Малашенко Е. Шесть фронтов маршала. // Военно-исторический журнал. – 2003. – №10

 

 

назад

«Военно-исторический журнал» к 60-летию Победы продолжает серию публикаций о советских полководцах и военачальниках, чьи имена яркой строкой вписаны в бессмертную летопись Великой Отечественной войны.

Сегодня мы рассказываем о Маршале Советского Союза Иване Степановиче Коневе – человеке трудной, но удивительной судьбы, одном из выдающихся полководцев XX века.

Иван Степанович Конев родился в 1897 году – на пороге сурового для России XX века. Ему пришлось участвовать в Гражданской и двух мировых войнах. Свой армейский путь он начал унтер-офицером русской армии, а закончил Маршалом Советского Союза. В историческом плане временная дистанция между этими воинскими званиями – одно мгновение, но для жизни конкретного человека – годы невероятно трудных испытаний. Эти годы выпали на долю Ивана Степановича, и он с честью их выдержал...

Во время Гражданской войны Конев – комиссар бронепоезда, стрелковой бригады и дивизии. Вступив в 1918 году в Красную Армию, он с ней не расстался и в мирное время. В 1926 году после учебы на курсах усовершенствования начальствующего состава Конев был назначен командиром полка. Около десяти лет командовал стрелковым полком и дивизией, затем – корпусом, армией и войсками Забайкальского и Северо-Кавказского военных округов. В 1934 году Конев окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе и к началу войны уже считался сложившимся военачальником. Но настоящую боевую зрелость ему предстояло обрести на полях сражений Великой Отечественной войны. Причем с первых же ее дней.

19-я армия, которой он командовал в 1941 году, была сформирована из войск Северо-Кавказского военного округа. За три недели до начала агрессии она выдвинулась на Украину в район Черкасс, но вскоре была переброшена на территорию Белоруссии.

В трудных условиях начального периода войны командарм Конев действовал довольно уверенно. Его армия совместно с 20-й армией принимала участие в нанесении контрудара в районе Витебска, неплохо действовала в Смоленском сражении, при нанесении контрудара под Духовщиной, где на время удалось задержать продвижение немецких частей.

12 сентября 1941 года Конев назначается командующим войсками Западного фронта, ему присваивается звание генерал-полковник.

Безусловно, повышение в должности и в воинском звании свидетельствовало о том, что Ставка доверяла Коневу и надеялась на него. Но, увы, в тех тяжелейших условиях, которые сложились для Красной Армии осенью 1941 года, переломить ситуацию Коневу не удалось. В Ставке и в штабах Западного и Брянского фронтов не смогли определить замысел командования группы армий «Центр», время и направление ударов противника.

Разумеется, и у Конева в то время еще не было умения глубоко оценивать сложившуюся оперативную обстановку и предвидеть ход событий. Он полагал, что противник нанесет главный удар в центре полосы фронта вдоль Московского шоссе на Вязьму. В соответствии с этим и создавал оборону и производил оперативное построение войск. Но 2 октября 1941 года враг неожиданно нанес удары севернее и южнее Вязьмы и окружил 37 наших дивизий. Только некоторые части смогли вырваться из окружения.

Ставке ВГК с трудом удалось создать новую стратегическую группировку, которая под командованием ПК. Жукова сумела остановить противника, в последующем перейти в контрнаступление под Москвой и разгромить немецко-фашистские войска.

Как известно, в тот период Коневу пришлось крайне трудно. И все же Жуков сумел отстоять его перед Сталиным. Иван Степанович был назначен заместителем командующего Западным фронтом, а вскоре (17 октября) – командующим Калининским фронтом, войска которого задержали вражеское продвижение в районе Калинина и не допустили обхода Москвы с севера.

В ходе контрнаступления зимой 1941 года войска Калининского фронта освободили Калинин, продвинулись на 60-120 км и, завязав бои за Холм, Великие Луки, Велиж, Демидове вышли на подступы к Витебску. Однако им вместе с войсками Западного фронта не удалось разгромить ржевско-вяземскую группировку противника. Летом Калининский фронт принимал участие в проведении Ржевско-Сычевской операции.

В августе 1942 года генерал-полковник Конев был назначен командующим войсками Западного фронта. Зимой 1943 года фронт проводил наступательную операцию в направлении Жиздр в целях содействия войскам Брянского и Центрального фронтов в овладении Брянском. По мнению бывшего командующего 16-й армией И.Х. Баграмяна, действия войск на западном направлении в тот период носили отпечаток торопливости и спешки. Операция успеха не имела.

В начале 1943 года Ставка ВГК решила перейти к активным боевым действиям на западном направлении. Однако здесь не удалось добиться серьезного продвижения. Сталин в разговоре с командующим войсками Западного фронта И.С. Коневым призвал его брать пример с Воронежского фронта, который успешно продолжал развивать наступление (как известно, его в марте постигли неудачи). Конев не считал возможным проводить на Западном фронте крупную операцию, поскольку для этого не было сил.

Верховный Главнокомандующий продолжал настаивать, но Конев оставался при своем мнении.

Через 24 часа после этого разговора Конев получил сообщение о снятии с должности. «У меня сложилось впечатление, что мое снятие с фронта не было прямым следствием разговора со Сталиным. Этот разговор и мое несогласие были, что называется, последней каплей. Очевидно, решение Сталина было результатом необъективных донесений и устных докладов со стороны Булганина, с которым у меня к тому времени сложились довольно трудные отношения. Сначала, когда я вступил в командование фронтом, он действовал в рамках обязанностей члена военного совета, но последнее время пытался вмешиваться в непосредственное руководство операциями, недостаточно разбираясь для этого в военном деле. Я некоторое время терпел, проходил мимо попыток действовать подобным образом, но в конце концов у нас с ним состоялся крупный разговор, видимо, не оставшийся для меня без последствий» [1] [Конев И.С. Записки командующего фронтом. М.: Наука, 1972. С.584.].

Последовал приказ Ставки ВГК №0045 «Об отстранении от должности командующего войсками Западного фронта генерал-полковника И.С. Конева как не справившегося с задачами руководства фронтом».

Мне впервые довелось увидеть генерал-полковника Конева в апреле 1943 года, когда он, будучи уже командующим Северо-Западным фронтом, знакомился с войсками и прибыл в нашу 117-ю стрелковую дивизию, оборонявшуюся юго-западнее г. Холма. Командующий заслушал руководящий состав дивизии о состоянии частей и организации обороны, а также о группировке и намерениях противника. Остался доволен нашими докладами, в том числе и тем, что у противника здесь силы небольшие, и он не готовится к наступлению.

Великая Отечественная война постепенно выковывала из Конева настоящего полководца. Да, он в первые годы войны допустил ошибки, просчеты, но и учился на своих неудачах, поражениях и на первых победах, приобретал боевой опыт и осваивал искусство управления войсками.

Сталин долго настороженно относился к Коневу. Только летом 1943 года, когда Степной фронт под его руководством отличился в Курской битве, ему было присвоено звание генерал армии, и впервые за время войны он был награжден орденами Суворова и Кутузова I степени.

3 августа 1943 года Степной фронт нанес мощный удар из района Белгорода в направлении Богодухова с целью рассечь группу армий «Юг» и перехватить пути их отхода от Харькова.

5 августа войска фронта уже овладели Белгородом, в честь них прогремели первые победные салюты!

После прорыва оборонительного рубежа на подступах к Харькову войска Конева охватили город с трех сторон и в результате ночного штурма на следующий день, 23 августа, овладели Харьковом. Развивая наступление, они в конце сентября вышли к Днепру. Командующий фронтом И.С. Конев вместе с командующим 7-й гвардейской армией генерал-лейтенантом М.С. Шумиловым провел рекогносцировку. Установив, что противник еще не создал сплошной обороны и имеются незанятые участки, Конев приказал командарму немедленно приступить к форсированию реки. Эту же задачу он поставил и 37-й армии генерал-лейтенанта М.Н. Шарохина. Не дожидаясь подхода понтонных средств и наведения мостов, передовые части форсировали Днепр на плотах, самодельных паромах, рыбачьих лодках, катерах и захватили плацдармы в районе Днепрокаменки, Домоткани и на других участках. Соединения 5-й гвардейской и 53-й армий уничтожили противника на восточном берегу Днепра и овладели городом Кременчугом.

Форсирование Днепра было серьезным испытанием для командующего и войск фронта в умении преодолевать крупные водные преграды. И.С. Конев вспоминает, что 23 ноября 1943 года он доложил по ВЧ Верховному Главнокомандующему о сражении за Днепр и завоевании стратегического плацдарма. Выслушав его, Сталин высказал пожелание развивать достигнутый успех. Но когда Конев сообщил, что, непрерывно находясь в боях около четырех месяцев, бойцы физически устали, войскам требуются отдых, пополнение, и в связи с этим просил разрешения временно перейти к обороне на занимаемом рубеже, Верховный Главнокомандующий согласился с предложением комфронта.

В ходе Кировоградской операции войска 2-го Украинского фронта под командованием Конева в январе 1944 года умелым маневром овладели Кировоградом, обойдя город с севера и юга танковыми и механизированными соединениями.

Искусство по окружению и уничтожению крупной группировки противника И.С. Конев проявил и в Корсунь-Шевченковской операции, проведенной совместно с войсками 1-го Украинского фронта генерала армии Н.Ф. Ватутина. Внезапности наступления способствовали распутица, а также мероприятия оперативной маскировки фронта с демонстрацией сосредоточения крупной группировки войск на второстепенном направлении. После прорыва главной полосы обороны противника командующий фронтом ввел в сражение 5-ю гвардейскую танковую армию. Навстречу ей 1-й Украинский фронт ввел 6-ю танковую армию. В районе Звенигородки они соединились, завершив окружение корсунь-шевченковской группировки врага. Ее уничтожение осуществлялось одновременно с созданием внешнего фронта. Завершение ликвидации окруженной группировки было возложено Ставкой (не без инициативы Конева) на 2-й Украинский фронт. Примечательно, что в приказе Верховного Главнокомандующего по итогам Корсунь-Шевченковской операции войска 1 –го Украинского фронта даже не упоминались.

В ходе проведенной операции было уничтожено 52 тыс. немецких солдат и офицеров и захвачено 18 тыс. пленных.

Командующему войсками 2-го Украинского фронта И.С. Коневу 20 февраля 1944 года было присвоено звание Маршал Советского Союза.

В мае 1944 года маршал И.С. Конев назначается командующим войсками 1-го Украинского фронта. Летом он проводит одну из крупнейших операций Великой Отечественной войны – Львовско-Сандомирскую стратегическую наступательную по разгрому группы армий «Северная Украина» и освобождению западных областей Украины и юго-восточной части Польши. Операция отличалась большим размахом, наступление развивалось на фронте 450 км и на глубину 350 км.

Принимая решение на проведение Львовско-Сандомирской операции, Конев предусматривал нанесение двух ударов на разобщенных направлениях. Верховный Главнокомандующий Сталин усомнился в целесообразности этого, полагая, что нанесение одного мощного удара приведет к большему успеху.

Конев твердо отстаивал свое мнение и добился утверждения своего решения. Он считал, что при нанесении одного удара нельзя в полной мере использовать всю мощь фронта, имевшего в своем составе семь общевойсковых и три танковые армии. В то же время два мощных удара позволяли рассечь группу армий «Северная Украина», быстро выйти на фланги и в тыл группировки противника в районе Брод.

При подготовке операции особое внимание уделялось разведке и организации прорыва обороны противника.

Перед началом наступления 10 июля 1944 года, маршал И.С. Конев вместе с командующим 60-й армией генерал-полковником П.А. Курочкиным прибыл на КП 322-й стрелковой дивизии и потребовал, чтобы ее командир генерал-майор П.Н. Лащенко доложил, сколько выявлено целей в полосе предстоящего наступления, показал их ему на местности и изложил план их уничтожения. Комдив доложил, что выявлено 47 целей, показал их расположение, довел до командующего порядок уничтожения и свое решение, а также сообщил, что пока не определен состав приданной и поддерживающей артиллерии. Конев сверил карты комдива и командующего артиллерией, сказал, что делает это не из-за того, что не доверяет командирам, а чтобы избежать излишних потерь. Сделал замечание командарму, что до сего времени не определен состав приданной дивизии артиллерии.

Маршал одобрил решение комдива, и высказал уверенность, что дивизия выполнит поставленную задачу. Забегая вперед, скажу, что он не ошибся. 322-й дивизии, одной из всех соединений, наступавших на львовском направлении, удалось прорвать оборону противника и к исходу второго дня пробить 4-6-километровую брешь южнее Колтова, названную позднее Колтовским коридором. По этому узкому коридору Конев смело последовательно ввел 3-ю гвардейскую и 4-ю танковую армии, открыв путь ко Львову и Висле. Когда в ходе операции на рава-русском направлении обозначился успех, Конев тут же перебросил туда часть своих войск. В итоге в районе Брод были окружены и уничтожены восемь дивизий врага.

27 июля был освобожден Львов, затем – Перемышль. Завершая операцию, войска фронта с ходу форсировали Вислу и захватили плацдарм в районе Сандомира. Предвидя сильные контрудары противника, Конев выдвинул туда свой резерв – 5-ю гвардейскую армию, что обеспечило удержание и расширение плацдарма.

Львовско-Сандомирская операция, проведенная под руководством маршала И.С. Конева, является примером достижения крупной стратегической цели силами одного фронта. В этой операции были разгромлены основные силы – до 40 дивизий – группы армий «Северная Украина».

Войска фронта освободили Западную Украину, юго-восточные районы Польши, захватили крупный плацдарм на Висле для развития наступления в центральные районы Польши и к границам фашистской Германии. Войска 1-го Украинского фронта под командованием Конева вели наступление в высоких темпах, применяя разнообразные гибкие способы действий и широкий маневр, с тем чтобы не допустить разрушения крупных городов и важных промышленных районов. В Висло-Одерской операции так были взяты древняя столица Польши – Краков и Силезский промышленный район.

Вспоминая взятие Кракова, Иван Степанович Конев отмечал, что командование фронта отказалось от ударов артиллерии и авиации по городу. Оно не ставило задачи перерезать последний путь отхода гитлеровцев, иначе потом долго пришлось бы выбивать их оттуда, что привело бы к разрушению города. Обходными маневрами город был взят в кольцо, для противника оставался открытым только путь на юг. С выходом же немецких частей за пределы города по ним были нанесены мощные авиационные и артиллерийские удары, их атаковали и преследовали передовые отряды соединений.

Такими же умелыми обходными действиями, применяя широкий маневр, Коневу удалось овладеть Силезским промышленным районом и не допустить его разрушения.

Генерал-полковник танковых войск Д.А. Драгунский так отзывается о Коневе: «Его смелые перегруппировки и решительный маневр танковыми корпусами, целыми армиями в ходе операции удивлял многих... Стремительное движение танковых соединений на запад, поворот армии Лелюшенко на северо-запад, а танкистов Рыбалко на юг, захват городов в глубоком тылу противника, овладение с ходу вражескими оборонительными рубежами, рейды по тылам неприятеля – все это было характерным для его руководства танковыми и механизированными войсками» [2] [Драгунский Д.Л. Годы в броне. М.: Воениздат, 1973. С.256.].

По замыслу и эффективному исполнению одна только эта операция принесла бы любому полководцу всемирную славу. И.С. Конев был мастером окружения и разгрома крупных группировок противника. Тех самых знаменитых «русских клещей», которых так боялись гитлеровские генералы. Об этом свидетельствуют окружение и уничтожение в короткие сроки корсунь-шевченковской и бродской группировок противника, гарнизона Бреслау, разгром крупной франкфуртско-губенской группировки и на заключительном этапе войны – пражской группировки противника.

Маршал Конев и войска 1-го Украинского фронта сыграли значительную роль в Берлинской операции и овладении Берлином. 1-му Украинскому фронту была поставлена задача разгромить группировку противника в районе Котбуса и южнее Берлина и содействовать войскам 1-го Белорусского фронта в овладении Берлином. Как известно, при утверждении решений Сталин снял разграничительную линию между фронтами на городе Люббен. Это создавало возможность 1-му Украинскому фронту стремительными и маневренными действия войск создать выгодные условия для удара с юга на Берлин.

17 апреля, на второй день Берлинской операции, когда прорыв гитлеровской обороны войсками 1-го Белорусского фронта проходил трудно, и их продвижение на Зееловских высотах замедлилось, Ставка дала Коневу указание танковыми армиями нанести удар по Берлину с юга, которое тот воспринял с нескрываемой радостью. Им немедленно были поставлены задачи: 3-й гвардейской танковой армии в ночь на 21 апреля ворваться в Берлин с юга, 4-й танковой – овладеть Потсдамом и юго-западной частью Берлина.

Танковые армии, совершив поворот, стремительно развивали наступление.

20 апреля войска 1-го Белорусского фронта вышли к столице «третьего рейха». В тот же вечер – 20 апреля в 19.40 Конев направляет шифротелеграмму:

«Рыбалко, Лелюшенко. Лично.

Войска маршала Жукова в 10 км от восточной окраины Берлина. Приказываю обязательно сегодня ночью ворваться в Берлин первыми»[3] [ЦАМО РФ, ф.236, оп.2712, д.359, л.36.].

Честолюбив Конев – этого нельзя отрицать!

Танковые армии были усилены артиллерийским корпусом, артдивизией, зенитно-артиллерийской дивизией и истребительным авиационным корпусом. Однако соединения 3-й гвардейской танковой армии из-за сильного сопротивления противника не смогли с ходу форсировать Тельтов-канал. Конев принимает решение с утра 24 апреля провести мощную артиллерийскую подготовку. На 4,5-километровом участке были сосредоточены около трех тысяч орудий и минометов (650 стволов на 1 км фронта).

После артподготовки корпуса 3-й гвардейской танковой армии все же форсировали канал, прорвали внутренний оборонительный рубеж и ворвались в Берлин. Прибывшую 28-ю армию Конев ввел в сражение для наращивания удара по городу с юга.

В ходе операции войска фронта совместно с войсками 1-го Белорусского фронта окружили и уничтожили основные силы 9-й армии и 4-й танковой армии противника в районе Франкфурт-Губена, не дав им возможности отойти и занять оборону в Берлине, 25 апреля они завершили окружение берлинской группировки. В тот же день войска 1-го Украинского фронта (5-я гвардейская армия) вышли к Эльбе и в районе Торгау соединились с американскими войсками.

На завершающем этапе войны И.С. Конев блестяще провел Пражскую операцию, в которой войска 1-го Украинского фронта сыграли решающую роль.

Маршал сумел оперативно провести крупную перегруппировку войск, повернуть основные силы фронта – две танковые и три общевойсковые армии – на юг. 10 танковых корпусов (1600 танков) устремились к Праге.

Войска фронта овладели Дрезденом, догнали немецкие дивизии на дорогах в чешских рудных горах, с ходу их атаковали, захватили перевалы, продвигаясь с боями, за трое суток прошли 150-200 км, достигли Праги и оказали помощь восставшим.

Утром 9 мая Прага была освобождена. В тот день 1-й Украинский фронт юго-западнее Праги соединился с войсками 2-го Украинского фронта, подвижные группы 4-го Украинского фронта 9- 10 мая вошли в Прагу с востока.

Войска фельдмаршала Шернера оказались отрезанными. Ожесточенные бои по их разгрому продолжались до 11 мая. В ходе Пражской операции были взяты в плен 860 тыс. солдат и офицеров и 60 генералов.

Как видим, с именем маршала И.С. Конева связаны крупные победы над немецко-фашистскими войсками в годы Великой Отечественной войны. Фактически всю войну он провел во главе фронтов. Из 46 военных месяцев 43 он занимал должность командующего. Командовал Западным, Калининским, Северо-Западным, Степным, 2-м и 1-м Украинскими фронтами, которые участвовали в Московской и Курской битвах, форсировании Днепра, освобождении многих городов и областей Украины, Польши, Чехословакии и Германии. Они сыграли важную роль в Белгородско-Харьковской, Уманско-Ботошанской, Корсунь-Шевченковской, Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской, Берлинской и Пражской операциях.

Наступательные операции, которыми руководил И.С. Конев, отличались большим размахом, маневренностью, решительностью и участием крупных масс войск и огромного количества боевой техники.

1-й Украинский фронт, которым командовал Иван Степанович, был одним из самых крупных объединений в годы войны. Он имел в своем составе 10-12 армий, в том числе 2-3 танковые, их общая численность достигала 1 млн. человек, 15-17 тыс. орудий и минометов, 2500-3000 танков, 2500-3300 самолетов.

На посту командующего фронтом И.С. Конев блестяще проявил свои знания, полученный опыт, высокие организаторские способности, умение мыслить стратегически. Он особенно тщательно изучал противостоящего противника, его группировку, систему обороны и возможный характер действий. Выбор направления главного удара Конев считал основой своего решения на предстоявшую операцию. На нем он создавал значительное превосходство в силах и средствах (плотность достигала 200-220 орудий и минометов, а в Берлине – до 600 стволов, и 50-60 танков на 1 км).

Разрабатывавшиеся и проводившиеся им операции отличались новизной, в них применялись разнообразные формы и приемы. Конев обладал развитой интуицией, способностью выбирать оптимальное решение и наиболее эффективные способы действий, умело сочетать мощь артиллерии с быстротой, натиском и внезапностью ударов.

Наступление войск фронта обычно начиналось с нанесения ударов артиллерии и авиации, пехота и танки после мощной артиллерийской и авиационной подготовки взламывали оборону противника.

Совершив прорыв обороны даже на узком участке, Конев смело вводил танковые корпуса и армии для развития наступления с нанесением глубоких рассекающих ударов. При необходимости он быстро проводил перегруппировку войск, переносил усилия фронта на решающие направления, используя в первую очередь танковые войска.

Конев постоянно стремился путем широкого маневра и ударов по наиболее уязвимым местам врага добиться обхода, окружения и уничтожения основных группировок противника, вынудить их покинуть оборонительные рубежи, города и районы и вести сражение в невыгодных для противника условиях. Он умело использовал авиацию для нанесения массированных ударов при развитии наступления.

Выделялся Конев не только организаторскими способностями, но и высокой требовательностью и твердостью при проведении принятых решений. Вместе с тем был внимателен к предложениям подчиненных командиров. Он не совсем обычно ставил боевые задачи. Мне довелось присутствовать при постановке маршалом Коневым задачи командиру Особого корпуса генералу Лащенко

2 ноября 1956 года в Венгрии. Сначала маршал потребовал доложить состояние дивизий и особенности предыдущих боевых действий в Будапеште. Затем спросил об обстановке и силах повстанцев,

О количестве венгерских частей в городе и их возможном сопротивлении. По этим вопросам пришлось докладывать мне. Маршал внимательно выслушал, потом спросил генерала Лащенко, в какие сроки он сможет разгромить повстанцев и чем требуется усилить корпус. После этого поставил задачу: разгромить вооруженные отряды и восстановить общественный порядок в Будапеште в короткие сроки – в течение трех – четырех суток. Начало действий – с утра 4 ноября.

Характерной для Конева была тщательная подготовка операций. Он стремился по возможности работать по организации боевых действий непосредственно на местности, хотел видеть поле боя своими глазами и требовал этого от всех подчиненных.

В одном из своих приказов он отмечал, что командиры должны быть в боевых порядках войск, ближе к бойцам. Это придает им уверенности, поднимает доверие к командирам, усиливает наступательный порыв.

С началом наступления И.С. Конев с небольшой оперативной группой и средствами связи обычно находился в боевых порядках передовых соединений, выполнявших важные задачи, что позволяло ему постоянно ощущать дыхание боя, лично влиять на войска и оперативно реагировать на изменения обстановки. В сложной ситуации он сохранял выдержку, самообладание, проявлял высокую требовательность.

Как известно, в сентябре 1944 года он отстранил от должности командира чехословацкого корпуса генерала Я. Кратохвила и назначил вместо него генерала Л. Свободу (что являлось прерогативой союзных стран).

Следует отметить, что в годы войны потери войск фронтов, которыми командовал Конев, нередко были большими. Так, в Ржевско-Вяземской операции 1942 года Калининский фронт потерял 341 тыс. человек, из них убитыми – 123 тыс. Во Львовско-Сандомирской операции потери войск 1-го Украинского фронта составили 289296 человек, из них безвозвратные – 65 тыс. Велики были потери и в Берлинской операции. Но не стоит забывать и о том, что сражаться приходилось с сильным противником. И не обладай Конев талантом стратега, потери его войск, вероятно, были бы еще большими.

Маршал Конев достиг полководческой славы, но всегда понимал, кому ей обязан, и с огромным уважением относился к солдату. «Победа досталась нам нелегко, – писал он. – Враг был силен и коварен. Тем больше славы достоин советский солдат – чудо-богатырь. Ему мы обязаны нашей Победой... Слава советского солдата, его подвиг в боях за Родину бессмертны!»[4] [Конев И.С. Указ. соч. С.351, 352.]

Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин на заключительном этапе войны особенно ценил Конева, считался с его мнением. Видимо, поэтому он чаще других командующих фронтами вызывал его в Ставку – 28 раз. И тот нередко отстаивал свое мнение перед Верховным.

Подчиненные Конева также высоко оценивали своего командующего. «Я счастлив, что, начиная с середины 1943 года и до конца Великой Отечественной войны, почти непрерывно находился под руководством этого замечательного полководца, – писал командующий 5-й гвардейской армией генерал-полковник А.С. Жадов. – Все мы, командующие армиями, учились у него умению решать самые сложные вопросы организации и ведения боевых действий, умению побеждать малой кровью» [5] [Жадов А.С. Четыре года войны. М.: Воениздат, 1972. С.268. ].

В послевоенные годы маршал И.С. Конев много сделал для усиления Советских Вооруженных Сил и укрепления могущества нашей Родины. Командуя войсками Прикарпатского военного округа, Группы советских войск в Германии, на постах главнокомандующего Сухопутными войсками, главкома Объединенных вооруженных сил государств – участников Варшавского Договора и первого заместителя министра обороны СССР он использовал свой богатый опыт в подготовке Вооруженных Сил и творческой разработке новых проблем военного искусства в связи с появлением ракетно-ядерного оружия.

Военные заслуги И.С. Конева были отмечены двумя Золотыми Звездами Героя Советского Союза, высшим военным орденом «Победа», семью орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, тремя орденами Красного Знамени, двумя орденами Суворова I степени, двумя орденами Кутузова I степени, орденом Красной Звезды и многими медалями.

Жизнь и полководческая деятельность И.С. Конева останутся в памяти народа и Вооруженных Сил примером самоотверженного служения Отечеству.

Умер маршал И.С. Конев в 1973 году.