманию необходимости отмены введения заградительных пошлин. К этому же Россию будет подталкивать Европейский союз в связи с заключением нового договора Россия •– ЕС, а также переговоры по поводу вступления России во Всемирную торговую организацию.
Одно лишь повышение тарифов на экспорт круглого леса не решит кардинальным образом проблемы развития ЛПК. Существенное наращивание производственных мощностей в комплексе будет тормозиться отсутствием достаточно благоприятного инвестиционного климата. Поэтому более логично было бы начинать с серьезного улучшения инвестиционного климата и только лишь при дальнейшей необходимости отрегулировать экспортные тарифы в сторону их повышения.
Кризис 2008 г. привел к тому, что ввод в действие новых 80%-ных вывозных пошлин на большинство видов необработанной древесины постановлением правительства был отложен до 1 января 2010 года, затем мораторий продлили еще на год. Эксперты отмечают, что повышать пошлины сейчас – значит загубить отрасль окончательно, ведь разрыв межу повышением пошлин и развитием переработки в обычных условиях составляет год-полтора, а в кризис вырастает до двух-четырех лет.
Однако Россия не только экспортирует, но и импортирует лесопродукцию. Во многом парадоксальным выглядит тот факт, что российский лесопромышленный комплекс – первый в мире по запасам древесного сырья.
Резкое (более чем на 9 п. п. (процентных пунктов)) снижение доли экспорта круглого леса в общем объеме экспорта продукции ЛПК в 2009 г., по сравнению с 2008 г., связано с тем, что на рост экспортных пошлин наложилось еще и падение спроса на него, вызванное мировым финансовым кризисом.
ЛПК по многим видам лесопромышленной продукции не в состоянии обеспечить нужды внутреннего рынка ни по количеству, ни по ассортименту, ни по качеству производимой продукции. Россия занимает лишь 2-3% мирового рынка переработанной лесопродукции. До глубокой переработки доходит лишь четверть древесины (в Скандинавии 90%). Это, в свою очередь, приводит к дефициту собственной лесобумажной продукции и ее импорту.
В товарной структуре российского импорта лесопродукции основное место занимают бумага, изделия из бумаги и печатная продукция. На их долю в настоящее время приходится более 70% стоимостных объемов импорта. При этом доля бумаги и картона постоянно возрастает, а доля изделий из бумаги и печатной продукции хотя и снижается, но остается очень высокой. В структуре российского импорта листовых лесоматериалов преобладают древесноволокнистые и древесностружечные плиты (ДВП 35%, ДСП 50%, фанера 14%, шпон 1%).
За период 1995-2009 гг. имело место положительное сальдо торгового баланса продукции ЛПК, однако темпы роста импорта превышали темпы роста экспорта (см. табл. 2). За этот период импорт продукции вырос в 6,4 раза, а экспорт только в 1,9 раз. Отношение экспорта к импорту постоянно снижалось. В 2000 г. суммарный экспорт лесопродукции превышал импорт в 3,5 раза, в 2007 г. – уже в 2,3 раза, а в 2009 г. это отношение сократилось до 1,6. В результате, если в 2000 г. на каждый экспортный доллар США лесопродукции приходилось 2,9 цента импортной, то в 2007 г. – уже 4,3 цента.

Таблица 2

Соотношение экспорта и импорта продукции ЛПК

 

1995

2000

2005

2007

2008

2009

Экспорт всего, млрд. долл. США

78,2

103,0

241,0

352,0

468,0

302,0

В том числе продукция ЛПК

4,4

4,5

8,3

12,3

11,6

8,4

Доля экспорта продукции ЛПК в общем объеме экспорта, в %

5,6

4,4

3,4

3,5

2,5

2,8

Импорт всего, млрд. долл. США

46,7

33,9

98,7

200,0

267,0

168,0

В том числе продукция ЛПК

1,1

1,3

3,3

5,3

6,5

5,1

Доля импорта продукции ЛПК в общем импорта, в %

2,4

3,8

3,3

2,7

2,4

3,0

Сальдо торгового баланса продукции ЛПК

3,3

3,2

5,0

7,0

5,1

3,3

Отношение экспорта продукции ЛПК к импорту продукции ЛПК

4,0

3,5

2,5

2,3

1,8

1,6

Суммарное снижение экспортной выручки по всем видам продукции ЛПК, вызванное экономическим кризисом 2008 года, составило 700 млн. долл. США в 2008 году и 3,2 млрд. долл. США в 2009 году. На импорте лесопродукции кризис отразился только в 2009 году, когда объем закупок снизился 1,4 млрд. долл.
К основным причинам опережающего роста импорта лесопродукции по сравнению с экспортом можно отнести следующие:
• низкая технологическая база ЛПК, не позволяющая производить качественную продукцию глубокой переработки с высокой добавленной стоимостью. Поэтому устойчивое долгосрочное развитие ЛПК как конкурентоспособного на мировом рынке комплекса невозможно без глубокой структурной и технологической модернизации производства.
• все более высокие требования мирового рынка к качеству продукции ЛПК. В странах Евросоюза начали действовать жесткие нормы по влажности, сортности, размерности пиломатериалов. К их соблюдению российские лесопромышленные компании, за малым исключением, не готовы.
В целом уровень конкурентоспособности российского ЛПК на мировом рынке низок (исключение – необработанная древесина). По показателю цена/качество конкурентоспособны на внешнем рынке лишь клееная фанера и древесная целлюлоза.
Россия на сегодняшний день не располагает эффективной государственной системой поддержки отечественных лесопроизводителей, стимулирования лесного экспорта и импортозамещяющей лесопромышленной продукции, что негативно сказывается на конкурентоспособности продукции ЛПК на внешнем и внутреннем рынках. Таким образом, одной из главных задач российского ЛПК является увеличение экспорта лесной продукции глубокой переработки и последующее импортозамещение по всему спектру продукции деревообработки.
Планирование эффективной внешнеэкономической деятельности основывается на учете многочисленных факторов внешней и внутренней среды. При этом важную роль играет дифференциация факторов на регулируемые и нерегулируемые. На внешние факторы (спрос, контактные цены и курсы иностранных валют) повлиять невозможно, однако, существует целый ряд факторов, регулируя которые можно добиться желаемых показателей экспорта. Осуществляя грамотную административную, инвестиционную, таможенную и налоговую политику правительство может улучшить положение российских экспортеров лесопродукции и повысить конкурентоспособность отечественного товара на мировом рынке.
В условиях кризиса и дефицита финансовых ресурсов роль госрегулирования в развитии экспорта особенно повышается. Для того чтобы усилить позиции российских экспортеров лесопродукции и завоевать новые рынки необходима государственная поддержка экспорта. На государственном уровне необходимо создавать благоприятные условия для привлечения иностранных инвестиций, развития частного сектора и построения новых перерабатывающих предприятий в России.
Кроме стандартного набора инструментов поддержки экспорта (государственные гарантии, кредиты) существуют и новые эффективные методы, например, субсидирование процентных ставок предприятий-экспортеров на техническое перевооружение. В 2009 году было введено субсидирование процентных ставок на создание межсезонных запасов древесины, сырья и топлива. Эксперты считают это весьма эффективной мерой в условиях кризиса.
Еще одним возможным направлением поддержки со стороны государства может являться частичная компенсация затрат на сертификацию товаров, поставляемых за рубеж. Эффективно работают программы господдержки экспорта древесины высокой степени обработки. На эти цели государство в 2009 году выделило 0,5 млрд. руб., а по итогам 2010 года было затрачено 1,7 млрд. руб.
Остро стоит вопрос и о предоставлении гарантий государства предприятиям, имеющим стратегическое значение для социально-экономического развития города (региона), коими являются практически все ключевые игроки российской ЦБП. Катастрофическое социально-экономическое положение моногородов, таких как город Байкальск Иркутской области и город Сокол Вологодской области, требует немедленных действий со стороны государства.
Важнейшим вопросом в части государственного регулирования экспорта является совершенствование лесного административного законодательства. Российское лесное законодательство сложно и запутано. Отдельные положения лесных законодательных и нормативных актов вступают в противоречия с земельным, водным, природоохранительным законодательством. Введение в 2007 г. Лесного Кодекса коренным образом не изменило ситуацию. Лесной кодекс декларирует некоторые весьма правильные и разумные нормы и принципы. Однако на практике они не работают – из-за того, что требования нового лесного законодательства или недостаточно ясны, или невыполнимы. Первоочередной мерой, направленной на исправление ситуации в лесном секторе России, должно стать признание ошибок, допущенных при разработке лесного законодательства, и принятие мер по их исправлению.
Проводимая государством таможенно-тарифная политика также является действенным механизмом воздействия на экспорт лесопродукции. Размеры ставок и виды таможенных пошлин напрямую влияют на объем экспортируемой продукции. Грамотная тарифная политика в области экспорта продукции ЛПК и импорта необходимой техники способна качественно изменить положение в лесной отрасли. Из возможных конкретных мер на сегодняшний день можно выделить отмену экспортных пошлин, по крайней мере, на балансовую древесину, на период не менее трех лет, а так же снижение ввозных пошлин на оборудование по переработке древесины. Однако, проводимую в последние годы государством тарифную политику в области экспорта лесопродукции, вряд ли можно назвать грамотной, как было показано выше.
В части таможенного регулирования существует и другой существенный пробел, связанный с несовершенством таможенного законодательства. В России не существует специальных федеральных законов, посвященных экспорту леса. Он осуществляется в общем порядке. При этом, как свидетельствует практика заготовки, обработки и экспорта лесоматериалов, у большинства экспортеров отсутствуют документы, подтверждающие факт легальной заготовки или приобретения леса.
Актуальной является проблема упрощения таможенных процедур и облегчения вопросов административной таможенной нагрузки. Необходимость предоставления огромного количества документов негативно сказывается на работе экспортеров. Кроме того, возможность упрощения валютно-экспортного контроля благоприятно отразилась бы на темпах экспорта.
Пожалуй, самым важным направлением влияния государства в области развития экспорта является создание благоприятного инвестиционного климата в отрасли. Расширение инвестиционной деятельности в области освоения лесов, осуществляемой российскими и иностранными инвесторами, должно способствовать созданию новых рабочих мест, повышению эффективности использования лесов, развитию производства, увеличению налоговых поступлений.
Стратегия структурной трансформации ЛПК предполагает опережающее развитие лесоперерабатывающих отраслей на основе опережающих темпов роста инвестиций в создание и внедрение передовых технологий деревопереработки. На деле этого не происходит. Действующий мотивационно-экономический механизм, наоборот, был нацелен на первоочередное развитие лесозаготовительной деятельности как наиболее высокодоходной.
Без созданий новых механизмов целевых (по приоритетам в целях исправления диспропорций) потоков инвестиций, мотивов и стимулов ускоренного перераспределения средств между отраслями ЛПК в пользу отраслей глубокой переработки древесины диспропорции будут нарастать.
Однако возможности государственного регулирования экспорта продукции ЛПК ограничены. Экспорт в значительной степени зависит от внешних факторов, складывающихся на рынке, таких как экспортные цены и курс иностранной валюты.
Особенностью российского ЛПК является двойственное отношение к повышению курса иностранной валюты. С одной стороны, экспортерам выгодно повышение курса, так как в этом случае они получают большую прибыль. С другой стороны, это ухудшает условия для импорта необходимого оборудования. В краткосрочной перспективе положительный эффект от повышений курса и притока денег в лесной сектор очевиден, в долгосрочной – это не способствует развитию перерабатывающих производств и реструктуризации отрасли в целом.
Экспортные контрактные цены определяют объем экспортных поставок лесопродукции. В экспорте продукции ЛПК, как и в других сегментах экономики, неизменно работает закон предложения продукции, согласно которому с ростом цен на товар увеличивается объем предложения этого товара.
Наряду с ценами важнейшим фактором, влияющим на экспорт лесопродукции, является динамика и структура производства данной продукции. Деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная отрасли российского ЛПК на сегодняшний день находятся в не самом лучшем состоянии. Отсутствие резерва мощностей, высокотехнологичного оборудования и современных технологий, а также высокая доля морально и физически устаревшего оборудования в ЦБПР и деревообработке привели к тому, что в структуре производства, а, следовательно, и экспорта преобладает доля необработанных лесоматериалов. Провести полномасштабную модернизацию отрасли и осуществить ее переориентацию на продукцию глубокой переработки невозможно без существенных капиталовложений.
В последнее десятилетие все более значимым фактором для экспорта продукции становится сертификация продукции и технологического процесса по международным стандартам. Сертификация лесов является одним из главных и перспективных инструментов лесоуправления. Лесная сертификация призвана решить две основные задачи – улучшение лесопользования и обеспечение выхода на рынок сертифицированных лесных продуктов. Она имеет два компонента: лесной аудит – проверка лесоуправления на местах на предмет соответствия их определенным стандартам – и сертификация продукции – отслеживание цепочки от заготовки до доставки ее потребителю.
В настоящее время сертификация в сфере лесного хозяйства и лесопользования на территории России осуществляется исключительно по инициативе заявителя, то есть на добровольной основе. Для этого создана национальная система добровольной лесной сертификации, в рамках которой проверяется соблюдение требований государственных стандартов и российского природоохранного законодательства. В ходе сертификации осуществляется проверка соответствия целому комплексу требований к процедуре управления лесным хозяйством, деятельности предприятий, документации, качеству лесной продукции.
Кроме национальной системы, в России также существует добровольная сертификация по системе Лесного попечительского совета (FSC), в рамках которой можно проверить соответствие лесохозяйственной деятельности основополагающим международным стандартам в сфере лесопользования.
Наличие у российской продукции экологических сертификатов обеспечит доступ на экологически чувствительные рынки, будет способствовать заключению долгосрочных и стабильных контрактов, повысит деловую репутацию предприятия и увеличит прибыль. В результате лесная сертификация становится эффективным инструментом в повышении конкурентоспособности, сохранении и расширении рынков сбыта лесной продукции, развитии международной торговли, увеличении объёмов лесопользования и обеспечении устойчивого лесоуправления.
На европейском рынке наличие сертификата является определяющим условием, так как это подтверждает не только качество продукции, но и ее “законность”. Для того чтобы продукция российского ЛПК активно продавалась в Европе, она должна быть сертифицирована и желательно иметь международный сертификат. В противном случае присутствие российской продукции на этом рынке бесперспективно. Менее экологически чувствительными пока остаются рынки Китая, Индии.
В области лесной сертификации главной задачей является развитие национальной системы добровольной лесной сертификации, ее гармонизация с другими системами, признание и аккредитация на международном уровне. Предполагается, что в 2020 г. сертификат, подтверждающий легальность происхождения, будет иметь вся древесина и изделия из нее, поступающие на экспорт.
Подводя итог, можно сказать, что экспорт продукции ЛПК зависит от множества факторов как рыночных, так и административных. Степень и характер влияния факторов существенно различаются. К сожалению, влияние большинства из них на объем экспортируемой продукции количественно оценить невозможно, так как сами эти факторы неизмеримы (налоговое и административное законодательство, таможенная политика, сертификация). Однако, существует ряд факторов, таких как производство продукции ЛПК, экспортные цены, курс доллара, которые, безусловно, оказывают огромное влияние на величину экспорта и при этом количественно измеримы. Путем анализа динамики этих показателей и построения эконометрических моделей можно определить степень и характер их влияния на объем экспортируемой продукции, а также осуществить прогноз.