Половников Ю. Перед первым фильмом [Беседа с режиссером Ю. Половниковым] / Записала Н. Алексеева // Красный Север. – 1990. – 25 августа.

Ю. Половников
Перед первым фильмом

Источник:
Половников Ю. Перед первым фильмом [Беседа с режиссером Ю. Половниковым] / Записала Н. Алексеева // Красный Север. – 1990. – 25 августа.

Если уж обозначать ситуацию до конца точно, то – перед первым большим фильмом, к съемкам которого сейчас приступает режиссер Юрий Половников. Он снял уже много фильмов, замеченных и живущих самостоятельной жизнью, хоть и сделаны они были в стенах учебной киностудии ВГИКа. Готовится к дальнему путешествию на кинофестиваль их с Ниной Веселовой общая левнаучфильмовская работа «А жизнь короткая такая». А они уже снимают новую ленту, развивая открытые в ней проблемы.

Снова вымирающая русская деревня, судьба одной из ее страдалиц и вечных тружениц – мудрой и спокойной Серафимы.

– Сейчас все – и молодые, и давно немолодые кинематографисты снимают о молодых, а вы упорно продолжаете снимать о дорогих вам старушках. К кому вы обращаетесь прежде всего?

– Ко всем. Мне кажется, мир старости – самая что ни на есть «молодежная проблема». И я не шучу. Просто в начале жизни, наверное, нет времени, чтобы подумать и понять, что старый человек молодым был и, может быть, молод и посейчас. Помните, у Рея Брэдбери в «Вине из одуванчиков» жизнь воспринимается, как кольцо, как замкнутый круг. Мне понятно его мужество соединять молодость и старость. Ведь ребенок не менее мудр, чем взрослый человек. Не важны молодость или старость сами по себе. Интересна, важна сама жизнь. Кто мы? Кто по-настоящему «руководит» нами – может быть, космос? Почему так зачастили к нам в последнее время всякие летающие тарелки? В этом кино и надо разобраться.

– Другими словами, вас поразили эти живые праведницы, и в их многотрудных, страдальческих вдовьих судьбах открылась своя гармония? В чем она, если это так?

– В особой связи человека и внешнего мира, космоса. Василий Белов в «Ладе» рассказал, что оказалось нарушено в вековом укладе русского северного крестьянина. Но ведь многое и сохраняется. В этих старых женщинах живет особый дух, который не исчезнет с их уходом. Жить будет сделанное ими на земле.

А гармония? Она, возможно, в их самобытности, самодостаточности, что ли. Их жизнь не бывает пустой, скучной, никчемной, даже сейчас, в глубокой старости. Чтобы как-то заполнить ее, не требуется ни радио, ни телевидения, ни газет. Только работа. И мир в собственной душе.

– Значит, все же главную опасность для нас, на ваш взгляд, представляет все же цивилизация?

– Я не против техники, смешно и невозможно быть против. Пусть развивается. Но ведь развивается-то у нас все лавинообразно, и если уж компьютеризация, то поголовная. А ведь это несет в себе реальную опасность для детей. И оттого, что не задумываемся об этом, опасность не исчезает.

Мне бы не хотелось выделять опасности, искать виновников. Бессмысленное это дело. Не хочу идеализировать время, когда была героиня моей картины Серафима молода, и оттого счастлива. Хочу снять фильм и показать молодым мудрость, красоту, осмысленность старости. И ее беспомощность, сгорбленность, просветленность.

Хочу, чтобы все, кто будет ее смотреть, задумались: почему так тяжело жили они? Почему так плохо живем мы? Ведь не выход же перебежать из одного муравейника в другой – из американского в русский? Выход, как это ни банально звучит, в нашей сегодняшней работе. Только от нее будет зависеть наша будущая жизнь. Цена простой жизни, ее святость – вот что занимает меня сейчас.

Итак, съемки фильма с рабочим названием «Серафима» идут в Нюксенице. А мы будем ждать их завершения, чтобы разделить с авторами их нелегкие раздумья о судьбе Родины, о ее непростых путях.

© Вологодская областная универсальная научная библиотека, 2016 г.
www.booksite.ru
память вологды