на главную | назад

Е. П. Бугрий
Лексические и фразеологические диалектизмы 
в прозе В. Белова (способы семантизации): 
Автореф. дис. на соик. учен. степени канд. филол. наук: Специальность 10.02.01 - рус. яз. / ЛГУ им. А.А.Жданова. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1986. - 18 с.

 

Работа выполнена на кафедре русского языка Ленинградского ордена Трудового Красного Знамени государственного университета имени А. А. Жданова.

Научный руководитель — доктор филологических наук профессор В. М. Мокиенко.

Официальные оппоненты — доктор филологических наук профессор Ф. П. Сороколетов, кандидат филологических наук доцент и. С. Иванова.

Ведущая организация — Псковский государственный педагогический институт.

Защита состоится « » _____________ 198_ г. в ______ час. на заседании Специализированного Совета К.063.57.34 по присуждению ученой степени кандидата наук в Ленинградском государственном университете имени А. А. Жданова по адресу: 199164, Ленинград, Университетская наб., II.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке имени А. М. Горького Ленинградского государственного университета.

Автореферат разослан « » __________ 198_ г.


Учены секретарь Совета доктор филологических наук О. А. Черепанова

Проза В. Белова, представляя собой значительное и самобытное явление в советской литературе последних лет, отражает общие тенденции развития «деревенской» прозы. В произведениях В. Белова на деревенскую тему присутствует подлинный интерес к повседневному бытию человека, что позволяет писателю передать ощущение слитности героев со всей окружающей их жизнью. Знание реалий крестьянского быта сопровождается у писателя, выходца из Вологодской области, умением характеризовать их с помощью народных речевых средств.
В творчестве В. Белова, как и в произведениях 70-х годов Ф. Абрамова, В. Астафьева, В. Распутина, народное слово становится не только средством, но и предметом изображения. «Новая волна» произведений о деревне обусловила появление стиля, главной особенностью которого стало ведущее положение голоса героя в языковой ткани произведения. Диалектизмы, традиционно употреблявшиеся в произведениях на деревенскую тему в речевых характеристиках героев и для создания «местного колорита», благодаря ведущему положению голоса героя широко проникают в авторское повествование в качестве элементов несобственно-авторского повествования или несобственно-прямой речи героев. Органичное соединение в языке художественной прозы литературной речи с внелитературными средствами становится одним из стилеобразующих факторов современной «деревенской» прозы.
Насыщенность языка произведений о деревне 70-х годов диалектизмами и другими внелитературными элементами, затрудняющими иногда понимание смысла произведения, становится предметом дискуссии.
Актуальность исследования в этой связи обусловлена стилевыми особенностями современной «деревенской» прозы, в частности прозы В. Белова, преобразующей традиционные стилистические средства в соответствии с идейно-содержательной направленностью конкретного произведения.
Целью исследования является анализ тех особенностей введения и существования диалектизмов в языке современной художественной прозы, которые обеспечивают реализацию их семантико-стилистических возможностей для решения художественных задач конкретного произведения.
На защиту в диссертационном исследовании выносится положение о том, что в произведениях на деревенскую тему В. Белова степень семантической прозрачности и стилистической целесообразности диалектизмов определяется содержательной значимостью их в контексте и обеспечивается соответствующими приемами введения диалектизмов в текст.
Для осуществления цели исследования и доказательства рабочей гипотезы предполагается решение следующих задач:
1. Определение места диалектизмов в семантико-стилистической системе произведений В. Белова.
2. Выявление стилистической специфики диалектизмов при реализации их номинативной и экспрессивной функции в контексте.
3. Разграничение способов семантизации при цитатном и нормативном использовании диалектизмов в прозе В. Белова.
4. Определение некоторых факторов формирования авторской интегральной нормы в произведениях В. Белова.
Объектом исследования являются лексические и фразеологические диалектизмы, употребляемые в прозе В. Белова.
материалом диссертационного исследования послужили художественные произведения В. Белова на деревенскую тему, опубликованные с 1968 по 1983 год (всего 60 наименований), в которых была произведена сплошная выборка диалектизмов. Всего было рассмотрено 1311 употреблений 885 слов и выражений (соответственно 774 и 111).
Основным методом исследования является описательно-сопоставительный метод, выражающийся в сопоставлении реализуемых в контексте семантико-стилистических свойств диалектизмов в различных произведениях В. Белова с лексикографическими данными, подтверждающими правильность понимания их смысла и экспрессии на основании анализа с точки зрения адресата текста. Контекстуальное функционирование диалектизмов исследуется путем анализа таких факторов, как распространенность диалектизма в литературном языке, ассоциативные связи с общеизвестными словами, стилистические свойства диалектизма и его коммуникативная функция.
Новизна исследования состоит в подходе к языковым особенностям «деревенской» прозы В. Белова с точки зрения адресата текста и анализа путей формирования авторской интегральной нормы произведения как категории языка художественной литературы.
Практическая значимость работы. Материалы и выводы диссертационного исследования могут быть использованы в преподавании курса стилистики современного русского языка, лингвистического анализа текста, при чтении спецкурсов и проведении спецсеминаров по изучению языка писателя, при составлении словарей современного русского литературного языка, комментировании художественных текстов в учебных и научных целях.
Апробация работы. Материалы диссертации докладывались на научно-практической конференции в Университете дружбы народов им. П. Лумумбы (1980 г.), на научных конференциях ленинградского университета (1981 г.), Воронежского лесотехнического института (1983 г.), ЛИТЛП им. С. М. Кирова (1983 г.)
Объем и структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав и выводов. К диссертации прилагается список цитируемых произведений В. Белова, указатель диалектизмов и библиография.


Содержание работы

Во введении формулируются цели и задачи исследования, рассматривается ряд история вопроса, дается теоретическая разработка основных положений исследования и рабочие определения используемых понятий.
Под диалектизмом понимается слово или выражение, закрепившееся в сознании носителей литературного языка как областное, территориально ограниченное и отмечаемое словарями литературного языка пометой «обл». и «обл. и прост» или фиксируемое лишь областными словарями, которое используется в языке художественной литературы как стилистическое средство. Данное определение сформулировано на основании определений диалектизма Ф. П. Филиным (1961) и Е. Ф. Петрищевой (1984).
Высказываемые в ходе дискуссии о языке художественной литературы 70-х годов мнение о «деревенской» прозе как своеобразном «лексическом» музее (В. Гусев), данные эксперимента, проводимого в Московском полиграфическом институте, подтвердившие предположение о непонятности смысла значительного числа диалектизмов для читателей (В. И. Свинцов), доказывают необходимость анализа тех типов диалектизмов, семантика которых может быть неизвестна адресату текста. Это обуславливает рассмотрение в диссертационном исследовании следующих типов диалектизмов:
1. Собственно-словарные диалектизмы: а) корневая морфема которых неизвестна в литературном языке — СГУЗАТЬ, ЛОШНИК, ГИГЛИ; б) корневая морфема которых известна в литературном языке, но аффисальное оформление характерно для диалекта — ЛОГА, СЛАВУТНИК, ПОСКОТИНА.
2. Семантические диалектизмы — ЛАБАЗ — в значении ‘деревянный помост, устраиваемый охотниками на деревьях’; ТОСКОВАТЬ — в значении ‘болеть’.
3. Фразеологические диалектизмы: а) отмеченные в словарях как диалектные — ДОЖИТЬ ДО ТЮКИ, ВЧЕРА ДО ОБЕДА; б) устойчивые сочетания, неизвестные в русском языке и неотмеченные в диалектных словарях, но используемые в произведениях В. Белова как элементы народной речи — БУДТО ШТИ ПРОДИТЬ, ДА ПОПАСТЬ В НЕПРОМОКАЕМУЮ; в) ДИАЛЕКТНЫЕ ВАРИАНТЫ общеизвестных фразеологических единиц — ПАЛЕЦ О ПАЛЕЦ НЕ КОЛОНУТЬ.
Анализ употребления диалектизмов в произведениях В. Белова направлен на то, чтобы, определив каким образом внелитературный элемент реализует свой смысл и экспрессию, доказать мотивированность его использования в художественном тексте. Отправной точкой такого анализа становится позиция адресата текста, воспринимающего художественный текст во всей совокупности его уровней. В основе анализа лежат принципы стилистики адресата текста или получателя речи (стилистика восприятия у Ю. С. Степанова, стилистика декодирования у И. В. Арнольд), которая своей целью ставит раскрытие семантических и стилистических потенций, заложенных в тексте его отправителем.
В диссертации обосновываются различия в использовании диалектизмов в речевых характеристиках героев и в авторском повествовании. Если для речевых характеристик героев использование внелитературных средств — естественная реализация их характерологической функции, то в авторском повествовании введение внелитературных средств, цитатное или нормативное, сопровождается специфическими приемами, обуславливающими вхождение или невхождение диалектизмов в авторскую интегральную норму произведения.
В реферируемом исследовании предлагается дифференцировать уровни анализа языкового материала: 1) внешний, на котором нормативность или ненормативность, характерологичность, оценивается с точки зрения нормы современного русского литературного языка; 2) внутренний, когда нормативность рассматривается с точки зрения внутренней организации языковых средств произведения, которая может быть условно названа авторской интегральной нормой.
Термин «авторская интегральная норма» применяется по аналогии с лингвистическим термином «интегральный метод» — метод целостного анализа. Авторская интегральная норма — это способ выражения авторского повествования, включающего разнородные по стилистической окраске компоненты. Введение понятия авторской интегральной нормы позволяет определить различие в употреблении диалектизмов в авторском повествовании: нормативное употребление характеризуется тем, что оно не является открытой манифестацией «чужой» речи в контексте, в то время как цитатное употребление, наоборот, подчеркивает наличие «чужой» речи в авторском повествовании. По отношению же к норме современного литературного языка оба разряда диалектизмов выступают как ненормативные средства.
Принимая во внимание различия между цитатным и нормативным использованием диалектизмов, в исследовании устанавливается, что каждому способу употребления соответствуют определенные приемы введения и семантизации внелитературных средств, которые обуславливают пути формирования авторской интегральной нормы в произведениях В. Белова.
В работе отмечается принципиально качественное различие между внелитературными словами, являющимися «смысловыми вехами» текста, по определению А. Н. Соколова, и теми, которые не выступают в качестве опорных при определении смысла текста, а несут лишь «детализирующую информацию» (З. И. Клычникова). Поскольку качественное различие подобных внелитературных элементов лежит в плане содержания, то роль диалектизма в определении смысла контекста обозначается как содержательная значимость диалектизма. Чем выше содержательная значимость диалектизма в контексте, тем, выше требования к его семантической прозрачности.
Восприятие семантико-стилистических свойств диалектизма зависит от коммуникативной функции его в контексте. В реферируемом исследовании диалектизмы рассматриваются в двух основных функциях: нормативной и экспрессивной. Необходимость этой дифференциации обусловлена задачами исследования: поскольку диалектизм в нормативной функции непосредственно связан с денотатом, то неясность его семантики может привести к непониманию смысла текста. В случае употребления диалектизма в экспрессивной функции непонимание смысла диалектизма приводит к непониманию адресатом текста лишь дополнительной, непредметной информации, отсутствие которой не влияет на смысл контекста в целом.
Первая глава посвящена стилистическим функциям лексических и фразеологических диалектизмов при контекстуальном способе семантизации.
Под контекстуальной семантизацией подразумевается выявление смысла непонятного адресату текста диалектизма с помощью лексических средств контекста. Этот способ семантизации реализуется посредством нескольких приемов: пояснения смысла диалектизмов в тексте, толкование с помощью общеизвестных синонимов, семантизации с помощью контекстного окружения.
При семантизации с помощью пояснения в тексте в произведениях В Белова преследуются две цели: 1) раскрытие смысла диалектизма посредством общеупотребительных средств; 2) указание на употребление, отличающееся от общепринятого, с помощью внелитературных средств.
Установлено, что раскрытие смысла диалектизма с помощью семантического определения одновременно указывает на «первичную» экспрессивность диалектизма, обусловленную выявлением функционально-стилистической окраски при цитатном употреблении: «Губники, то есть пироги с прошлогодними рыжиками, отнюдь меня не разочаровали» (Письмо, 114).
Наиболее выпукло проявляется экспрессивность и цитатность при указании на местное словоупотребление: «Шибановцы городили лесной огород, по-здешнему осек, опоясывая поскотину и отделяя ее от хлебных полей» (Кануны, 162).
Цитатный характер диалектизмов при пояснении в тексте обусловлен наличием стилистической маркированности, которая возникает при выделении «чужих» слов в авторском повествовании с помощью вводных конструкций типа ТО ЕСТЬ, ПО-ЗДЕШНЕМУ и т. д. Иногда маркированность обозначается кавычками.
При семантизации с помощью общеизвестных синонимов стилистическая маркированность внелитературных средств менее заметна, чем при пояснении в тексте, однако, нельзя говорить и о полном ее отсутствии, поскольку наличие общеупотребительных синонимов диалектизмов в авторском повествовании представляет собой стилистический сигнал, который указывает на возможность двух способов выражения: «Схватил какого-то усташинского парня с колом. Парень задрыгал ногами и выронил уразину» (Кануны, 236). Ср. УРАЗИНА — ‘орясина, палка, дубина’ (Даль, 4, 507).
Сопоставление синонимов по экспрессивности, неизбежное при наличии в контексте синонимической пары, компоненты которой имеют различную функционально-стилистическую окраску, используются и в речевых характеристиках героев, обеспечивая одновременно семантическую ясность диалектизма: «Когда же тебе и языком трепать напостылет. Всю-то жизнь барахвостишь!» (Тиша да Гриша, 118). Ср. БАРАХВОСТИТЬ — ‘врать, говорить вздор, небылицы’ (СРНГ, 2, 108).
Значительное место в первой главе отводится наиболее актуальному из приемов контекстуальной семантизации — толкование с помощью контекстного окружения. Анализ семантики диалектизма базируется на рассмотрении его во взаимодействии с тем лексическим и фразеологическим окружением, которое синтагматически включает диалектизм как компонент целостной структуры.
При анализе семантико-стилистических свойств диалектизма в контексте учитывается его содержательная значимость, в зависимости от которой анализ семантики диалектизма проводится на уровне предложения — узкого контекста или на уровне содержания всего произведения — широкого контекста. Кроме того, смысл диалектизма в содержании контекста непосредственно связан с тематической сферой применения диалектизма, что обусловливает необходимость вспомогательной тематической классификации лексических диалектизмов, семантизируемых с помощью контекстного окружения.
По тематическому признаку выделяются две основные группы диалектизмов: 1) диалектизмы, связанные с сельским трудом; 2) Диалектизмы, характеризующие человека, его поведение и образ жизни.
Лексические диалектизмы, связанные с сельским трудом и употребляемые, как правило, в номинативной функции, обозначают трудовые действия, объекты этих действий и обладают высокой содержательной значимостью в узком контексте, на уровне которого раскрывается их смысл.
Правильность контекстуальной догадки о значении диалектизма, подтверждаемая его словарным толкование, основывается на тематическом соответствии контекстов и диалектизмов в них, когда опора на смысл контекста оказывается решающей для понимания значения отдельных компонентов: «Целая гора снопов уже была накидана бабкой, а Марья и Таня, подолгу не разгибаясь, продолжали все дальше и дальше. — Ну, этот лядок прихитим да и посидим. (...) — Лядок за лядком весь Митрошин отруб очищен был ото льна» (Деревня Бердяйка, 46). Ср. ЛЯДОК — ‘участок, отрезок пашни (засеянный рожью, льдом и т. п.)’ (СРНГ, 17, 268); ПРИХЕТАТЬ — ‘приубрать’ (Даль, 3, 456).
Отсутствие формальных признаков ввода «чужой» речи и использование диалектизмов в тех же стилистических функциях, что и общеизвестные слова, определяет нормативность диалектизмов этой группы в авторском повествовании. В исследовании устанавливается, что семантизируемые с помощью контекстного окружения номинативные диалектизмы входят в авторскую интегральную норму произведения.
Для тематической группы, связанной с характеристикой человека, его поведения и образа жизни, характерно разделение на номинативную и экспрессивную лексику.
Анализ номинативных диалектизмов позволяет сделать вывод о нормативном использовании их в авторском повествовании.
Контекстуальное толкование экспрессивных диалектизмов этой тематической группы в речевых характеристиках героев чаще всего базируется на широком контексте. При этом большую роль приобретает внутренняя форма диалектизма, которая способствует выявлению его смысла: «От одиночества он не знал, что делать, обстриг у кота усы, и от этого Кустик перестал ловить мышей, к тому же потерялись ножницы. — Ну и сатюк! — сказал тогда дедушка. — И в кого ты уродился такой сатюк?» (Вовка-сатюк, 76).
При низкой содержательной значимости смысл оценочного диалектизма САТЮК не влияет на восприятие контекста в целом. Контекст, несмотря на непрозрачность внутренней формы, обусловливает выявление эмоционально-экспрессивной окраски диалектизма, которая определяет мотивированность его употребления в прямой речи героя.
Для экспрессивных лексических диалектизмов этой группы закономерно контекстуальное выявление характера оценки и эмоциональной окраски. Неизвестность точного значения диалектизмов этой группы не влияет на восприятие контекста благодаря низкой содержательной значимости внелитературных экспрессивных средств.
При анализе употребляющихся обычно в прямой речи героев фразеологических диалектизмов рассматриваются факторы, влияющие на понимание смысла фразеологической единицы (ФЕ) в тексте: компонентный состав, обуславливающий мотивировку значения, и наличие или отсутствие образного стержня.
При введении образных диалектных ФЕ с прозрачной внутренней формой с помощью контекста находит подтверждение мотивировка актуального значения ФЕ: «Я им не дурак по одной половице ходить, пусть другого поищут. На что чай, и то по мерке заваривают. А я слободу над собой люблю» (Деревня Бердяйка, 8). Ср. ХОДИТЬ ПО ОДНОЙ ПОЛОВИЦЕ — ‘быть в повиновении, подчинении’ (ФСРГС, 213).
При введении безобразных фразеологических диалектизмов их смысл и экспрессия могут быть выявлены только из контекста: «Федуленкова родня тоже из-за стола встает. Я вижу, что попал в непромокаемую, раз — наган из кармана. — А ну, — говорю, — подходи, кому жизнь надоела. Пришибу, не сходя с этого места» (Плотницкие рассказы, 304). Образность ФЕ ПОПАСТЬ В НЕПРОМОКАЕМУЮ утрачена, актуальное значение и функционально-стилистическая окраска могут быть установлены только на основании контекста.
Более яркая функционально-стилистическая экспрессия характерна для фразеологических диалектизмов, в составе которых имеется диалектный компонент, как, например, ДОЖИТЬ ДО ТЮКИ: «...Бывало, доживет до тюки: кусать совсем нечего. Ну и пошел денег занимать» (Плотницкие рассказы, 267). Наличие диалектного компонента, лишая ФЕ образного стержня, не мешает его пониманию в контексте благодаря опорному положению глагольного компонента и контекстуальному окружению.
Наиболее экспрессивны в художественны в художественном тексте диалектные варианты общеизвестных ФЕ, например, ПАЛЕЦ О ПАЛЕЦ НЕ КОЛОНУТЬ, образность которых сохраняется благодаря прозрачности внутренней формы и обновляется благодаря наличию диалектного компонента.
Таким образом, в первой главе устанавливается, что цитатное использование диалектизмов обеспечивается с помощью появлений в тексте и путем введения общеизвестных синонимов. При семантизации с помощью контекстного окружения обеспечивается вхождение лексических и фразеологических диалектизмов в авторскую интегральную норму произведения.
Во второй главе рассматриваются те способы введения диалектизмов в художественный текст, при которых в контексте смысл внелитературных средств не раскрывается.
Внеконтекстным способом семантизации диалектизмов является толкование их через сноску. Использование подстрочного семантического определения смысла диалектизма, с одной стороны, является средством наиболее полного раскрытия значения диалектизма, поскольку устраняется опасность нарушения стилистического рисунка контекста. С другой стороны, семантизация через сноску является помехой при цельном восприятии художественного текста.
Анализируя характер сносок в произведениях В. Белова, можно прийти к выводу, что только для незначительной части их авторский характер не вызывает не вызывает сомнения. В большинстве случаев употребления сносок является результатом редакторской правки и носит нерегулярный характер.
Большая часть подстрочных толкований сопровождает лексические диалектизмы в речевых характеристиках персонажей. Использование сноски для семантизации диалектизма в номинативной функции представляется средством наиболее полного раскрытия смысла при сохранении стилистической ценности монологического высказывания, например: «Она (ворожея) на каменной плите лежит уже сорок годов и без пролежей, ховки сама показывала». Сноска: «Ховки — суставы» (Утром в субботу, 190). Однако подстрочный комментарий отвлекает внимание читателя от цельного восприятия художественного текста.
Недостаточно обоснованным следует признать введение сносок при наличии контекстуальной семантизации диалектизмов в несобственно-авторском повествовании: «На старой куровской подсеке Иван Африканович увидел давнишнюю кошенину. Срезанная трава лежала под ногами, выцветшая от многих дождей, промытая почти добела. (...) Сидел, ждал, и было сладко, больно, тревожно ждать. И никто не вышел. Шумел вокруг дремотный лесной гул, белела на пустовине сенокосная лога». Сноска: «Лога — скошенная, предназначенная на сено трава» (Привычное дело, 233). Толкование через сноску избыточно, что обусловлено, видимо, изолированным рассмотрением диалектизма вне контекста, что доказывает необходимость анализа диалектизмов только при внимательном прочтении текста.
Отдельно рассматриваются в диссертационном исследовании толкования через сноску в «Бухтинах вологодских», юмористическом произведении, написанном от лица деревенского балагура. Поскольку все повествование представляет собой монолог главного героя, то, согласно установленной нами закономерности, толкование смысла диалектизмов в случае необходимости осуществляется вне контекста в сносках. Однако для сносок «Бухтин вологодских» характерно сочетание семантического определения значения диалектизма с введением информации другого порядка, таков, например, комментарий к глаголу СГУЗАТЬ: «Сгузать — слово чисто вологодское, означающее понятие чисто человеческое. Сгузать — значит струсить, испугаться, побояться, немного отступить и т. д. В народе не видят в этом действии ничего зазорного или недостойного» (Бухтины, 186). Подчеркивание автором в сноске отсутствия негативной оценочности слова СГУЗАТЬ и указание на его «чисто вологодское» происхождение иллюстрирует авторскую позицию, которая не реализована в тексте произведения.
Во втором разделе второй главы рассматриваются диалектизмы, семантизация которых не осуществляется ни контекстными, ни внеконтекстными средствами.
В исследовании отмечается как сходство, так и различие лексических диалектизмов, семантизируемых с помощью контекстного окружения, и внелитературных средств, вводимых без семантизации. Сходство это, обусловленное отсутствием стилистической маркированности диалектизмов обоих разрядов как в речевых характеристиках героев, так и особенно в авторском повествовании, определяет нормативный характер лексических диалектизмов, вводимых без семантизации. Различие между этими двумя разрядами диалектизмов заключается в разном подходе к внелитературным средствам отправителя текста, что обусловлено свойствами диалектизмов и контекстуальными условиями их употребления: без семантизации вводятся как распространенные в литературном языке областные слова, не требующие разъяснения, так и узко локальные слова и выражения, низкая содержательная значимость которых не позволяет им влиять на смысл контекста.
Как и в первой главе диалектизма классифицируются по тематическому признаку с целью разграничения основных сфер использования и устранения общих закономерностей.
Для лексических диалектизмов, обозначающих явления природы и рельеф местности, характерна малая содержательная значимость при употреблении в номинативной функции. Так, в описаниях природы диалектизмы обозначают одну из деталей пейзажа, воспроизводимого с точки зрения героя произведения: «Лес дремал предвесенней глубокой дремой. Наезженный зимник вился по мелким яружкам, уходил все дальше, огибая невысокие сосняки. Тихо. Только кое-где стучали дятлы. Поскрипывала кожа упряжки, а иногда деловито фырчали кони» (Кануны, 85). Низкая частотность употребления диалектизмов в подобных контекстах (на 30 слов текста приходится 1 лексический диалектизм), где в качестве «смысловых вех» выступают общеизвестные слова, обусловливает достаточную полноту восприятия смысла текста без семантизации диалектизмов как в нейтральных, так и эмоционально окрашенных контекстах. нейтральность этих диалектизмов проявляется как «гипермаркированность», то есть потенциальная возможность разнообразного стилистического применения благодаря широте заложенных в них коннотаций (Т. Г. Винокур).
Если стилистические функции «природных» диалектизмов, употребляемых в авторском повествовании, обеспечивают вхождение их в авторскую интегральную норму произведения, то лексическим диалектизмам, характеризующим человека, его поведение и образ жизни, свойственно прежде всего использование в прямой речи персонажей в экспрессивной функции.
Характер оценки экспрессивных диалектизмов в значительной мере определяется эмоционально окрашенным контекстом: «Новый зять весь туалет заклеил картинками, и на картинках одни голые девки. Ей всегда стыдно глядеть на этих — чуть не в чем мать родила. Такие висят щепери» (Свидания по утрам, 96). Узко диалектное ЩЕПЕРИ от ЩЕПЕРИТЬСЯ — ‘топыриться, корячиться, расставлять руки, ноги’ (даль, 4, 655) благодаря контекстуальным стилистическим условиям — градации определений — воспринимается как негативная оценка, хотя смысл диалектизма остается неизвестным. Затемненность внутренней формы узко локальных экспрессивных диалектизмов не влияет на восприятие смысла контекста благодаря низкой содержательной значимости.
На основании анализа фразеологических диалектизмов, вводимых в тексте без семантизации, установлено, что большое значение приобретает учет наличия или отсутствия внутренней формы фразеологизма как единственного фактора, обеспечивающего мотивировку семантики ФЕ, реализуемой в контексте. Без опоры на контекстуальное толкование понимание смысла ФЕ, ее актуального и этимологического значения оказывается зависимым от восприятия семантических ресурсов, заложенных в самой ФЕ. Это вызывает необходимость дифференцированного рассмотрения фразеологических диалектизмов, не семантизируемых в тексте, в соответствии с характером компонентного состава, как это имело место при анализе диалектной фразеологии, семантизируемой в контексте.
Для образных ФЕ с общеизвестными компонентами в большинстве случаев характерна прозрачность внутренней формы и возможность выявления в контексте образного стержня. Таково выражение МОЯ МАЛИНА НЕ ОПАДЕТ: «По избе или всякие разговоры (...) — А ты, Миколай Миколаевич, когда жениться-то будешь? — Моя малина не опадет. — Ой, гляди, комиссар!..» (Кануны, 104).
Наиболее трудными для восприятия без контекстуальной семантизации следует считать фразеологические диалектизмы, содержащие непонятный адресату текста компонент, затрудняющий выявление внутренней формы ФЕ: «Свекор тоже не враз, да оттаял, зато потом не давал никому в обиду. Суров был старик, чего говорить. Грех вспоминать, пришла в дом, крутилась будто на сулее» (Свидания по утрам, 209). Неизвестность диалектного компонента делает ФЕ КРУТИТСЯ НА СУЛЕЕ безобразной, что снижает ее стилистический потенциал до «первичной», функционально-стилистической экспрессии.
В диссертационном исследовании отмечается различие между восприятием фразеологических диалектизмов, являющихся безобразными из-за наличия неизвестного диалектного компонента, и общеизвестных фразеологических сравнений типа ПОПАСТЬ СПРОСАК. Отсутствие мотивировки значения общеизвестного выражения не препятствует восприятию его как экспрессивного, благодаря традиционности употребления в русском языке. Эта традиционность восприятия отсутствует у диалектных фразеологизмов. Поэтому при ясности актуального значения диалектной ФЕ КРУТИТЬСЯ БУДТО НА СУЛЕЕ экспрессивность ее снижена.
В работе устанавливается, что безобразные фразеологические диалектизмы типа ЖДАЛИ, ЖДАЛИ, ДА ВСЕ И ЖДАНКИ ВЫШЛИ, междометные ФЕ типа НЕСИ ЛЕШИЙ, ПОНЕСИ ЛЕШИЙ, УНЕСИ ВОДЯНОЙ, не семантизируемые в контексте, не нуждаются в толковании благодаря компонентному составу, вызывающему ассоциации с общеизвестными словами и выражениями.
На основании анализа употребления в произведениях В. Белова фразеологических диалектизмов различного типа, вводимых без семантизации, в исследовании делаются выводы об экспрессивном характере их употребления с целью создания ярких речевых характеристик персонажей.
Введение лексических диалектизмов без семантизации, как и толкование их значения в сносках, рассматривается во второй главе как один из путей формирования авторской интегральной нормы произведения.

Выводы

Анализ с позиции адресата текста устанавливает двойственный характер восприятия диалектизмов в прозе В. Белова: 1) как функционально окрашенных стилистических средств в сопоставлении с общеизвестными; 2) как нормативных в рамках семантико-стилистической системы прозы В. Белова.
Ведущее положение голоса героя, характерное для современной советской прозы, в произведениях В. Белова реализуется с помощью введения диалектизмов в авторскую интегральную норму произведения.
Установлена взаимосвязь между стилистической ролью лексического или фразеологического диалектизма и ясность его семантики. Выбор способа семантизации диалектизма, осуществляемый автором как отправителем текста, обусловлен стилистическим эффектом от введения диалектизма, воспринимаемого читателем как адресатом текста.
Содержательная значимость диалектизмов определяет степень четкости семантизации диалектизма: она тем выше, чем более важную роль в содержании контекста играет диалектизм. Это определяет закономерность выбора способа семантизации диалектизмов: от четкого контекстного или внеконтекстного толкования содержательно значимых диалектизмов в номинативной функции до отсутствия семантизации у экспрессивных диалектизмов с низкой содержательной значимостью.
Исследование приемов семантизации лексических и фразеологических диалектизмов доказывает, что в прозе В. Белова подавляющее большинство диалектизмов благодаря их внутренним свойствам и условиям контекста не затрудняет восприятия текста его адресатом.
Установка на адресата художественного текста обеспечивает учет восприятия различных стилистических средств языка современной художественной прозы.
Изучение принципов семантизации диалектизмов в прозе В. Белова вносит вклад в решение проблемы развития языка художественной литературы.
По теме диссертации опубликованы следующие работы:
1. О фразеологии прозы В. Белова. — Русская речь, 1983, № 5, с. 33–35.
2. Пословицы как объект лингвострановедческого комментария (на материале прозы В. Белова). — Рукопись депонирована в ИНИОН АН СССР 3 мая 1983 г., № 12857.
3. Устойчивые сочетания как средство создания колорита эпохи в произведениях В. Белова. — Рукопись депонирована в ИНИОН АН СССР 3 мая 1983 г., № 12858.

ВЕСЬ БЕЛОВ